Вы здесь

О рабской психологии

Главные вкладки

У Олега Куваева в «Территории» есть много хороших фраз и размышлений. Например, вот это: «—Только плебеи считают за счастье: лежать вверх задницей и ничего не делать, — сказал Жора Апрятин.» То же самое можно сказать о возведении в кумиры такой категории, как свобода. Абсолютизация, точнее - вульгаризация свободы, воли - это и есть основное плебейское свойство. Нет, не плебейское. Рабское. В своё время один соученик на уроке высказался, что не понимает смысла определения, что свобода - это осознанная необходимость. Для него свобода - это возможность не учиться, не делать, даже - не умываться. Хорошо быть кисою - хорошо собакою. Где хочу... В общем, вы помните это незамысловатое стихотворение, полностью отражающее смысл и помысел не_человека. Для того мальчика свобода и необходимость - это самые яростные антиподы, ибо свобода = хочу-хочуууу!, тогда как необходимость = надо-надо-надо. Потому и спорил с учителем, доказывая всю несостоятельность определения.

На самом деле, господа (в отличие от рабов) свободу (как возможность валяться, везде гадить и допиваться до свиноподобия) вообще не ценят. Больше того - они в своих философских трудах и поучительных романах постоянно прославляют служение и службистов, созидание, свершения. Советская парадигма была чисто господская - главное служить, и даже гонорар не так важен. Зато - любимая работа. Как там у Стругацких? «Не надо, — сказал я. — Не надо мерять на деньги». — «Да нет, я пошутил», — сказал бородатый. «Это он так шутит, — сказал горбоносый. — Интереснее, чем у нас, вам нигде не будет». Только господин может уйти на более интересную работу - с более оплачиваемой. Это трудно и почти нереально. Потому что для этого нужно иметь совершенно иное мышление. Господское. Раб любит не_работу за приличные деньги. Параллельно с этим, раб ненавидит дресс-код и прочие ограничения. Костюм сковывает его вольную волюшку.

Господин любит правила и ограничения. Если их не создаёт общество, он сам будет их создавать. Чем выше осознанность, тем больше разнообразных табу. Самые могущественные короли были рабами этикета. Испанская знать, владевшая всем миром, носила чёрный бархат и истязала себя постами, молебнами, железными корсетами. Дети русских императоров воспитывались в великой строгости. Николай I (он первым это сказал!) ...называл себя рабом на галерах. А ведь мог бы жрать-валяться-совокупляться. Хомо-советикуса с детства приучали к жёсткому политесу и к культу книг. Прививали господское осознание себя. Свобода - это умение сказать самому себе - нет. Рабу всегда мало свободы. Как только ему дают возможность лежать, а не бегать, он тут же начинает требовать сервировочный столик рядом с лежбищем, а ещё - телеящик с развлекаловкой - пред очи. Рабу все обязаны. Господину - никто, ибо господин сам творит свою жизнь. Не устраивает - уходит. Или сражается. Раб - сетует, ноет, обвиняет. Ему недодали. Он желал бы денег и устроенности. Но не созидания. Раб завистлив - ему всегда мало и вечно плохо.

Раб любит Себя, считая своё Я - центром мироздания. Господин способен к скептическому отношению к своей персоне. Раб ценит свою тушку, свои маленькие достиженьица и свои крохотные достоинства, раздуваемые им до размеров гениальности. Господин не думает о себе-прекрасном. Для него важно дело. Раб ощущает свою неповторимость. Господин - просто живёт, ибо он - хозяин жизни. Он может не иметь супер-гаджета и пятиэтажного особняка. А может иметь. Его суть не изменяется. Дворянин - и в дырявом камзоле, и в бриллиантах всё равно остаётся таковым. У него нельзя отнять его статус. Всё то же втюхивалось и советским людям - советское звучит гордо. Мы не рабы. Современный же человек имеет рабью сущность - ему всего и всегда мало. Особенно той самой свободы. Для него воля - это разрушение, топтание, охлократия, критика властей, ничегонеделание. Ему бы порвать оковы... Он бы уууух! Побежал бы в пампасы. Перестал бы бриться. Побил бы всех чиновников. И заодно - велосипедистов. И завёл бы себе гарем. И жрал бы. И плевал бы всем в лицо. Это и сеть свобода раба. А свобода господина - это работа.

Галина Иванкина

От РП: Весьма хорошо сказано и замечено. Насчёт значения слова "господин" ничего особого говорить не будем, может автор имеет в виду не капиталиста или рабовладельца, а "господина над самим собой". К слову о воспитании настоящей аристократии, она всегда воспитывалась весьма жёско, например, знаменитые интернаты у англосаксов с мерзкой овсянкой холодной на завтрак, неотапливаемыми спальнями, где выпадает иней, розгами и прочими прелестями. Это для высшей элиты и даже сейчас. А для воспитания быдла - сюсюкание, необязательные уроки и "яркая особенная личность". Так воспитывают раба, в первую очередь раба своих эмоций, страстей и пороков.

Аналитика: 

Комментарии

Особенно ценной может стать её проекция на будущее: когда социализм построен (материально построен!), то вопрос "испытания сытостью" становится особенно острым. И в самом деле - возможность жрать и бездельничать отныне существует! Вспомним поздний СССР: навсегда (как казалось) отступила угроза голода, появился надёжный ядерный щит... И началось!

Павел очень верно отметил, что аристократическое воспитание - штука суровая. Причём, оно было таким не только в Англии, но и на Востоке. Это вопрос самосохранения элит: если не хочешь, чтобы после твоей кончины пьяный холоп гадил в твоём саду и пустил фамильную библиотеку на самокрутки - сумей воспитать себе достойных наследников. Т.е. волевых и ответственных. А как добиться этого в условиях изобилия и безопасности? Вот для этого и моделировали трудности в детстве.

Очень интересно было бы понять, как подобный проект можно осуществить в масштабах целого общества. Т.е. продолжив вектор раннего СССР на то, чтобы аристократом мог стать каждый. 

 

Аватар пользователя ulogin_facebook_100008333103256

Свобода - возможность для человека поступать в соответствии со своими понятиями о добре и зле.
А насчёт того, что свобода - это работа - знакомая фраза.
"Arbeit  macht  frei" ("Труд освобождает") - это я где-то уже слышал.