Вы здесь

Нейросеть. Опалённый Остров. Двадцать лет назад. Земля, Тихий океан.

Главные вкладки

«Пингвин»-номер был позывным всех патрульных пограничной базы Океанийского Союза на тропическом тихоокеанском острове просто потому что там гнездились настоящие пингвины.

В зоне ответственности «пингвиньей базы» молодёжная коммуна из полутора десятка человек строила остров - одно из любимых дел в тех краях. Добывали тут же со дна базальт, плавили солнечной печью и «печатали» остров на строительном принтере. Постройка небольшого острова занимает лет пять-десять, если работать в удовольствие, а не заниматься трудовым героизмом.

Ослепительное тропическое солнце скоро собиралось опуститься за горизонт. Узкая полоска кораллового пляжа с ещё маленькими пальмами, до горизонта – синие океанские волны, разбивающиеся о рифовую мель. На камнях поблёскивающие кучи сушащихся кремневолокнистых биосконструированных водорослей для армирования каркаса. Неподалёку огороженная сетью ферма для их ещё растущих собратьев. Повсюду торчали кучи камня и глины для забивки каркаса, пляж - привозной коралловый песок. Пляж, как обычно, строили чуть ли не в первую очередь – жить надо с удовольствием.

У полосы прибоя торчали ярко раскрашенные прямоугольные коробочки временных свайных домиков, три синих контейнера воздушных конденсаторов пресной воды и плавающая солнечная электростанция с краю рифовой лагуны. Ощущение небольшого праздника типа деревенской ярмарки создавали алый тримаран и пара цветастых катамаранов, незаменимых для плавания на мелководье и в открытом океане, два небольших гидросамолёта, маленький автожир и катер на подводных крыльях. Ввысь уходил трос ветрового дирижабля, похожего на маленький летающий огурец среди редких облачков. Немного не вписывалась в пейзаж большая автоматическая баржа, наполовину заполненная коралловым песком.

Справка Нейросети:

Искусственные острова (ИО) (см. Остров) – сооружения, для которых основанием является дно. Поэтому к ИО не относятся Плавучие Острова (см), включая стационарные якорные. ИО возводятся на глубинах до нескольких десятков метров. Единственным исключением являются Искусственные Вулканические Острова (см. Планетарные Технологии), к настоящему времени созданы два острова по технологии Управляемого Термоядерного Взрыва (см.) на глубине 2.5 км.

Основные технологии постройки (см): каркасная и полная заливка (каменная, керамико-композитная, биобетонная и др.- см), собираемые конструкции, насыпка. Подземные коммуникации, водяные коллекторы, доки, причалы и т.д. строятся в едином комплексе с ИО. Проводится эксперимент по выращиванию островов из растоботов – генетически сконструированных растений-биороботов (см).

Последнее десятилетие большинство ИО связываются подводными галереями (см) с шельфовыми посёлками (см) купольного и других типов. План строительства ИО независимо от формы собственности строителя утверждается Советом по Землеустройству (см.)

Аэростатные Поселения (см) не относятся к ИО, хотя их называют «воздушными островами».

В десятке метров от конца длинного мола из надувных понтонов прямо из океанских волн вынырнула белобрысая голова в плавательной маске и тут же исчезла в воде, через несколько секунд появившись у самого мола. Парень в синем гидрокостюме с выгоревшими до цвета соломы короткими волосами, сделал неуловимое движение и выскочил из воды до груди, отжался на руках и сел на мол. Волны плескались о большой синий моноласт и казалось, что человек чуть помахивает в воде огромным дельфиньим хвостом. Хоть человеку и далеко до дельфина, но хороший пловец с моноластом может развить с ним скорость до 15 км/ч и нырнуть метров на 80. Загорелый парень снял маску с двумя маленькими дыхательными баллончиками высокого давления на висках и начал отстёгивать подводный фонарь с пояса.

Плавание с моноластом фото

Девушка в голубом сарафане без спины с распущенными светлыми волосами легко бежала к нему по пружинящим понтонам. Она на секунду остановилась, посмотрев, как напряглись мышцы парня под тонким синим гидрокостюмом и вприпрыжку подбежала к краю мола. Только слепой не заметил бы, что их роман в самом разгаре. Девушка, села спиной к морю, лицом к белобрысому, положила руку на плечо и подала термос с холодной водой.

Парень чмокнул девушку в губы, и провёл пальцем по блестящему на солнце золотому ожерелью. Это он его ей подарил, как только прилетели сюда. Трёхмерную модель он сделал сам, стилизовав её имя и обыграв как освещённое светом солнца, а потом распечатал на объёмном ювелирном принтере. Золотую пластинку он нашёл три года назад в разбитом корабле, что не забыл сказать женщине. Романтично и возвышенно. Хорошая была пластинка, целых восемь ожерелий вышло, ей досталось последнее. Подруга теперь с ожерельем почти не расставалась. Молодая женщина улыбнулась и посмотрела парню в глаза и взяла за руку.

Девушка была тут всего месяц, приехав в отпуск в его края с новенькими пилотом из космопорта и к открытости и незакомплексованности нравов маленьких океанских островов уже почти привыкла.

Парень учащённо дышал то ли после подъёма с глубины, то ли из-за близости женщины, а может быть из-за того и другого. Руки скользнули под сарафан, обнимая подругу за талию и тут резкий импульс тока слегка дёрнул кожу шеи – экстренный вызов Сети. Вот уж вовремя, нечего сказать.

- Дымыч! – раздался в микронаушнике голос Старшего, ещё одного Александра, – слышишь! Ты там повнимательнее, соседи нехорошо замельтешили, могут ударить. Ты на моле? Светка с тобой?

- Со мной. Если что, нырнём к Герке в «шарик» или побежим к каркасу, как получится.

- Лучше ныряйте, берите в шарике управление на себя. Светка по ВУСу – «беспилотница», там как раз как в бункере.

- Понятно. Лучше, чтоб не потребовалось. До связи.

Александров в коммуне строителей было целых три. Чтобы не путать с двумя другими орбитального пилота Дымова звали просто «Дымычем».

- Что он сказал? – спросила Света.

- Соседи странно себя ведут, как бы стрелять не начали. Спросил про тебя.

Саша поболтал в воде моноластом, подняв маленькую волну, прикидывая, чем им сейчас заняться – тем, для чего девушка сюда пришла, или всё-таки нырнуть с ней в сферическую станцию подводных работ. Подозрительно эти шахиды вели себя последний месяц и подобные объявления случались раз в неделю. Поколебавшись несколько секунд, Саня одним движением расстегнул застёжку гидрокостюма.

- Надо же, а моноласт не снял! – немного ехидно прошептала Света, с недвусмысленным вызовом глянув ему в глаза, - говорят, что чукчи даже не снимают лыжи, когда занимаются любовью.

- А кто такие «чукчи»? – спросил парень.

- Это те, который не снимают лыжи, - слегка вызывающе улыбнулась девушка.

Белобрысый парень расхохотался, потом открыл рот, чтобы что-то ответить, но тут взывл сигнал общей тревоги.

- Всем внимание! – нёсся из динамиков на острове и дублируясь в микронаушниках голос Старшего, наблюдательные дроны оглушены. Я вызвал «пингвинов», но у них все разведдроны на срочных вылетах. Резервный подойдёт через двадцать минут. Патрульный будет через десять минут. Мы с Ромкой пытаемся связаться с дронами. Всем без суеты защелиться до отбоя!

Старший имел в виду, что всем надо спрятаться в укрытиях пока он не даст разрешения выходить наружу. Подземные коммуникации, которые отливались сразу вместе с островом, были маленьким лабиринтом из убежищ и ходов сообщения. Саша пододвинул к себе тяжёлый водолазный пояс. Ослепление дронов, летающих над своей территорией, средствами радиоэлектронной борьбы – да, это серьёзная провокация.

Парень застёгнул гидрокостюм, - Светка, как я скажу «вдохни» - ты вдохни сколько сможешь и держи дыхание, пока погружаемся. Если воздуха не хватит, толкнёшь меня, я отстегну тебе загубник вот этого баллончика. Выдохнешь в воду, вдохнёшь из баллончика, задершишь дыхание до шлюза. Глубины тут даже 20 метров нет, с моноластом даже без пояса донырнем без проблем. Поняла? – Света кивнула. Она умом понимала опасность, но мозг не хотел верить, что всё всерьёз.

- У нас время есть, - Саша начал успокаивать подругу, он не хотел резко нырять на глубину с новичком, всё-таки она выросла в России, а не здесь. Мало ли, вдруг запаникует на глубине, лучше нырнуть спокойно, - так вот, система «Контур-2» засекает любой опасный объект калибра больше 50 мм, а меньшим с десяти километров и не стреляют… Но мы на всякий случай сейчас нырнём в «шарик», приготовься. Девушка послушно начала стаскивать сарафан.

Внезапно Дымыч замолчал, услышав приближающийся мерзкий свист, переходящий в негромкий гудящий вой. Так воет миномётная мина калибра 120 мм, старое опасное оружие. Вой значит, что мина падает именно на тебя и как его услышал, у тебя есть от трёх до семи секунд. От осколка одной такой штуки у него остался шрам на спине со времён операции на Сокотре. Почему «Контур» не сработал думать было некогда. «Вдохни!» - выкрикнул он Свете и, обхватив её руками, кувыркнулся в воду. Почти в ту же секунду раздался сигнал общей тревоги.

Саша изо всех сил работал моноластом, пытаясь уйти на максимальную глубину до разрыва мины. Какая мина? - думал он, - осколочная или фугасная? Если фугасная, то мощный заряд взорвётся на глубине несколько метров и гидродинамический удар убьёт их прежде, чем они поймут, что к чему, а если осколочная, то им не будет ничего – взрыв слабый, на поверхности, осколки остановит слой воды.

Бу-бум! – судя по донёсшемуся через воду хлопку мина взорвалась над поверхностью, недалеко от мола. Ударная волна от небольшого заряда, отразившись от границы сред вода-воздух, почти целиком ушла по пути наименьшего сопротивления.

- Правильно решил нырнуть! – подумал Дымов.

Он на несколько секунд прекратил гребки моноластой, чтобы помочь Свете, которая сняла халат только наполовину и теперь он зацепился на одном плече. Теперь она путалась в нём под водой и одновременно пыталась помочь толчками ног уйти им обоим в глубину, с такими порывистыми движениями она сейчас растратит весь кислород в лёгких. Саша сделал сильный рывок и из одежды на девушке осталось только ожерелье. Вперёд, точнее, вниз.

Слегка подсвещённый шлюз в подводный узел открылся бесшумно. Саша показал подруге пальцем на несколько освещённых биофонариками дыхательных мундштуков в стене шлюза – на случай если у ныряльщика кончается воздух. Он привычный к погружениям, а она почти на пределе. Но Света помотала головой – продержится и без этого. Так же быстро и беззвучно закрылся люк, заработали шлюзовые насосы, дышать можно будет через 15 секунд. Они пока в безопасности, даже если будут стрелять фугасными из гаубиц.

Дымов анализировал ситуацию. Скорее всего, это была активно-реактивная корректируемая мина с противорадарным и даже более продвинутым покрытием, поэтому система охраны распознала атаку слишком поздно. Такие штуки стоят очень дорого и выпускаются только в Западном блоке. Снаряжают эту дрянь серьёзной начинкой вроде спецврывчатки или кучи готовых осколков, оснащая «умными» взрывателями, при такой цене это уже без разницы. Человек с обычной военной подготовкой залёг бы на моле и поймал бы полсотни осколков, превративших его в фаршированный сталью мясной фарш.

Вообще так и надо - обстрелять сначала осколочными минами, поразить открытые цели, вжать противника в землю, а затем уже долбить фугасными. По-хорошему, после огневой подготовки должен идти десант и доделать то, что не доработали миномётчики.

Раскрылась внутренняя часть шлюза. Гера, смуглый тощий черноволосый парень, не отрывая глаз от панорамного экрана, сунул им два стереошлема. Выглядят как детская игрушка, а на самом деле оружие операторов беспилотников, почти такие же используются пилотами.

- Ребята, не тормозите - резко сказал Гера, бросив взгляд на ошалевшую Свету, - полуминутная готовность. Дроны уже выскакивают, берите «охотников», корректировщиков запеленговали.

- Я беру «охотников», - ответил Саша, - Света возьмёт «ударники», я присоединюсь. Саша, как самый квалифицированный из них, автоматически стал старшим. Гера был просто боевым координатором.

- Хорошо, - ответил Гера, - у Светы две минуты.

Здесь, в тишине на глубине 20 метров, происходящее наверху казалось нереальным. Не верилось, что там сейчас рвутся мины и тысячи осколков несутся над поверхностью недостроенного островка, ища во что бы воткнуться.

Одновременно с разрывами, море вокруг стало вспениваться султанчиками, появляющимися с резкими плюющими звуками. Это замаскированые под донные объекты длинные пеналы быстро всплывали с небольшой глубины. У поверхности из них сжатым воздухом из них выбрасывались трёхметровые дроны, раскладывали короткие крылья и уносились туда, откуда летели мины. Из невысоких плоских контейнеров вдоль бортов тримарана и одного из катамаранов один за другим выстреливались термопаровыми патронами пятиметровые самолётики с крыльями чуть подлиннее, чем у их собратьев. Оба вида странных самолётиков относились к классу малых ударных беспилотников, правда пятиметровые в этом случае считались «большими». Простая, неплохо экранированная электроника, напечатанный на объёмном принтере фюзеляж с авионикой. Если будет потеряна связь с оператором, начинают работать сами как рой с распределённым интеллектом. Дешёвое и грозное оружие океанийцев. Вроде бы только что были почти беззащитные люди и на тебе.

- «Большой луноход» всё, - сообщил Гера. Он имел в виду, что фугасной миной уничтожен один из двух боевых многоколёсных роботов, напоминавших по форме советский Луноход-1. Обидно, что накрыли тот, который нёс крупнокалиберный пулемёт, остался «маленький луноход» с обычным ручным пулемётом.

Пять маленьких беспилотных перехватчика на максимальной скорости набирали высоту – началась охота на авиакорректировщиков. По нескольким каналам два беспилотника выдавали сигналы для корректировки и подрыва мин. Воздушных шпионов уже запеленговали, теперь надо вывести из строя как можно скорее. Сейчас на островок сыплются мины – 15 штук в минуту на ствол, четыре огневые точки, то есть батарея, 60 мин в минуту. Буквально через пять минут они разнесут недостроенный островок в дым. Гера, как мог, уже вывел охотников в правильный сектор, но у него только базовые навыки. Он подводник, даже автожир пилотирует на уровне среднего школьника, другая среда, другие скорости.

- Взял управление охотниками, - сказал Саша, - вижу цель.

Стереошлем показывал, что на высоте 800 и 1200 метров, накручивали широкие круги два полупрозрачных четырёхметровых самолётика, подкрашенных в бело-голубые цвета. Авиакорректировщики, они незаметны глазом с земли, снаряжены мощной оптикой и защищённой электроникой. Подавить их дистанционно своими силами не удалось. Интересно, заметили ли операторы угрозу? Хотя против пяти охотников у них шансов всё равно почти нет. Это аппараты, способные висеть подолгу, а не выписывать кренделя в воздухе, как боевые дроны. Если начнут петлять, про корректировку можно забыть – на цели не сфокусируешься. Саша поставил три дрона-охотника в автоматический режим и отметил им первую цель, а сам вручную повёл два на второй. Дроны разошлись в стороны, охватывая жертву по отработанному алгоритму. То ли операторы не ожидали атаки так быстро и поздно заметили угрозу, то ли корректировали мины по целям, которые сочли важными, но уничтожить корректировщиков не составило никаких проблем – дроны-охотники, как на учениях приблизились на расстояние выстрела, отстрелили лёгкие примитивные ракеты воздух-воздух и «глаза» противника смело конусными потоками осколочных элементов.

Убийственный огонь по острову тут же сильно ослаб - разлёт мин большой с такого расстояния и без корректировки половина мин ложилась в воду. «Умные» мины попытаются в качестве резервного канала использовать GPSили даже Глобанет, но всё это было наглухо забито нашими помехами с первым же выстрелом. Генератор находился тут, рядом в Геркином хозяйстве, а несколько замаскированных излучателей – наверху, хотя часть противник успешно раздолбал фугасными минами, пока работала корректировка. Однако, прицелы у противника выставлены, он пристрелялся, поэтому остров всё равно под огнём.

На экране было видно, как в нескольких десятках метрах от островка стали подниматься столбы воды – это рвались потерявшие ориентацию мины. В подводной станции доносились глухие удары разрывов.

- Корректировщики уничтожены, - будничным голосом доложил Дымыч. Так полагалось, несмотря на то, что уничтожение целей было отмечено на экране.

- Понял, ответил Герка, - Ребят, подтвердите готовность, через полминуты берете управление, «птички» почти в зоне атаки. Я беру 4 маленьких.

Это было правильно, даже многовато для него, но всё равно Гера плюс автоматика несколько лучше просто автоматики.

- Взял(-а) управление, - почти одновременно ответили Саша и Света. С этого момента, как Нейросеть записала их слова, они стали ответственными за всё, что делали беспилотники их групп. Дроны образовали временную информационную сеть и то, что они видели, интегрировалось Нейросетью и выдавалось в оптимизированном виде на панорамный экран и в стереошлемы.

- «Глушилка» работает, второй баркас вдаль на два часа, - сообщил Гера.

Он имел в виду, что обнаружена станция РЭБ (радиоэлектронной борьбы), которая находится на втором судне вдаль, под углом 30 градусов (как цифра два на циферблате часов) к курсу. Это она оглушила беспилотники (забила каналы связи с оператором) и сейчас пыталась сделать то же самое с дронами или вообще перехватить управление, если удастся. Правда, с боевыми ударными беспилотниками, работающими в группе, это совсем непросто. Но то, что на баркасе, который был сейчас подсвечен оранжевым маркером в приоритетах целей, сидят не ушибленные головой фанатики, а вполне себе профессионалы, было очевидно даже пальмовому крабу.

В условиях активного радиоэлектронного противодействия дроны автоматически образовали временную информсеть, обменивающуюся радио- и лазерно-световыми сигналами. Чем больше дронов, тем лучше обзор и надёжнее сеть. Теперь было хорошо видно, как из четырёх точек на острове оппонентов поднимаются бледные дымки – это работали миномёты.

- Вижу цели, - сказал Саша, - Если заработают зенитки, я их атакую и сразу ввожу всем алгоритм автоманеврирования. Большими дронами бью по глушилке, там наверняка и корректировочный центр. Света атакует точки один, два, три. Гера – огневую точку четыре. Остальное по результатам. Если зениток нет …

Договорить он не успел - сигналы трёх дронов исчезли, камеры соседних беспилотники засекли как брызнули в сторону обломки. Датчики показывали лазерное излучение, в четырёх местах острова вспыхнули мерцающие огоньки – автоматические пушки.

- Сильный зенитный огонь, - сказал Дымов – Работаем по плану. Вокруг огневых точек собралась толпа мирняка, типа, живой щит. Толпу игнорируем, но специально не мочим.

– Да, односложно ответила Света. Ей было очень страшно, но больше всего она боялась ошибиться. В университете она по ВУС (военно-учётной специальности) была оператором беспилотных летательных аппаратов, но не могла представить, что ей придётся быть в настоящем бою. Съездила, называется, в отпуск с любимым!

Света отметила цели для атаки. Дроны выписывали виражи в режиме автоманеврирования, нужно было скоординировать свои действия с автоматикой. Вокруг четырёх миномётных точек собралась толпа из нескольких тысяч человек – почти всё население сектантского острова, это чтобы было побольше потерь в случае ответного огня. Тогда Западный блок начнёт истерику по поводу безвинных жертв и кровавых террористов с островов. Непросто выстрелить, когда знаешь, что сейчас могут пострадать женщины и дети, пусть даже они сейчас и беснуются, желая твоей смерти. Света пыталась выбрать угол, с которого поток осколков не заденет толпу и у неё никак не получалось. А если не бить в ответ, то их всех уничтожат. Исчезли сигналы ещё двух беспилотников. Всё серьёзно, операцию противник подготовил неплохо.

- Приказываю любой ценой подавить огневые точки. Немедленно. Бить с первого удачного ракурса, - жёстко сказал Саша, почувствовав её секундное колебание. Света вывела красную метку на первый миномёт.

Двухметровый йеменец Али работал, как заведённый. Слава Аллаху, что по его воле Али родился таким сильным. Воин «Сути Веры» почти не сбил дыхания, закладывая в шайтан-трубу двадцатипятикилограмовые активно-реактивные мины. Отработанное движение и мина скользит в ствол.

- Аллаху Акбар! – тихо говорит Али, чтобы выстрел был точнее. Шаг в сторону, зажав уши, после выстрела принять новую мину от подающего. И так ещё и ещё. С такого расстояния из миномёта точно не попасть. Хорошо, что у них есть специальные кафирские мины, которые в полёте направляют на цель люди с баркаса. Это те же, кто управляет прозрачными голубыми самолётиками. Кафиров всего несколько человек, но вместе с ними не меньше двух десятков правоверных из самого Халифата. Это ли не доказательство того, что шейха Сейеда уважают даже в могучем Халифате! Пусть проклятые кафиры убивают друг друга. Иншалла!

Вокруг прыгала в священном экстазе толпа. Обе его жены и трое детей тоже были там. У Али было две жены, будь благославен шейх Сейед! Как ему повезло, что он последовал за ним после того как приехал в город и увидел проповедь шейха по головизору! Шейх говорил про «Великий Халифат 2.0» и войну с неверными. Почему Великий Халифат 2 был с каким-то нулём в конце Али не знал, да и не его ума это дело, главное, что об этом знал шейх Сейед, для Али вполне достаточно, что он может читать Коран. Тогда Али сразу же побежал в местную ячейку «Сути Веры», где его приняли как родного. Он был нищий, а сейчас у него две жены! Будь благославен шейх Сейед!

На том кафирском островке, куда сейчас прилетают мины, настоящий Сакар – ад. Али знает, он видел результаты стрельбы своей батареи в Бангладеш. Тогда шейх Сейед похвалил их и даже выдал им на батарею рабыню из захваченных пленниц. Будь благославен шейх Сейед! Жалко только, что рабыня так быстро умерла. Правда, она была некрасива, не то что женщины этих островных кафиров.

Он знает, он видел. За последние три месяца они с командиром батареи несколько раз выходили на рекогносцировку на какой-то рыболовной калоше. До того, как глупые кафиры перестали пускать их в свои воды, им удавалось подходить совсем близко к их остовку. Их бесстыжие женщины купались и валялись на берегу совсем голые. Какой неслыханный харам! От вида женского тела Али начинало трясти, он не мог оторваться, пока командир не дал ему по шее. Обе его жены были толстые, так что за талию почти не обхватить, поэтому они считались красивыми. Но тут было другое, фигуры кафирских женщин вызывали сильное желание. Его жёны ходили, перекатываясь как две беременные ежихи, а эти грешницы скакали как лани. На самом деле эти грешницы красивы, намного красивее его жён. А ещё светлые волосы… от этого мутилось в голове и колотилось сердце. Правоверные смотрели на грешниц в бинокли, выбирая себе рабынь. Этот знали, что этот день наступит, когда они придут сюда, убьют их мужчин и заберут себе женщин.  Аллах дарует им победу над неверными свиньями!

Али мысленно попросил Аллаха, чтобы хотя бы некоторых из кафирских женщин не убило и не покалечило. Хотя, можно попользоваться и раненой, пока она не умрёт. Али сглотнул слюну. Надо работать, кормить шайтан-трубу, а это непросто, уже начинает болеть спина и тяжелеют руки.

«Тук-тук-тук,» - заработали как будто огромные швейные машинки, так стреляют малокалиберные зенитные пушки. Это значит кафиры атаковали с воздуха. Али не знал, штурмовик это или «маленький шайтан» - ударный беспилотник. Но смотреть в небо нельзя, прятаться нельзя, надо работать, иначе командир сильно побьёт его. Инструктор из самого Халифата говорил, чтобы они не боялись, их защищают зенитные автоматы и большие коробки с телескопическими стволами, которые стреляют невидимым светом. Дьявольское изобретение кафирских колдунов. Инструктору легко говорить, чтобы другие не боялись, сам он сейчас сидит на баркасе с кафирами. Командир расчёта говорил, что они там ослепляют глазастых джиннов, которые день и ночь парят над кафирским островком. Тьфу, погань! Где-то невдалеке два раза негромко бумкнуло, это, наверное, кафиры выстрелили чем-то в ответ. Али не знал, что только что была подавлена лазерная пушка, прикрывавшая сектор над его миномётным расчётом.

Шайтан-труба выплюнула очередную стальную смерть. Али поднял новую мину к дульному срезу, сейчас она скользнёт в ствол. «Бу-бум,» - взорвалась БОНка – «бомба осколочная направленного действия», сброшенная небольшим самолётиком, который пронёсся совсем рядом. Али даже не успел понять, что умер. Два осколочных элемента, похожие на ролики, прошли на скорости четыре километра в секунду сквозь то, что у нормальных людей называется мозгом. Ещё несколько осколков прошили его туловище, но это уже не имело значения. Тяжёлая мина выпала из рук мёртвого тела и, ударившись об опорную плиту, встала на боевой взвод, ожидая команды на подрыв или столкновения с поверхностью. Кто именно и почему толкнул или схватил эту мину, было уже не важно. Три килограмма октагена внутри стальной оболочки выплюнули в толпу, подпрыгивающую вокруг, пятнадцать килограмм готовых осколочных элементов весом от 2 до 20 грамм со скоростью три с лишним километра в секунду.

- Первая огневая точка уничтожена, детонация боеприпаса, - сообщил Гера.

- А-аах! – тихо вскрикнула Света, увидев на стереошлеме результат взрыва 120 мм осколочной мины в толпе.

- Не отвлекайся! Продолжай работать по целям! – громко сказал Дымов, - иначе наших всех уничтожат! Он выводил третий дрон на крутящуюся длинную коробочку на широкой колёсной платформе – лазерную пушку с дистанционным управлением. Пушка развернулась к дрону, но реактивные бомбосбрасыватели сработали за полсекунды до выстрела.

- У нас потери, - сообщил Гера, - один критический, один тяжёлый, пять лёгких.

- Вижу, сквозь зубы ответил Саша. Света молчала, на стереошлем через Нейросеть выводилось всё, но она не могла воспринимать такой объём информации одновременно, да ещё всё меняется каждую секунду. Герке проще – у него большой стереоэкран.

- Кто? - спросила Света, она плохо ориентировалась с информацией на тактическом экране.

- Ник критический, Джамиля тяжёлая, остальные лёгкие, ответил Гера, показав пальцем на маленькие зелёные человеческие контурные фигурки в углу экрана. На некоторых были жёлтые и точки и даже части тела, у одной из фигурок – красное плечо, а у одной – только зелёный контур, а сама фигурка красная с чёрным.

- Не отвлекайся, работай по целям, - сухо сказал Саша.

Сообщение от Геры: - пять катеров с десантом, расстояние десять километров, скорость 80, до 20 рыл на каждом. Надо спешить, а то под прикрытием миномётного огня они подойдут к самому берегу и высадят десант. Тогда – конец.

«Бу-бум,» - сработали четыре БОНки одновременно, превратив тяжёлыми осколками лазерную пушку в решето.

- Второй лазер подавлен, - доложил Саша. Он уже выводил следующую тройку дронов на ближайшую автоматическую пушку. Противник тоже не дурак, тоже хочет победить и не хочет умирать. Очередь из пушки и цель атаковали только два малых беспилотника, один из которых разваливался почти на глазах. Громко бахнули четыре осколочно-фугасные бомбы. Чёрный дым, подсвеченный вспышкой пламени – детонация боезапаса. Сообщение об уничтожении цели.

Саша одновременно сумел, чуть вмешиваясь в автоматику ударить четырьмя большими и двумя маленькими дронами по «электронному» баркасу. Точнее, ударили только два больших, остальных смело огнём противовоздушной обороны. Замаскированный под рыболовный сейнер малый корабль радиоэлектронной борьбы горел и на глазах валился на левый борт. Несколько маленьких фигурок в оранжевых жилетах прыгнули в воду. Похоже, кораблик «всё».

То, что часть системы ПВО отвлеклась на защиту баркаса, только что позволило Саше группой маленьких дронов уничтожить автоматическую пушку, а Гере, потеряв все дроны его группы, наконец-то подавить четвёртый миномёт. Расчёт был выведен из строя, но сам миномёт цел.

Света уничтожила второй миномёт – тяжёлые осколки на огромной скорости в нескольких местах прошили ствол. Её последний оставшийся дрон выкосил миномётный расчёт цели номер три даже не задев толпу вокруг. Миномётный огонь прекратился, пока не начнут работать резервные расчёты. Долго копошатся, видно первый состав был более-менее обучен, а остальные – как обычно. После взрыва мины на первой точке в толпе началась паника, там творилось чёрт те что – часть сектантов метались, как животные во время пожара, часть упали на землю, часть подпрыгивали и приплясывали возле миномётов.

На экране появился вид их острова, отлично виден островок, откуда только что били миномёты и маленькие остроносые коробочки – катера с десантом, идущие прямо к ним. «Контроль над дронами восстановлен,» -  он сообщил Ромка. Понятное дело, ведь кораблик РЭБ уничтожен и активные помехи закончились.

ПВО острова заметно ослабло, ну и шут с ним, пусть его добивают штурмовики, а ему надо уничтожить миномёты, - подумал Саша, у него оставалось три маленьких дрона и совсем рядом с целями. Миномёт номер 3, к которому уже подбегал резервный расчёт, он накрыл как на учебном полигоне. Последняя огневая точка была, как заговорённая, он потерял один дрон, промазал осколочной бомбой с последнего, уже дышавшего на ладан. Дрон бросало во все стороны, авионика была критически повреждена осколками и лазерными импульсами. Осталась одна малая фугасная бомба. Почти нереально попасть в миномёт. И тогда Дымов, направил разваливающийся самолётик на большой штабель закрытых ящиков, который по неопытности командира расчёта был совсем рядом с огневой точкой. Это практически наверняка боезапас. Взрыв мощностью в полтонны тротила слизнул и миномётную позицию номер 4, и толпу вокруг. И правда, это был боезапас.

Саша поднялся, снимая шлем, - я наверх. Света, оставайся здесь, пока бой не кончится.

- А раненые? – тихо спросила Света.

- Там Ия, она врач, если понадобишься – позовут. Герка тоже остаётся. Когда бой кончится, тогда возьмёшь «поплавок» - Гера покажет и выскочишь наверх через шлюз.

Саша надел моноласт и боком переполз в шлюзовое отверстие.

Света не знала, что ей делать, Саша идёт туда, чтобы встретить десант, а она будет тупо сидеть здесь. Она умеет стрелять, но даже близко не так как ребята. Но сидеть тут, пока другие будут воевать? Она могла бы помочь раненым. Гера будет здесь, но он подводник…

- Сиди здесь, сказал Гера, поняв, что Света готова рвануть наверх, - там от тебя сейчас мало пользы, как отобьют десант, так сразу выйдешь. Без моего разрешения не лезь в воду, тем более, когда катера подходят. - Увидишь, почему.

Саша выплыл у самого берега, вдоль сдувшихся понтонов мола, истыканных осколками. Скинув моноласт на изрытый воронками песок, он бросился к каркасным проходам. Только он перекувыркнулся через кучу привозной глины в проход, как сзади как барабанной дробью пронеслась серия громких хлопков – его заметили с катеров и обстреляли из автоматической пушки. Стрелять с ходу на скорости по отдельному бегущему человеку с такого расстояния, когда катер прыгает по волнам, можно только сдуру, пока снаряды долетят, он будет уже в укрытии.

До подходящих катеров было чуть больше двух километров, они расходились веером, чтобы взять оборонявшихся в клещи. Два зайдут со стороны понтонного мола, два высадятся на рифовой отмели для фронтальной атаки, один уходил вправо, там сложный фарватер, но вполне можно высадиться. Атаку планировали люди, явно не понаслышке знакомые с военным делом.

Дымыч отодвинул нечто вроде пластиковой шторки, сливающейся с литой каменной стенкой и достал ниши из двух пеналов под цвет камня автомат и крупнокалиберную снайперскую винтовку с коническим стволом. Эта штука разгоняла пулю в сужающемся канале ствола до двух с половиной километров в секунду, страшная вещь. Саня со щелчком вставил сдвоенный магазин в автомат. Позиция удачная – перекрытая стойкой автоматического принтера и парой плит глубокая щель для труб водопровода, сверху куча песка – специально насыпали для маскировки. Вокруг несколько больших куч глины и базальтового камня.

Саша закинул автомат за спину, вставил обойму из пяти патрон и один за другим высадил их в катер напротив по показаниям баллистического вычислителя. Никакого результата на расстоянии почти два километра. Он года четыре не стрелял из снайперки, а тут была ещё и новая модель. Нет, винтовку, которую им привезли неделю назад вместе с тяжёлым оружием, он, безусловно, пристрелял как полагается, но не более того. Вместо практики в стрельбе он занимался бабой. Теперь разгильдяйство может дорого обойтись и каяться поздно. Скрипнув зубами, Саша высадил вторую обойму вникуда и вставил обойму пристрелочных патронов. После третьего выстрела на борту катера у самой блеснула яркая вспышка пристрелочной пули. Он сильно мазал. Только с пятого выстрела он, наконец попал «пристрелкой» почти туда, куда хотел. Новая обойма. А уже меньше километра.

Справа грохотал крупнокалиберный пулемёт «Риф» с коническим стволом, это Саша Старший работал по своей цели – катеру с правого фланга. Через несколько секунд катер резко повернул, лёг на борт и на полной скорости выскочил на полосу рифов. Видимо, заклинило управление или убило штурвального. С катера полетели вперёд крохотные фигурки. Ещё бы, почти 90 км в час, а ремней безопасности у десанта нет. Проехав боком и днищем по острым камням, катер выпрыгнул на свободную воду, на глазах уходя в волны. Это всё. Вылетевших убило о рифы или они ушли на дно контуженными от удара о воду. Двигатель всё ещё работал, толкая остатками поломанного винта погибающую посудину вперёд. Может быть кто-то сумет спастись с катера, но течением их унесёт в океан. Сейчас Старший начнёт менять позицию, она была отличной для стрельбы по правому флангу, но катера с фронта или справа вне сектора обстрела. Правда, он тоже от них закрыт.

Похоже, Саша начал попадать, потому что правый катер по фронту начал дымить и чуть сбавил скорость. Пора менять позицию, а то сейчас пристреляются. На катере, похоже, оценили его стрельбу и сейчас поливали его позицию из 30-мм автоматической пушки. Хорошо, что не очень точно. На втором катере, что прямо перед ним – крупнокалиберный пулемёт, если не попадут прямо в него, то ничего страшного, каменными осколками, конечно, может посечь. Хотя правоверные из пулемёта стреляли ещё хуже, чем он из снайперки.

Сзади раздались два громких плевка – это вышли из прыгающих донных контейнеров две малые противокарабельные ракеты, почти те же самые беспилотники. Сеть сообщила, что ракеты на тримаране повреждены осколками, два контейнера на острове тоже повреждены. Реальность очередной раз оказалась несколько не такой, как планировалась. Система сетевого принятия решений и планирования будет самообучаться. На их опыте.

Ромка сделал всё по инструкции – всадил обе ракеты дуплетом в ближайший катер на левом фланге. Сдетонировал боезапас, вспыхнуло горючее и через несколько секунд от катера остались лишь масляные пятна и обломки на поверхности. Зря, подумал Саша, надо было придержать вторую ракету, посмотреть попала ли первая и затем уже бить по результату и мог бы накрыть всю левую группу. Да уж, воюют ополченцы, а не кадровая часть. Хотя может Ромка был и прав, будь на катере система активной защиты, она вряд ли бы сработала сразу на две ракеты. Похоже, десант на катере не считался ресурсом, стоящим трат на активную защиту.

Второй катер разогнался и шёл по прямой на скорости почти 100 км/ч.

- Дымыч, - получил он приказ Старшего, гаси катер на левом фланге, попытайся замедлить, а то как бы не проскочил.

Саша отправлял в цель пулю за пулей из крупнокалиберной снайперки. Заработал пулемёт Старшего, который сменил позицию. Катер явно дымил, заметно потерял ход, но продолжал «буром» переть вперёд. До берега метров триста. Что там Гера, заснул что ли?

Неожиданно для нападвших в небо поднялись три огромных столба воды от направленных взрывов подводных фугасов там, где проходил катер с левого фланга. Катер разломило пополам на одном из водяных столбов. Остатки всосало в образовавшуюся воронку. Жаль, что фарватер и глубина по фронту не позволяют поставить фугасы.

- Дымыч, фронт - два причаливают!

Два катера, замедлившись резкими виражами, выползли носами на каменную отмель, с бортов посыпались бородатые парни. Некоторые были одеты в устаревшие бронекостюмы и тактические каски, наверное, командиры низшего звена. Почти триста метров по колено в воде на скользких и острых рифах.

- Обязательно одевайте каску, - вспомнил Дымов чёрный солдатский юмор, выбирая цель, - и товарищам не придётся собирать осколки вашего черепа – они будут уже упакованы в каске.

Саня пристрелялся, пять пуль – минус четыре фигуры в бронекостюмах. Смена позиции. Это было правильной идей, там, где он был три секунды назад, поднялось чёрное облачко взрыва самонаводящейся гранатомётной ракеты, ещё одна бухнула в кучу с песком.

Сзади работал пулемёт «лунохода», пробирающиеся через волны прибоя бородатые люди падали в волны и больше не вставали. Две коренастых фигуры, около которых суетились ещё несколько, поворачивали длинные трубы - лёгкие безоткатные орудия. Два выстрела из конусной снайперки, минус одно орудие, оба попадания в ствол. Стрелок второй безоткатки успел выстрелить. Нейросеть подала сигнал – луноход-пулемётчик уничтожен. Тут же заработал ручной пулемёт – это Мишка открыл огонь из резервной точки. Он умел пользоваться пулемётом, расчёт оставшейся безоткатки как ветром сдуло в волны.

Последний выстрел по последнему клиенту в бронекостюме. Всё, на такой дистанции снайперка ни к чему. Сунув её на всякий случай в каменную щель, Дымыч перехватил автомат. Смена позиции, а то сейчас его превратят в салат из автоматической пушки с катера. Сзади девчонки стреляли из нескольких автоматов и винтовки. Откуда-то сзади ударил выстрел тяжёлого гранатомёта, видно, Ромка взял «граник» после того, как у него закончились ракеты. Полыхнула яркая вспышка, тут же исчезнувшая в облаке чёрного дыма, а через секунду долетел оглушительный взрыв – самонаводящаяся граната попала в боевой модуль правого катера, детонация боезапаса. Через несколько секунд полыхнуло топливо. Вряд ли там кто-то выжил.

Очередь из крупнокалиберного пулемёта с последнего катера и выстрел из гранатомёта по месту, где только что был Ромка. Успел ли спрятаться? Вроде успел, сеть показывает, что легко ранен.

По второму катеру заработал крупнокалиберный пулемёт Старшего, крутой мужик, бегает с такой тяжестью. С такого расстояния он превратит катер в сито за несколько секунд, он выбрал отличную позицию, будущий подземный дождевой водосток, маленькая щель-амбразура. Перед позицией Старшего бумкнули аэрозольные гранаты, скрытые в грунте. Теперь он скрыт облаком горячего чёрного дыма, а сам видит катер через камеры внешнего вида, Нейросеть выдаёт изображение на тактические очки как будто он видит его своими глазами. Для снайперской стрельбы это не очень, но для мишени размером в катер – в самый раз. Катер перенёс огонь на самую опасную точку, одновременно, дав задний ход, сползая с каменной отмели. Нервы, что-ли не выдержали или там и на катере те, кто командует высадкой?

«Я Пингвин два-четыре, подлётное время две минуты, держитесь братишки!» - раздалось в микронаушнике. Ударное патрульное звено, состоявшее из штурмовика и нескольких тяжёлых дронов полностью меняло ситуацию на поле боя. Оставалось мелочь – продержаться пару минут и не дать атакующим войти в ближний бой. Если сейчас не сработает, то ближний бой неизбежен и тогда их закидают гранатами в щелях и укрытиях. Из девчонок бойцы не очень, особенно в ближнем бою. Из высадившихся трёх с лишним десятков к берегу через волны прибоя подбегали около двадцати. Дымыч прекратил огонь, меняя позицию. Сейчас Старший должен отдать команду активации. Если всё пройдёт по плану, то бой можно считать законченым.

Почти у самой кромки воды, где на поверхность выходили камни рифа, чуть приподнялись, треснув посередине земли два полутораметровых каменных выступа, на первый взляд ничем не отличимые от десятка таких же рядом.

Малый оборонительный робот с мрачной аббревиатурой МОР и не менее мрачным прозвищем «мясорубка», разработка полувековой давности времён ещё первого Острова. Как обычно для островных разработок - эффективно и очень дешёво – четыре необычайно простых пистолет-пулемёта Шпагина (ППШ), чуть модифицированная модель 1940 г., скорострельность 1000 выстрелов в минуту на ствол, встроенное водяное охлаждение, боезапас 8000 патронов, примитивная управляющая электроника, механика, напечатанная на простом объёмном принтере, которые стоят чуть ли не в детских садах. Сверху-маскировочный чехол под местность.

Щели расползлись, как створки раковины, и роботы обрушили на наступающих свинцовый водопад с расстояния меньше 80 м, почти 70 пуль в секунду с каждой огневой точки. Патрон повышенной мощности, пули – одна разрывная, одна с термоуплотнённым сердечником. Плотность огня, внезапность, отсутствие укрытия и недостаточная боевая подготовка делали шансы нападавших почти равными нулю. Некоторые из них даже пытались стрелять в ответ по оборонительным роботам, не понимая в состоянии шокового стресса, что лупят по бронированной крышке. Кто-то даже успел шмальнуть из гранатомёта, но не попал то ли с испугу, то ли от того, что стрелял уже раненым. Через четыре секунды островок больше никто не штурмовал.

Последний катер прекратил огонь и на скорости ушёл вдаль. Это ненадолго, сейчас он познакомится с «Пингвином» и есть мнение, что шансы катера практически равны нулю.

– Прекратить огонь, выползаем, помогаем раненым, - дал команду Старший. Бой закончился, всё, он теперь не командир, а просто неформальный лидер общины.

Саша бежал туда, где по сигналам Сети, лежали раненые. На всякий случай, автомат с собой. Вряд ли он потребуется, вот-вот подлетят пограничники и армейцы, но мало ли что. Вот и щель, где по сигналу были Ия и Ник. Он заглянул в каменную траншею, тёмная полоса на дне тянулась вглубь, где был проход к одному из подземных полупостроенных хранилищ для воды. Значит Ия утянула туда раненого. Почти одновременно появились Ромка с гибким стереомонитором и Старший. Из прохода Ия и махнула рукой – надо скорей.

Через минуту Ник уже лежал на куске ткани, даже одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что парень умирал, хотя был в сознании. Торчали хвостики затычек, который Ия успела вставить, чтобы блокировать на время внутренние кровотечения, стояла на телескопической стойке капельница, а врач, вся до светлых волос, забранных пучок, вся перемазанная кровью, делала какие-то инъекции медицинским пистолет-дозатором.

Два сигнала поступили с интервалом в несколько секунд: первое - сигнал тревоги по Сети с одновременным сообщением от Ромы – противник устанавливает несколько малых ракетных установок, похоже самонаводящихся, время нанесения удара – около трёх минут. Видимо, у оппонентов был такой «план Б».

Второе сообщение было: «Я Пингвин два-четыре, вижу цель, атакую.» События спрессовались в несколько секунд. В сторону штурмового звена вытянулись клубящиеся хвосты – зенитные ракеты, а им навстречу маленькие чёрточки с огоньками на хвостах – противозенитные ракеты воздух-земля. Долетели глухие хлопки разрывов, в море посыпались горящие обломки двух или трёх беспилотников. Саша был уверен, что одна из ракет взорвалась рядом с патрульным самолётом, небо рядом с ним покрылось маленькими чёрными горошинками разрывов от снарядов автоматических пушек, но самолёт продолжал маневрировать и вести огонь. Вдруг от него отделились серебристые вытянутые овалы с бледными огоньками на хвостах – боевые контейнеры. Через две секунды сектантский островок накрылся сверху большим дымным облаком, в котором блеснули сполохи пламени. Самолёт с позывным «Пингвин-два-четыре», преодолев ПВО противника, накрыл цель термобаристическими и осколочно-зажигательными бомбами. Сдетонировали выложенные на грунт боеприпасы и ракеты на пусковых установках. Из пары тысяч находившихся на островке чудом выжили единицы. Примерно через полминуты донёсся глухой тяжёлый удар.

Ия даже не повернула головы, - Дымыч, Мишка, анабиозный бокс и медицинский ящик «три», срочно.

- Анабиозный бокс? – подумал Ник, - значит я умираю? Она же говорила что всё будет нормально, как же так?

Дымов с Мишкой, задыхаясь, бегом тащили с тримарана тяжёлый складной медицинский анабиозный бокс – последний шанс для умиравшего. Хорошо хоть бокс в металлическом ящике осколками не пробило, а то всё вокруг изрешечено. Света была уже на месте, стоя на коленях около Ника. Как только прекратился бой, она взяла «поплавок» и рванула сюда.

- Светка, не тормози, залепляй ребятам маленькие дырки! – командовала Ия, - «скорая» будет через пятнадцать минут.

- Дымыч, шевелись, раскладывай бокс, пакуем! – командовала Ия. Ребята пыхтели, затягивая Ника в ящик, тот был ещё в сознании, но вот-вот отключится.

Со стороны противника донеслись ещё несколько глухих ударов, но послабее, чем раньше. Саша повернул голову - к ним медленно летел у самой воды, горящий «пингвин». Один, все тяжёлые беспилотники потеряны. Ничего себе так «деревенское ПВО». «Я Пингвин два-четыре, сажусь у вас в лагуне, тяжёлые повреждения. Запрет есть?»

- Всё нормально, приводняйся, - ответил Саня. Он знал, что это за «пингвин» за штурвалом, этот парень приводнится чуть ли не на рифах.

- Дымыч, - распоряжалась островной врач, - в «скорую» влезет только Ник в боксе. Джамильку надо в больницу, ты повезёшь её и Аню. Джамиля сидела рядом, у неё был шок, Ия с помощью Светы непонятно как уже успела наложить повязку и фиксирующую шину на раздробленное плечо.

- Зачем мне лететь в больницу, - возмутилась Аня, - у меня все раны лёгкие!

У неё было не меньше трёх десятков мелких осколков во всём теле от лопаток до колен. С неё уже срезали ножницами всю одежду, вкололи обезболивающее и заклеили раны гелевыми «пломбами».

- Поедешь! Тебя как ёжика утыкало! – спорить с врачихой было бесполезно, давай, Дымыч, убедись, что «ероплан» цел и дуй. – Сейчас сделаю, - ответил тот. Да, конечно, в «скорую», как называли медицинский экраноплан, лучше не паковаться как селедкам в бочку.

- Саша! – наклонилась к нему Света, - ты ранен! На песке около него было несколько бурых пятен, по низу обоих штанин синего гидрокостюма были чёмные потёки. Зацепило, а он под адреаналином даже не заметил.

- Да это вообще царапина, я даже не заметил.

- Ложись на живот! - приказала ему Ия, давай сюда ноги. – Пять неглубоких дырок в икрах, мелкие осколки, скорее всего от автоматической пушки. В госпитале вытащат, сказала она, заклеивая дырки гелем прямо поверх костюма. Если не заметил и ещё бегал, то долетишь.

- Ну всё, грузимся, сказал Саша, поднимаясь. Через две минуты он, слегка качнув крыльями, взял курс на юго-восток.

- Не надо пока женщин подпускать туда, пока клиентов не уберём с мелководья, - флегматично сказал Рома, - если опыта нет, то такое лучше не видеть. Пойдём, Старшой, встретим Пингвина, а потом поскидываем шахидов в море, течение сильное, прилив, быстро всё снесёт. Старший кивнул, - пошли, как катер догорит, его тоже надо очистить, а то вонять завтра будет. - А ещё надо будет завтра в отлив железяки повыловить с отмели, а то как бы не подорвался кто, - буркнул подошедший Герка.

На горизонте показался маленький диск, каждые две секунды вспыхивающий яркими проблесками – это летел маленький экраноплан «скорой помощи».

*********

Раненым в чём-то повезло, что единственным из способных летать остался самолёт с паровым двигателем. Он менее эффективен, у него меньше скорость, он требует разогрева перед стартом, но у него нет вибрации и он практически бесшумен. Только свист пропеллера, разрезавшего воздух. Лететь всего минут сорок. Автопилот повреждён, фюзеляж немного «подрихтовало», даже номер плохо видно, но по сравнению обкромсаным решетом, на котором Дымову приходилось возвращаться с заданий, можно сказать, что это мелкие неполадки.

Девчонки молчали всю дорогу. Таджичке Джамиле было плохо, всегда бойкая и позитивная Аня полулежала на кресле молча. Она только раз слегка оживилась, когда навстречу им в наступающей темноте пролетели два гидросамолёта-катамарана с огромными широкими крыльями – тяжёлый аэромобильный десант. Сейчас будут высаживаться к сектантам в гости. Раз сопровождения истребителей и штурмовиков нет, значит они уже на месте и небо взято под контроль.

На пилотских очках вспухла зелёная точка, превратившись в сферу, - «Патрульный «Ворон-2» вызываю паролётный гидроплан с повреждённым номером, назовите себя, что находится на борту и цель полёта».

– «Ворон-2», я «Слай-14-Резерв», - сообщил Саша свой военный позывной, - везу двух раненых после нападения в госпиталь на «колесо».

Сейчас патрульный сравнивает сигналы Нейросети со словами и голосом Саши, данными самолёта и автоматическим подтверждением госпиталя что к нему летят именно эти и по этому запросу.

- Слай, - нужна помощь, сопровождение или что ещё? Ваш самолёт повреждён.

- Я в курсе, повреждения незначительные, проблем на борту нет.

- Удачи, браток, раненым выздоровления поскорее! – Сверху, на мгновение закрыв звёзды, промелькнула большая тень с вытянутыми крыльями, вокруг него «коробочкой» летели тени поменьше – патрульный с дронами сопровождения. Только сопровождения необычно много для патрульного.

Значит «Воронов» перебросили из глубины акватории и пограничный режим введён на большую. «Вороны» слыли одним из лучших подразделений. Саша был уверен, что разглядел в темноте серьёзную боевую подвеску. Это, скорее, многоцелевое ударное звено, а патруль – легенда прикрытия или просто выполнил функции патруля, раз был поблизости. Значит, чего-то ожидают.

Из-за горизонта медленно выплывали огни заякорённого плавучего острова радиально-кольцевого типа, попросту говоря «колеса». Он и правда сверху напоминал тележное колесо, на ось которого поставлен высокий шпиль. Радиальные каналы, защищённые от волн молами, служили и «венецианскими улицами-каналами», и посадочными полосами небольших гидросамолётов. На полётном экране появились параметры приводнения, один из каналов стал зелёным – это Нейросеть наводила на посадочную полосу.

Через пять минут поплавковый гидросамолёт остановился точно у причального пирса в указанном месте причаливания. Их уже встречала группа из трёх санитаров в белых медицинских костюмах с двумя электротележками.

- Военный пилот что-ли? – спросил Сашу вместо приветствия молодой худой и длинный смуглый санитар, скорее всего, этнический кавказец или перс, - точность причаливания двадцать сантиметров!

- А что тут сложного, ответил Саша, открывая люк, – ведь всё показано и подсвечено, только подгоняй к месту.

- Значит военный, улыбнулся смуглый, - эй, не мешайся, мы сами раненых загрузим. Эй, да у неё температура, да! – озабоченно сказал длинный санитар, укладывая Аню животом на каталку, - слышь, пилот, ты ж сам ранен! А ну садись вот сюда, поедем в приёмный.

- Не надо, я сам пойду. Если долетел, то и дойду, там царапины. Я педалями активно работал, вот парочка дырок раскрылась, мелочь.

- Это ты у себя в авиации будешь командовать, а в больнице нас будешь слушаться, - важно сказал санитар, - садись давай, вон у самолёта все педали в крови! Доктор решит царапины у тебя или госпитализировать будем.

Несмотря на небольшую показную юношескую развязанность ребята вели себя правильно. Никто не полез с расспросами о бое на острове, хотя все, без сомнения, знали об этом через Сеть, никто не выражал дурацкого сочувствия. Просто все делали своё дело и было видно, что они будут его делать по-максимуму хорошо.

В больнице работали быстро, но всё равно с анализами, проверками, чистками ран и прочими перевязками заняло не меньше часа. У Саши обрезали штаны гидрокостюма до колен, вытащили осколки и заклеили дырки. У Ани несколько осколков удалили сразу, остальные будут удалять другой операцией. Джамильке вкололи укол и увезли куда-то. Сказали, что раздроблена плечевая кость и сустав, надо скреплять и допечатывать «запчасти» на биопринтере. Будет лежать и спать в боксе на приживление, минимум неделя без посещений.

- Слышишь, Аня, - улыбнулся ей сутулый седоватый врач, судя по акценту, немец-иммигрант, вторая операция будет под общим наркозом. У тебя началось воспаление и развивается быстро – жара всё-таки. Так что мы тебя положим в процедурную дня на три, посещений не будет, ты будешь всё время дремать. Не беспокойся всё будет отлично. Через десять минут операционный бокс освободится и мы тебя заберём. Пока подожди в комнате на каталке. Тебя простынкой накрыть?

- Не надо, жарко… А можно мне в коридор к окошку, которое на океан?

- Доктор покачал головой, - можно, если хочешь. Тебя санитар заберёт, – сейчас отвезу, сказал он, вставая на подножку электротележки.

- Я сам отвезу, - сказал Саша, - тут рядом.

 - Как ноги, пилот? – спросил он, повернувшись к Саше, - отлично, ответил тот, - ну тогда давай, вези. Хорошие шорты получились из твоего гидрокостюма, - пошутил доктор и исчез где-то в пересечении коридоров.

У окна на медицинской каталке лежала на животе загоревшая дочерна голая молодая женщина, вся спина, ягодицы и ноги которой были в «затычках» и наклейках. Туристы, которым довелось попасть в больницу и ещё не привыкли к местным нравам, таращили или отворачивали глаза. Местные на это не обращали внимания, эка невидаль.

Аня смотрела на океан, держа Сашу за руку и прижимаясь лицом, а он пытался её утешать, рассказывая, что её через неделю, самое большее через две выпишут и даже шрамов не останется. Но женщина молчала.

- Мы больше не увидимся, Саша! – внезапно сказала Аня.

- У тебя просто температура, говоришь всякие глупости.

Аня слабо улыбнулась, - нет, я не про то, что типа собираюсь умирать! Просто, когда я вернусь из больницы, ты улетишь. Насовсем.

- Я хотел недельку полетать со Светкой по океану, ты сама знаешь. Сейчас у нас всё чинить надо, может вообще не полетим.

- Ты улетишь в свой космопорт, в Россию.

- Так я ж не на Марс улетаю, а в Сталинград. При этих словах Аня как-то очень странно посмотрела на него.

- Я улетал полгода назад и прилетел же, - продолжал Саня, - у меня три месяца орбитальных, месяц на Земле, два месяца отпуска. Буду прилетать к родителям на пару недель, а потом к вам строить островок, ещё надоем.

- Мы больше не встретимся. Я знаю.

У Саши защемило в груди, ему очень не хотелось расставаться со своей семьёй-общиной, с островком, с океаном. К словам Ани он отнёсся серьёзно. Она принадлежала к людям, способным чувствовать будущее и когда она говорила, что «знает» сбывалось почти всегда. Её природные способности развили в школе. Почему бессознательное некоторых людей способно работать таким образом и что это за способности, точно ещё не знали, но научились усиливать и использовать. Света тоже могла чувствовать будущее, правда хуже, чем Аня. Интресно, что и у самого Саши тоже это было в небольшой степени. Поэтому, «поймав резонанс» от Ани он понял, что на права, действительно его жизнь поменяется очень сильно.

- Назло тебе прилечу, - комично выпучил глаза Саша, он пытался шутить. Но Аня только печально улыбнулась

- Земляк, посторонись, больную в операционную, - как из-под земли появилась крепкий молодой китаец-санитар.

Саша поцеловал Аню на прощание, - выздоравливай скорей! До встречи!

Она опять грустно улыбнулась в ответ и по щекам побежали несколько блестящик капелек.

– Что, анестезия заканчивается? Ничего, сейчас быстренько новую поставят, - деловым тоном сказал санитар, по-своему поняв слёзы пациентки. Он вскочил на подножку электротележки, колёса скрипнули по композитному полу и тележка исчезла за поворотом.

Дымов постоял несколько минут, прислонившись к стене, думая о неожиданном повороте в жизни. Настоящее имя Ани было Анктита, она на три четверти индуска-бенгалка. Обаяния, энергии и позитива у Аньки было на пятерых. Близкие отношения у них с Сашей уже были лет семь. Она его, похоже, любила, а он сильной любви к ней не чувствовал. Близкая дружба, обычное влечение к женщине, никаких обязательств. Хотела даже завести от него ребёнка, но откладывала, наверное, к лучшему. Они не очень подходили друг другу. С его службой он часто улетал, к его частым романам она относилась спокойно, как тут на Островах и полагается. Да и сама не отказывала себе в развлечениях и «запасных вариантах.» Так намного меньше трагедий, практически нет психозов на этой почве и если люди разбегаются навсегда, то получается это намного менее болезненно, чем в насильно удреживаемых парах. Здесь считается, что лучше иметь половину или треть, любимого человека, чем не иметь вовсе. Их дороги то расходились, то пересекались, а пару лет назад, когда он только перешёл служить в гиперзвуковую авиацию, она притащила его в эту общину. Ребята и правда хорошие, это да.

Полгода назад ему предложили работу на орбитальных рейсах из Сталинграда. Океанийцам не очень комфортно в России, несмотря на общие корни. По большому счёту, Ане там делать было нечего, она правильно сделала, что не поехала, а он и не уговаривал.

Когда месяц назад прилетел в отпуск со Светой, это Аньку сильно задело. Она ревновала, хотя старалась не показывать, но иногда срывалась. Когда Света появилась с его золотым ожерельем, Аня на следующий день тоже надела его ожерелье, которое он ей сделал шесть лет назад, только серебряное и ненароком об этом сказала. Вот ведь змеятина! Саша улыбнулся. Светка не осталась в долгу и хлопая глазками с видом сладкой дурочки восхитилась ростом мастерства Саши за прошедшие годы. Наверное, поэтому Аня так не хотела лететь в больницу.

- Брат, тебе что, похужело что-ли? – к Саше подошли двое крепких смуглых татуированных парней-полинезийцев, похоже, братья, - пошли, проводим до приёмного покоя.

- Не надо, спасибо земляки, со мной всё нормально, задумался просто. Мне пора к самолёту, - Дымов направился к выходу, одновременно вызывая через Сеть транспортёр с авиастоянки.

- Пошли вместе, нам тоже на стоянку. А ты что, об ежа что-ли на рифе ногами сбоку ударился? – Спросил старший из братьев, судя по возрасту и татуировкам, вот-вот призовут в армию.

- Типа того, - улыбнулся Саша. Конечно, подумал он, ведь он же в расстёгнутом гидрокостюме, на ногах заклеенные маленькие дырки - и правда похоже, что умудрился икрами обеих ног вписаться в морского ежа.

Татуированные братья снисходительно улыбнулись: - Ты, видать, не местный, здесь сильные волны, особенно у рифов.

- Да, всего два года бывают тут наездами.

- Ты, брат, в курсе, какой беспредел только что случился на границе? Там ребята строили себе остров, а какие-то безбашенные ушлёпки их штурмовали натурально с артиллерией и десантом! Мы бабулю как раз в больничку привезли везли, а наши начали поднимать ополчение, но всё быстро закончилось. Там оказались крутые пацаны на границе, «на раз» покрошили беспредельщиков.

- В курсе, да. Туда погранцы прилетели на помощь и сейчас армейцы высадились.

- Эх, как жаль, что нас там не было! – огорчился младший полинезиец, - а ты, брат, хотел бы там повоевать? - обратился он к Саше.

- Без нужды не хотел бы.

Полинезийцы даже не сдерживали презрительных усмешек: – А сам-то служил?

- Приходилось.

- А где?

- По-всякому.                         

- Наш отец служил в морском патруле и убил четверых пиратов, - гордо сказал старший парень. - А тебе приходилось убивать?

- Пиратов – нет, не приходилось, ответил Саша, окончательно упав в глазах воинственных братьев.

Автотранспортёр вытягивал со стоянки в посадочный канал Сашин паровой самолёт и автожир ребят-полинезийцев.

- Ты поосторожней с морскими ежами, а то может быть опасно, ехидно сказал младший.

- Постараюсь, - буднично ответил Дымов.

- Слай-14-Резерв, - раздалось в микронаушнике, - Ваш самолёт повреждён, но с Вашей пилотной квалификацией вылет разрешён. Рекомендуем отправить самолёт в ремонт.

- Нет, спасибо, мне надо вернуться, - ответил Саша, - беру на себя всю ответственность за безопасность полёта.

- Эй, слышь, а что у тебя самолёт весь в дырках? – удивился старший из братьев-полинезийцев.

- Он тоже об ежа ударился, - улыбнулся Саша, садясь за штурвал.

*********

Путь назад всегда кажется короче, потому что мозг тратит меньше ресурсов и времени, обрабатывая уже известные объекты. Да и когда надо было везти раненых девчонок, то казалось, что самолёт с паровым двигателем летит недостаточно быстро.

Саша думал о том, что может быть зря их община отказалась от эвакуации, когда на этом настаивали люди из Комитета Общественной Безопасности, а те не решились проводить эвакуацию по суду. Но их община просто не могла поверить, что всё настолько серьёзно. Несколько десятилетий без войны, все стычки и локальные войны были за пределами Окенийского Союза. Готовность океанийцев без колебаний применить любое оружие в любой момент для защиты своих долго годы охлаждала самых горячих авантюристов. А ещё им с таким трудом удалось найти место для постройки замечательного островка. Удобных тропических мест для постройки маленьких островов внутри акватории не осталось, они с трудом нашли место на самой границе. Иначе пришлось бы ехать туда, где намного холоднее или строить плавучий остров, а это намного дороже и сложнее. Место было почти идеальным – перед ним не было никаких островов на целые 200 км и никаких обитаемых на 500 км.

В нескольких километрах от их островка находился отличный риф, почти выходящий на поверхность во время отлива. Риф принадлежал вечно нуждающейся в деньгах Индонезии и на 99 лет его арендовала ближневосточная корпорация «Исламские Братья». Арендовала и построила остров. Похоже, что с деньгами и современными строительными технологиями у «Братьев», проблем не было. Строили очень быстро – уже через два года остров был готов. Строительство вели несколько сот работников из секты Джохар аль Иман, они же остались жить на островках вместе с приехавшими к ним семьями. Остров оказался сильно перенаселён для такого размера – около двух тысяч человек, но для сектантов это, видимо, было привычным.

Как потом выяснилось, эта «Братья» построили еще два острова и арендовали несколько необитаемых, тут же их заселив. Все объекты были фактически на границе Океанийского Союза.

Справка Нейросети:

Джохар аль Иман (араб.) - Суть Веры (др. перевод - Жемчужина Веры) – мусульманская секта, основанная бывшим преподавателем математики, профессором теологии Сейед аль Керимом. Аль Керим происходит из еврейской семьи, перешедший в мусульманство после ликвидации г-ва Израиль в годы т.н. «возрождения Халифата». Профессиональный провокатор, выступает с идеями создания «Великого Халифата-2.0». Формально секта содержится на средства организации «Исламские Братья», зарегистрированной в Мальдивском Султанате. Специализация – провокации и идеологические диверсии. Джохар аль Иман активно использовалась для дискредитации прогрессивных движений в мусульманских г-вах и странах Западного Блока (см).

Для вербовки сектантов используются традиционные и современные психотехнологии с последующим зомбированием. Халифат периодически предоставляет Аль Кериму с медийные ресурсы с многомиллионной аудиторией. Рядовые члены секты бесплатно работают на различных объектах, полагая, что имущество принадлежит сектантской общине, но в реальности оно записывается как личная собственность аль Керима и родственников его старшей жены Мариам. Изгоняемые члены секты не имеют на имущество никаких прав и при попытке протестовать уничтожаются боевиками секты при полном попустительстве официальных структур Халифата и Мальдивов.

Боевые подразделения Джохар аль Иман слабы, их подготовка проводится сотрудниками спецслужб Мальдивов, Халифата и частных военных компаний Западного Блока. Техническое оснащение и подготовка личного состава невысоки, поэтому под видом боевиков Джохар аль Иман часто действуют спецслужбы Мальдивского Султаната, Халифата, а также частных военных структур при выполнении т.н. «деликатных заданий».

Островитяне поначалу отнеслись к новым соседям благожелательно, по-соседски выручали из неприятностей, в которые регулярно попадали люди, незнакомые с жизнью на океанских островах, учили всяким полезным мелочам, оказывали помощь. Однако, новоприбывшие быстро показали себя натуральными варварами - хищнический вылов всего съедобного, что разрешал Коран, постоянное браконьерство в водах соседей, сброс канализации и отходов прямо в море. К соседям сектанты относились с нескрываемой болезненной ненавистью.

Те, кто это всё затевал, отлично знали, что делали. Мало кто будет терпеть, когда непонятно откуда взявшийся агрессивный сброд построит перед твоими окнами хлев, будет выливать помои тебе во двор и шататься под окнами, размахивая топором, обещая изрубить в куски твою семью. Если бы сектанты были способны что-то соображать, то поинтересовались бы недавней историей и узнав, насколько беспощадными и опасными в случае опасности могут быть их вполне мягкие соседи, то они были бы намного осмотрительнее в поиске себе приключений. Однако, секта состояла из специально отобранных и выведенных биороботов. Долгая жизнь по замыслу организаторов от зомби и не требовалась, как она не требуется от ракеты, запускаемой по цели, от ракеты требуется выполнение поставленной задачи.

Вскоре воды океанийцев оказались для сектантов закрыты. Браконьеров стали жёстко вылавливать, а их шаланды и снасти – конфисковывать. Это вызвало очередной всплеск ненависти, начались прямые угрозы. Было очевидно, что в недалёком будущем после пролития первой крови кто-то сильно пострадает и эти кто-то будут сектантами. За сектантами установили плотное наблюдение. По данным разведки готовилось нападение - прибывали баркасы с боевиками и боеприпасами, было замечена пара зенитных пушек.  Такое происходило не только здесь, но и в четырёх других местах.

Спецслужбы и правительство океанийцев пытались разрулить ситуацию с руководителями секты и правительством Индонезии, но напрасно. Всё было согласовано и подмазано на самом высоком уровне. Попытки обращаться во всякие морские комиссии по взаимопониманию и экологии тоже ни к чему не привели. «Независимые» экологи, журналисты и международные комиссии, не отзывались или ничего не видели в упор, хотя устраивали истерики по несравненно меньшему поводу. В общем, профессионально формировалась «болевая точка», которая рано или поздно должна была сработать. Судя по тому, какие деньги были влиты в операцию, готовилось что-то серьёзное и очень неприятное.

Выбор был незатейлив – готовиться к силовому столкновению или уходить с этой точки в океане. Но только откажешься от строительства острова и уйдёшь, так через несколько лет же появятся уже пятьдесят подобных точек давления на границу, морские пути, суда, плавучие острова, платформы, представительства и прочее. Малодушие приведёт только к ухудшению ситуации и следущий выбор придётся делать в менее благоприятных условиях. Постепенно уступая противнику, рано или поздно подойдёшь к черте, за которой надо или сдаваться, или всё равно вступать в бой, но уже в намного менее удачных условиях, чем было вначале. Даже из школьного курса теориии управления было известно, что Западный Блок таким образом «дожал» немало противников. Процесс дожимания мог занимать десятки лет и противодействовать ему можно только одним способом – не уступать ни на миллиметр, не останавливаясь ни перед чем.

Руководители секты и Султан Мальдивов получили короткое и недвусмысленное предупреждение. Правительство Индонезии тоже получило предупреждение, достаточное для разумных людей – если вы не в состоянии контролировать свою территорию, которая представляет для нас угрозу, то мы сами решим проблему. Но официальные лица продолжали строить из себя юродивых. Без сомнения, с ними провели соответствующую работу те же «серьёзные люди», что и навезли сектантов.

Два месяца наза к строителям островка приехали представители Комитета и Правительства. Трёхлетнюю девочку и двух беременных женщин отселили. Остальные на предложение переселиться на неопределённое время и заменить их военными, ответили, что сами будут защищать свой дом. Как и у всех жителей Океанийского Союза в каждом доме было оружие, но то, но мощного современного оружия почти не бывает в руках тех, кто не несёт службу – оно ни к чему и требует больших расходов на содержание. Когда потребуется, тогда и выдадут.

Так случилось и тут, строители получили статус местного ополчения и серьёзное оружие – малые ударные беспилотники, средства боевой координации, современные конусные снайперские винтовки и пулемёты, боевых роботов и т.д. Кроме строительства им теперь пришлось проходить курсы владения опасными игрушками или обновлять свои умения. Были разработаны несколько планов действия на случай нападения. Велся непрерывный мониторинг всего воздушного, водного и подводного пространства. Поблизости всё время находился один тяжёлый патрульный самолёт а группой беспилотников, скоростные катера тоже могли подойти за полчаса. Наши недооценили противника, а противник недооценил прочности обороны островка.

Внизу в тропической ночи промелькнули несколько огней боевых кораблей, выдвигающихся на позиции неподалёку от их острова. Почти наверняка, скоро будет совместное правительственное сообщение и заявление Совета Права, где объявят об аннексии сектантского острова. Так океанийцы действуют практически всегда, что сильно убавляет желающих попугать их всякими наездами. Непременно будет визг «мирового сообщества» с «большой дороги цивилизации». Будут угрозы и демонстративное выдвижение сил противника. Судя по уровню провокации, игроки включатся вполне мирового уровня. Интересно, как далеко оппоненты намерены пойти на этот раз? Поначалу будет война нервов, если будут демонстрировать серьёзную готовность к большой войне, то мы будет отвечать адекватно и тогда вполне вероятно, что объявят мобилизацию.

Получается, Анька окажется права, он действительно улетит, потому что его призовут из запаса. Вот только куда? В аэромобильные, так новых призывов полно, а он уже подрастерял квалификацию. В лёгкоштурмовую авиацию? Там сейчас тоже народу больше чем достаточно и призыв из запаса начнут только если пилотов подвыбьют и начнётся выпуск авиации по планам военного времени, а это минимум несколько недель. В гиперзвуковую? Это значит грань всеобщей войны на уничтожение. Отступить нам с нашими ресурсами и силами, значит сдаться, поэтому или противник сделает шаг назад, или на Земле людей останется не больше, чем сейчас в марсианских поселениях. Поселения, кстати, тоже вступят в войну и недооценивать их не стоит, несмотря на малочисленность. Если противник отступит, то последствия тоже будут серьёзными.

Саша подлетал к дому. Хватит думать о том, где от него лично события практически не зависят. Надо радоваться каждой минуте жизни, сегодняшний день очередной раз напомнил, что никогда не знаешь, когда она оборвётся.

На острове горел костёр. Узкие рожки исчезающего месяца смутно подсвечивали тёмную громаду тяжёлого патрульника в лагуне у островка. Значит, Вадик ещё здесь, он свой самолёт вряд ли оставит.

Саша стал вытягивать штурвал на себя, втискиваясь между побитым патрульным самолётом и мобильной солнечной электростанцией. Только что их маленький островок стал поводом для запуска большой игры с высокими ставками и серьёзными последствиями.

Павел Краснов

От Автора: глава 2, пока сделаю перерыв.

Возможное Будущее : 

Комментарии

Особенно порадовало про "Суть Веры" и про "Халифат 2.0"! smiley 

Да, есть все предпосылки к тому, что главными врагами в будущем окажутся не маргиналы-либералы, а вот эти - так.наз. "патриоты" (включая и определённых "коммунистов"). Более того - публичные завывания против абстрактных "либералов" стали нынче характерным призаком встроенности завывающих граждан в путинскую систему (т.е. принадлежности к наихудшей части врагов русского народа). У "левых патриотов" есть сложный градиент оттенков - от откровенных радостных шестёрок (вроде "байкеров") до "как бы оппозиции" в лице Кургиняна и совсем невменяемых мини-марксистских партий.

По странной и малоизученной закономерности, противостояния бывают тем более жёсткими, чем ближе друг к другу изначально находились воюющие стороны. (Гражданские войны более жестоки, как правило, чем обычные - а наша Гражданская была особенно жестокой, т.к. по обе стороны находились не только соотечественники, но и зачастую вчерашние единомышленники.)

Жуткая получилась бы картина - сражения, где с обеих сторон в атаки ходят под красными знамёнами...

:)

Спасибо. Весьма любопытно и написано хорошо. И главное все со смыслом, идеи через художественный текст... здорово.

Только пока мало кому интересно, факт. Люди предпочитают фэнтэзи.

Очень хорошо написано, как глоток свежего воздуха. Спасибо вам, Павел!

Мне эти рассказы напомили Олега Маркеева, тот тоже читателя не жалел, а сразу "дубасил" его с первых страниц.

 

:)