Вы здесь

Призрак Института - Зеркало нашей Науки

Главные вкладки

Вход в Институт. Фото П.Косенко

Свинцовое небо над Баренцевым морем, ураганные порывы ветра, сорванные крыши, полутемные комнаты с резким светом из щелей в заколоченных навсегда окнах. Люди уехали. Полулегендарный институт остался. Точнее, тень, можно сказать даже - призрак института.

 

Главный Вход в Институт. Фото В.Борисова

Старейшее учреждение Российской академии наук на Севере — Мурманский Морской Биологический институт. Проводит комплексные исследования северных (и не только) морей с 1935 года. В совсем небольшом институте, как в зеркале, отразилась судьба обычной повседневной советской науки. Не тех самых передовых направлений, где мы опережали весь мир - космических исследований, физики, ядерной энергии. Там, где не хватали мировых звёзд, но и не бездельничали, просто честно выполняли свою работу. Фундаментальная и прикладная биология, немного "военки". Как везде.

Среди сотрудников института ходили легенды, что это с него писался знаменитый "НИИЧАВО" из фантастической повести "Понедельник начинается в субботу" братьев Стругацких - тот так же был расположен на севере страны в небольшом городке. Жили и работали в тех местах люди полностью преданные науки, ехали на самый край света совершенно добровольно, не разделяя работу и жизнь. Как, в общем, в очень многих институтах СССР того времени. Очевидцы описывают «отношение к работе, как основному содержанию жизни». И как-то без всякой частной собственности.

Сотрудники института рассказывают: "Мы много работали, ходили в морские и береговые экспедиции, охотились, рыбачили. Огромную роль в нашей жизни играло общение. Телевидение там появилось только в 70-х.… От самого дальнего дома до института было 7 минут ходьбы. По ночам институт вновь оживал - народ заполнял лаборатории и, обалдев от непрерывного таращенья в микроскопы и бинокуляры, выходил в фойе рубиться в пинг-понг (настольный теннис)."

Точь-точь как в книге "понедельник начинался в субботу".

Корпуса Института. Фото П.Косенко

10 марта 1935 г. Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление об открытии Мурманской биологической станции. В 1958 году она была реорганизована в Мурманский Морской Биологический Институт. В самое первое лето, когда станция существовала лишь в виде эскизного проекта, уже начались первые научные работы - это было обычным для сталинского СССР. Также самолёты начилась собираться, когда ещё не был закончен цех - координация и оптимизация самых различных отраслей были непревзойдёнными. Уже в 1937 году биостанция имела 3 моторно-парусных бота для экспедиций.

Первый том «Трудов» станции был подготовлен к печати в 1939 г. В своих воспоминаниях П.В. Ушаков пишет: «Передо мной на столе лежит довольно объемистый первый том «Трудов Мурманской биологической станции»… с результатами научных исследований, выполненных в самом начальном периоде организации МБС, когда еще только начиналось строительство основных зданий самой станции.… Мне, откровенно говоря, сейчас не верится, как все это можно было выполнить за столь короткий период?..».

Станция, как и вся страна, стремительно росла на глазах. К 1939 году закончена постройка всех основных станционных помещений: научного корпуса, жилого дома, бани-прачечной, склада. Построен деревянный причал, проведен телефон.

 

Главная лестница на второй этаж. Огромная карта с отмеченным морским путем. Фото В.Борисова

Место, бухта Оскара в Дальне-Зеленецкой губе, идеально подходила для строительства станции. Рядом находится чистое озеро Промерное – нет проблем с пресной водой. Удобный для строительства берег. Для биолога здесь рай - никуда даже не надо путешествовать - обширный пляж, - каменистая и скалистая литораль, дающая богатый материал как для исследовательских работ, так и учебной практики студентов. От волн станцию ее защищет цепь островов, расположенных прямо при входе в губу.

Прямо рядом со станцией находятся несколько видов китов и тюленей, расположены районы миграции морских млекопитающих - нерп, тюленей, сивучей и др. Легко доступны, прямо под рукой находятся Белое и Баренцево моря. Рядом несколько архипелагов с огромными птичьими базарами.

Удивительная красота уникального подводного ландшафта бухты - подводные ущелья, горы, пещеры, отвесные стены обрывающихся на 40 м подводных террасс соседствуют с идеально ровным песчаным дном и зарослями морской капусты.

В институте проводились уникальные исследования арктической биосферы с целью освоения огромных богатств северных морей.

Арктика - это косяки рыб, ценнейшие промысловые морские животные - киты, котики, гигантские плантации ценных водорослей - морской капусты и др, крабы, креветки, моллюски и многое другое.

В институте разрабатывали оптимальные способы добычи морепродуктов, места вылова, рассчитывали нормы вылова в акватории арктики без ущерба для биосферы и выполняли множество другой работы. Звучит не очень завлекательно, но имеет колоссальную ценность. Кроме того, в СССР стали разрабатываться революционные проекты выдвижения цивилизации в океан - подводные дома, плантации водорослей и т.д.

Научное судно института. Это на нём ходили по Арктике и всему свету. Брошено из-за отсутствия финансирования. Восстановление невозможно.

При тоталитаризме всё это было делом государственной важности. Сейчас, при "эффективных менеджерах" - всё это теперь ненужно. Институт оказывался в этом, что называется, на "переднем крае". Но бойцов на передовой предали на уровне генштаба и верховного главнакомандующего. Вроде бы полагается писать это с заглавных букв, но не пишется.

В дальнейшем исследования стали охватывать моря всех широт.

 

Брошенные Лоции. Фото П.Косенко

Обратите внимание - номерное издание, то есть ДСП. Малакский пролив - интересы института далеко не ограничивались северными морями.

К 80-м годам станция в Дальних Зеленцах, по оценкам специалистов, становится лучшей морской биологической станцией СССР по оборудованию и научным возможностям. Институту принадлежат два больших судна, на них совершаются научно-исследовательские рейсы в Норвежское, Гренландское, Печорское, Карское море и так далее.

А еще здесь была лаборатория морских млекопитающих, где изучались возможности обученных тюленей в качестве помощников человека в море. Также проводились эксперименты по тренировке боевых морских млекопитающих - тюленей, котиков, морских львов и др. для выполнения заданий специального назначения. Вполне вероятно, что именно это послужило причиной столь ударного убийства института, но об этом чуть ниже.

 

Ураганными ветрами с крыши здания уже сорвало кровлю в нескольких местах. Фото В.Борисова

В 1989 году институт, возглавляемый академиком РАН Г. Г. Матишовым, внезапно переводят в Мурманск. Он сообщил сотрудникам, что с финансированием возникают проблемы, поддерживать инфрастуктуру посёлка денег нет, с больницей и школой возникают трудности (как будто в стране не было трудностей и было навалом денег в 1946 г, когда институт вернулся из эвакуации) - поэтому институт переезжает в Мурманск. Срочно. Немедленно. Отъезд походил даже не на эвакуацию - на бегство во время войны, когда бросают все. Сотрудники рассказывают, что на столах оставались недопитые чашки чая.

 

Внутри института. Фото В.Борисова

Крыша повреждена, стены и потолки быстро разрушаются из-за действия воды и перепадов температур.

Уничтожение института было проведено грамотно, можно сказать - по высшему разряду. В Дальних Зеленцах планировалось сохранить станцию - базу для экспериментальных работ. Так первые два года и было. Вывозить уникальные коллекции не стали, понадеявшись на то, что как им было обещано - основные исследования будут проводиться летом, а материалы и научные коллекции постепенно вывезут в Мурманск, а пока они останутся здесь, так пока нет места и надо всё организовать. Но с начала 90-х годов финансирование Дальних Зеленцов прекращается. Денег не было даже на дорогу до института, нищенская зарплата не выплачивалась месяцами. В результате все коллекции и научные материалы оказались брошены. В 1992 году за неуплату отрезают электричество, что равносильно уничтожению. Результат потерь больше, чем от войны с внезапной оккупацией и потери практически всех сотрудников - потому что там хоть есть надежда что-то восстановить. Здесь - нет никакой надежды.

 

Все материалы наблюдений просто брошены. Фото В.Борисова

Объемы проводимых научных исследований были огромными, лаборатории были даже в подсобных помещениях на чердаке.

Зеленцы были не просто прекрасной базой для научных исследований и студенческой практики. Долгое время они были единственной такой базой СССР.

Лаборатория на одном из последних этажей. Фото П.Косенко

С самого начала станция планировалась не только как место научной работы, но и как база студенческой практики. «Наш директор неподдельно, со всей страстью любил море… Не дав нам отдохнуть и опомниться /после приезда/, воспользовавшись тем, что было время отлива, когда обнажается литораль, он буквально потащил нас по скользким от водорослей камням в самую гущу обитателей литорали. Впервые мы увидели водоросли ламинарию, зостеру, фукусы, услышали "шипение" усоногих рачков — балянусов, закрывающих свои раковинки при приближении к ним. С интересом наблюдали мы за движением морских звезд, ежей, голотурий, морских моллюсков — гребешков и т.д. Естественно, впечатление от всего увиденного было сильное, но мне запомнилось еще большее впечатление от самого Владимира Васильевича. У него было такое неподдельное любопытство ко всему, что двигалось, шипело, извивалось перед нами, что мы не могли оставаться равнодушными: Владимир Васильевич с первой прогулки по литорали сумел "зажечь" нас желанием поскорее узнать этот удивительный мир литоральной флоры и фауны»

[3]

.

«Зажженные» директором, студенты и молодые сотрудники с головой погружались в прекрасно организованную научную жизнь станции, "

Тогда, в сталинские времена, сложился на станции образ жизни, под знаком которого она существовала до самого конца. Здесь выживали лишь те, кто были искренно влюблены в север, в его природу и свою науку. Для них Зеленцы – со всеми своими ветрами, штормами, полярной ночью и удаленностью от «Большой земли» оказывались раем.

Сюда приезжали городские студенты, изучавшие биологию по картинкам в книжке, и впервые видели настоящую тундру и настоящее северное море. Сюда, на край земли, приезжали зоологи, физиологи, эмбриологи и находили прекрасно оборудованные лаборатории, морские аквариальные, великолепную библиотеку, со старинными книгами (даже с рукописями учёных царского времени), и постоянно пополнявшуюся новыми, в том числе и иностранными поступлениями не хуже, чем академические и университетские библиотеки. Люди, способные оценить все это работали здесь годами и десятилетиями.

 

В этом домике забиралась вода для океанариума. Фото В.Борисова

 

Институтские подсобные постройки. Фото В.Борисова

 

Почти все комнаты здания заставлены столами с различными реактивами. Фото П.Косенко

 


Геологический Корпус

Советская наука, как впрочем, и вся советская система представляла собой единое интегральное целое. В этом секрет её фантастической эффективности. Например, биологическая станция использовалась и геологами, и географами, и физиками, и химиками, и многими другими. Ведь несравненно дешевле геологам и физикам с небольшими научными программами участвовать в экспедиции на биологическом судне, чем устраивать свою. Это не говоря уже о тесном междисциплинарном взаимодействии.

 

Заготовки для карт. Фото П.Косенко

Ежегодно на биостанции выполняли научные работы более 100 исследователей из разных институтов РАН и других учреждений.

Учёные в СССР, особенно сталинском - были престижнейшей профессией. Это сейчас учёный - синоним слова "убогий неудачник". А тогда младший научный сотрудник мог каждый год ездить на юг отдыхать и каждый вечер ужинать в ресторане. Профессора могли содержать прислугу. "Ужасы тоталитаризма" (С)

 

Материалы конференций, труды сотрудников и пр.

На базе института образовался настоящий маленький наукоград.

К 70-80-м годам суровый севреный быт сотрудников, практически перестает быть проблемой. Протянуты две линии ЛЭП и телефон, построена своя подстанция. Институтом построены дома для сотрудников с водоснабжением и центральным отоплением. Работает магазин, почта, пекарня, школа, детский сад. При институте есть детский сад и даже своя молочная ферма. На институте фактически «держится» весь поселок – подавляющее большинство местных жителей работают в гараже, на судах, лаборантами и так далее.

 

Лабораторные столы

"В этом потрясающем месте была небывалая концентрация интереснейших людей, т.к. из 450 жителей посёлка 259 работали в Институте…. Состав "научников" формировался главным образом из выпускников московского, ленинградского и новосибирского университетов. Всё это были преимущественно люди увлечённые наукой и Севером. Средний возраст обитателей посёлка, не считая детей, составлял 30-35 лет. Не самодостаточные там не выживали - спивались или уезжали досрочно. Но это случалось редко.»

[4]

.

Там работали настоящие фанатики науки, например, научный сотрудник Михайлов ставил опыты на себе: «Он изучал реакции воспалительного характера и восстановительные реакции - начало заболевания и борьбу организма. Он прошивал нитками собственный бок и потом делал срезы и воспалительные процессы прослеживал на себе самом… ».

 

Теперь это стало мусором.

 

Коридоры института

 

Образец Научной Коллекции

За десятилетия существования института была сформирована уникальная база гидробиологических и океанографических данных, собраны уникальные коллекции флоры и фауны арктических морей. Эти коллекции были лучшими в мире и буквально не имели цены. Теперь они уничтожены.

 

Биологический материал. Указана дата забора и координаты. Фото П.Косенко

 

"Тяга" (Химический шкаф с вытяжкой) для работы с летучими и опасными веществами

 

Мини-лаборатория

 

Химическая Лаборатория

 

 

Домик для забора воды в океанариум - даже в нём проводились научные работы. Фото В.Борисова

 

Биохимическая Лаборатория

 

Раскуроченная научная аппаратура - вытаскивали цветные металлы. Фото В.Борисова

 

Административная Комната Фото В.Борисова

 

Кабинет Замдиректора Института. Фото В.Борисова

 

Реактивы. Фото В.Борисова

 

Фотографии микроматериала Фото В.Борисова

Внешне неброские исследования могут привести к результатам, буквально переворачивающих мир. Примерно так были открыты, например, антибиотики.

Например, сейчас в развитых странах интенсивно изучают водных беспозвоночных для открытия механизма регенерации повреждённых тканей. Какое преимущество получит страна, первая открывшая это, наверное, не надо объяснять.

 

Разграбленная комната. Фото В.Борисова

В институте разграблено украдено практически всё, что было ценного. Даже батареи парового отопления украдены, чтобы сдать в металлолом).

 

Научные материалы, диссертации, дипломные работы, лабораторные журналы... Фото А.Попова

Огромный труд, огромные средства и всё это теперь никому не нужно.

 

Институт хоть и считается "законсервированным" - желающим проникнуть в него нет проблем. Фото В.Борисова

 

Сохранилось огромное количество оборудования. Фото В.Борисова

Сохранилось - это сильно сказано. Точнее, остатков оборудования - цветные металлы, которые было легко унести - вытащены.

 

Останки Научного Оборудования. Фото В.Борисова

 

Почти нетронутая институтская библиотека. Фото В.Борисова

 

Лаборатория. Фото А.Попова

 

Шкаф с реактивами. Фото А.Попова

Внизу - противогазные коробки, по правилам безопасности противогазы должны были быть в каждой лаборатории с опасными реактивами.

 

Убитый институтский посёлок

Сейчас в посёлке осталось около 15 человек, в основном, пожилые люди, которым некуда ехать. До ближайшего магазина при полуразрушенной военной части около 20 километров, но продукты завозят далеко не всегда. В дефиците даже хлеб. Странно, рынок, ведь как нас убеждали, "при рынке не бывает дефицита". Ближайший магазин с нормальным снабжением - в 40 км. И как ни странно, "невидимая рука рынка" ничего не смогла наладить.

 

Берег посёлка. Брошенная техника. Фото П.Косенко

 

Вид на убитый посёлок. Фото А.Попова

 

Мнение Бывших Сотрудников. Фото А.Попова

Рассказывают, что, уезжая оттуда, многие плакали, даже суровые мужчины-северяне. Плакали люди отнюдь не склонные к сантиментам и истерикам. Как будто оплакивали смерть родного человека. Казалось бы странно - край света. Крохотный поселок на самом берегу Баренцова моря, дальше которого – только Северный Ледовитый океан. В поселок, попасть куда можно только пароходом, и то - если шторм не помешает, а штормовых дней там 184 в году. Там три месяца - полярная ночь, в марте дуют ураганные ветра, а в июне идет снег. Но на протяжении многих десятилетий туда рвались жить и работать выпускники столичных университетов. Несколько поколений биологов – от тех, кому сейчас сорок, и до тех, кому за восемьдесят, – вспоминают Дальние Зеленцы как лучшее время своей жизни.

------

А теперь о вероятной причине столь спешного убийства института. Дело в том, что с 1984 биологи проводились исследования и вели практические тренировки морских млекопитающих для выполнения задач специального назначения по заданию ВМФ. Были разработаны и начали внедряться методики подготовки 10 видов морских млекопитающих из разных географических и климатических зон.

Тренированные животные успешно выполняли следующие задачи: обнаружение на мелководьях металлических предметов, в том числе малого размера (например, мин, средств вражеской технической разведки и др), охрана побережья, в том числе - контроль обстановки, то есть обнаружение подводных лодок, боевых пловцов и их нейтрализация, например, срыв с аквалангиста дыхательного аппарата и транспортировка его к берегу, минирование участков, помощь в спасении подводников и выполнении подводных работ и так далее. Всё это делалось в едином комлексе с системами технического наблюдения и компьютерного анализа информации, а также в тесном взаимодействии с человеком.

Морские млекопитающие обладают природной высокочувствительной гидролокацией, позволяющей им эффективно распознавать подводные цели в условиях естественных и искусственных шумов при сложной топографии дна. Электромагнитные, шумовые и вибрационные поля китов и тюленей малозаметны, что позволяет размещать на них высокочувствительную аппаратуру для передачи и получения информации, контролируемой судами, станциями наблюдения, вертолётами и спутниками. Команду животному можно также отдавать дистанционно, что резко увеличивает эффективность.

- В Дальних Зеленцах, - рассказывает академик Матишов, - животные были обучены и эффективно обнаруживали боевых пловцов (проводились учения экспериментальное учение). Когда адмирал Капитанец присутствовал на таком учении, то пловцы бежали от животных со страшной силой, прямо выскакивали из воды на берег. Потому что морские животные очень опасны - взрослый сивуч весом около тонны может запросто расправиться с человеком под водой.   

Морские животные оказываются важнейшим элементом охраны баз базирования подводных лодок.

В 1992 г. база была закрыта, не было средств не только на зарплату персоналу, но и на то, чтобы кормить и лечить животных. Учёные сделали невозможное - часть оставшегося персонала сумела получить какие-то крохи от академии наук и ещё откуда-то и океанариум с колоссальными потерями, но был переведён на базу Красные Камни, где удалось сохранить часть животных и продолжить тренировки. Сейчас эта Североморская военная база по подготовке морских млекопетающих на базе Мурманского морского биологического института – единственный в стране объект, где тренируют боевых животных. Но, в план госфинансирования и даже включения в план гособоронзаказа она всё равно не включена, несмотря на мольбы военных и учёных.

 Как-то во время визита в Мурманск научный океанариум посетил тогдашний "премьер-министр" России Михаил Касьянов ("Миша-два-процента") в сопровождении известного полярного исследователя Артура Чилингарова. Чилингаров бросил в воду часы. По команде тренера гренландский тюлень нырнул за ними.
Чуть более минуты потребовалось животному, чтобы на глубине 5 м в мутной воде найти и принести часы. Учёные и военные надеялись, что т.н. "правительство РФ" наконец, осознает, как это необходимо для России и возобновит финансирование программы и самого института. Напрасные надежды - там с самого начала прекрасно знали, что делают, они в курсе, что наука уничтожается под корень и они прилагают к этому процессу немалые усилия.

В то время, "вероятные друзья" и "союзники" по "антитеррористической коалиции" не теряют времени даром. Впервые морские животные были использованы в массовом масштабе во время войны во вьетнаме, показав очень высокую боевую эффективность. Ими было уничтожено несколько десятков северовьетнамских боевых пловцов. Были боевые дельфины и у нас - охраняли базу в Севастополе с конца 60-х годов. Но в использовании боевых животных в условиях Севера нам не было равных и ключевую роль в этом сыграли именно Дальние Зеленцы.
В начале 1980-х годов крупные базы боевых животных оборудовали на Гавайях, в Сан-Диего и Ки-Уэст. Десятки дельфинов и морских львов из специального подразделения ВМС США в тесном взаимодействии с частями специального назначения США активно участвовали в войнах 1991—2004 годов в Персидском заливе, успешно выполнив все поставленные боевые задачи.

Противопоставить им с нашей стороны особо нечего, но у воровской верхушки, называемой "правительством" совершенно другие заботы.

Несколько лет назад командующему Северным флотом адмиралу Вячеславу Попову продемонстрировали обнаруженный водолазами ОБПДСС на дне акватории одной из заполярных баз атомных подводных лодок якорь с оборванной цепью от подводной мини-субмарины с клеймом «Made in USA». Минилодка боевых пловцов США без проблем проникла на базу, но якорь застрял и она вынуждена была сбросить его.

Говорят, адмирал просто посерел. Он знал, профессиональный подводник, что это для нас означает - части морского спецназа ВМФ США беспрепятственно проникают на наши базы в разведывательных целях, а когда они придут с боевым заданием - все для нас будет поздно навсегда. В реальности противопоставить им нечего. С той поры на Северном флоте сменились уже несколько командующих. Флот загибается и дальше, если нет новых ракет, которых можно запускать подводных лодок, то уже не о боевых тюленях надо вести речь - им очень скоро будет просто нечего охранять.

Кстати, сотрудники ММБИ, разбежавшиеся от нищеты сейчас по всему миру передают советские методики в работы с морскими млекопитающими.

Есть серьёзные основания считать, что именно в этом - секрет столь спешного ударного уничтожения института.

По той же причине уничтожали систему "Скальпель", тактические неядерные ракеты и многое другое. По той же причине, что табуреткин сейчас добивает армию. А американцы всегда до икоты боялись нашего спецназа и подводного флота. А тут подвернулся шанс разом лишить его такого мощного оружия.

Кстати, рядом расположена, точнее - была расположена лучший центр подготовки подводников СССР, военно-морская база атомных подводных лодок - Гремиха, она же - Мурманск-140. Американцы называли её тогда «Осиным гнездом». В 1992 г. эта уникальная база в г. Островном уничтожается ударными темпами. Кстати, именно на ее защиту в первую очередь натаскивались боевые животные. Сейчас эта база - кладбище утилизируемых (уничтожаемых) подводных атомоходов.

К слову, аналогичный центр подготовки морских животных с 1980 года существовал на Дальнем Востоке, в Военном научно-исследовательском центре в бухте Витязь (морская база "Витязь"). Она была закрыта тогда же - в 1989 г. Так же внезапно, правда перед этим с 1986 г. ее преследовали очень странные регулярные пожары. Третий советский центр - в Крыму, прекратил свое существование после уничтожения СССР.

Там, где не смогли уничтожить войной - уничтожили руками предателей.

---

Совершенно аналогичная ситуация со всей отечественной наукой и обороной. Безвозвратно уничтожены сотни научных школ, сотни институтов существуют только на бумаге. Многие тысячи лабораторий закрыты н а ключ навсегда - все сотрудники умерли или покинули страну. Всего двадцать лет назад это была вторая научная держава мира. Перестройка начиналась с визга о том, что наука недофинансируется, что она неэффективна и виновен в этом социализм, но если всё ускорить и интенсифицировать, а потом перейти к "рыночной экономике" нас ждёт невиданный научный взлёт. Каков результат - можно посмотреть на примере института Морской Биологии, можно поговорить с учёными, можно взять статистические данные, можно посмотреть на результаты того, что производится у нас в стране в результате научной деятельности и сделать один и тот же вывод: сейчас ситуация с наукой в России уже не критическая - она предсмертная.

Количество учёных в стране сократилось в 3 раза и продолжает стремительно сокращаться. Затраты на одного учёного в России сейчас в 8 раз меньше чем в Южной Корее и в 12 раз ниже, чем в Германии. Даже обзор истории биологических станций СССР сделан на деньги фонда Макартуров. В России для этого не нашлось денег.

Эксперты оценивают нынешний научный потенциал России как сравнимый с Венгрией или Новой Зеландией - при принципиально несравнимой численности населения, количестве институтов, стартовых условий и всём прочем.

Средний возраст учёных в России - почти 60 лет. По оценкам зарубежных специалистов (Science Engineering Indicators), да и не только их, наука страны прекратит своё существование в ближайшие несколько лет. Это неудивительно, уничтожив великую державу, нельзя сохранить великую науку, также как и великий спорт, лучшую армию, лучшее в мире образование и всё прочее. Операция по уничтожению советской науки заканчивается успешно. С наукой такого уровня о новых технологиях придётся забыть навсегда, а значит - о передовой экономике, передовой армии и самом существовании страны. Приняв страну с космосом и ядерными ракетами банда предателей и уголовников, контролирующая осколки России за двадцать лет опустила её практически до уровня сохи с разрухой, варварством и неосредневековой дикостью.

 

Павел Краснов

Ссылки по теме:

Брошенный Меч Империи - секретные полигоны Казахстана

Использованные материалы:

http://russos.livejournal.com/658341.html

http://victorprofessor.livejournal.com/109917.html

http://pavel-kosenko.livejournal.com/153620.html#cutid1

http://www.littorina.narod.ru/zelenci/stancia/statia.html

http://www.zin.ru/photogallery/Spedition/Dal%27nie%20Zelentsy/12institut...

http://www.mmbi.info/institute/history/modern/

http://www.redstar.ru/2007/02/28_02/3_01.html

Г. Г. Матишов, С. В. Симоненко, Н. М. Максимов ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК, 2005, том 75, № 9, с. 825-830 МОРСКИЕ МЛЕКОПИТАЮЩИЕ НА СТРАЖЕ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ОБЪЕКТОВ

http://photosonica.blogspot.com/2009/09/20.html

Наука Будущего http://www.novopol.ru/print-text3627.html

http://www.ecsocman.edu.ru/images/pubs/2007/09/06/0000311732/07.pdf

Текущая Ситуация: