Вы здесь

Сирийская Петля Ч.3 Что такое ИГИЛ?

Главные вкладки

Что такое ИГИЛ и почему его представляют как монстра, угрожающего всему человечеству? Чем он так отличается от Аль-Каеды и бессчётного количества радикальных мусульманских организаций, декларирующих установление мирового Халифата? Что такое ИГИЛ прямо сказано в названии самой этой организации: Исламское Государство Ирака и Леванта. Левант (по-арабски Шам) включает в себя Сирию, Ливан и Палестину. Именно этим он и отличается от прочих мусульманских экстремистских суннитских организаций, которые на горе всем неверным раздувают мировой пожар, чтобы водрузить знамя Пророка на всей планете. ИГИЛ тоже говорит о мировом Халифате, что помогает ему в вербовке боевиков со всего мира, но его реальные запросы намного прозаичнее - именно создание своего государства на территории Ирака, Сирии, а если получится ещё и Ливана.

ИГИЛ в отношении системной экспансии весьма похож на большевиков, в котором тоже были два главных крыла - сторонники мировой революции (платформа Троцкого) и сторонники построения социалистического государства в капиталистическом окружении (платформа Ленина и Сталина). Различия в идеологии коммунистов и исламистов колоссальны, но логика развития систем действует объективно, то есть независимо от воли субьекта. Как и у Советской России, у игиловского государства нет ресурсов для мировых завоеваний - нет современной индустрии, нет образования и технологического лидерства, без чего невозможна современная армия, страна ограничена естественными природными барьерами, даже население, по сравнению с соседями, очень невелико. Вожделенный игиловский халифат имеет совершенно явно выраженный предел роста своих территорий - мощные региональные государства - Иран и Турция с востока и севера, победить которые у них ИГИЛ нет никаких шансов в обозримом будущем, со всех других сторон - моря, к которым можно отнести и Суэцкий канал, который какому-то ИГИЛу явно никто не отдаст. Да и Израиль ему не победить, несмотря на все дежурные угрозы "смести с лица земли", сами израильтяне, кстати, нисколько не напрягаются по поводу полумифической "угрозы ИГИЛ", а вот более реальные вещи - угроза Хезболлы и стоящего за ней сильного Ирана евреев напрягает очень даже всерьёз.

Поэтому в реальности ИГИЛ - национально-освободительное движение иракских и сирийских суннитов за создание своего монокофессионального государства. И всё. Никаким всемирным и даже региональным халифатом времён всяких аль-рашидов или османидов там и близко не пахнет, хотя в качестве сладкой мечты для упоротых идиотов эта фантазия вполне имеет своё место.

ИГИЛ выполняет старую геополитическую программу ближневосточных суннитов - создание суннитского государства с выходом к Средиземному морю и Персидскому Заливу, а если удастся, то ещё и к Красному морю. Больше ему в обозримом будущем рассчитывать не на что и, судя по всему, рассчётливые и циничные реальные руководители ИГИЛ это прекрасно понимают.

Любители чёрных знамён резко отличаются в тех краях от сонма прочих исламских фанатиков тем, что они активно строят и больницы, школы, дороги, дома, водопровод, канализацию, телефонную связь и выполняют прочие государственные функции. Во многих местах никто этим не занимался со времён американского вторжения - всё так и стояло разрушенное, а марионеточные власти под корень разворовывали выделяемые от продажи нефти деньги. Захватывая какой-то район, ИГИЛ тут же устанавливает там твёрдую революционную власть с минимальной бюрократией - небольшие налоги, простые и жёстко соблюдаемые законы (хотя и весьма жестокие). Там никакой регистрации малого бизнеса, просто открываешь лавку, платишь небольшую сумму (два золотых динара - 250-270 долларов) в год и всё, никаких взяток и подношений, обыденных для Ближнего Востока.

То есть ИГИЛ - вовсе не обычные, классические исламские террористы, которых полно в тех местах, а люди, строящие реальное арабское суннитское государство и сунниты, кстати, их весьма активно поддерживают. Вот именно это и есть главная опасность ИГИЛ для крупных мировых и региональных игроков - возникновение сильного, стабильного по ближневосточным меркам моноконфессионального и моноэтнического государства в тех местах, где в их планах совершенно не значилось.

Остальные вечные строители Халифата - это либо находящиеся на содержании у различных сил банды, каких большинство либо невменяемые фанатики, как местные, так и понаехавшие со всего света исламские джихадисты, но их меньшинство. Цели поставлены заведомо невыполнимые, поэтому исламисты занимаются не реальным строительством халифата и его триумфальным шествием по планете, а тем, для чего их создавали и спонсировали серьёзные люди - разрушением региона, перекройкой границ, созданием зоны нестабильности. Получается это у них весьма неплохо.

ИГИЛ появилось практически из ниоткуда именно в тот момент, когда американские и созданные ими силы уже сделали основную работу - дестабилизировали или снесли государственную власть, ввергли регион в хаос, а население в нищету и отчаяние, устроили кровавую войну всех со всеми, по факту смели государственные границы.

Получается, что американские и саудовские шестёрки воевали несколько лет, сами американцы и саудиты потратили кучу денег, сил и даже положили определённое количество личного состава своих силовых структур, а тут как чёртик из табакерки выскакивают какие-то неподконтрольные ухари из ИГИЛ с намерением снять весь банк. Есть отчего напрячься серьёзным игрокам.

Выходит так, что уничтожение саддамовского Ирака, война с Асадом, "арабская весна," многолетнее кропотливое создание армий исламистких бандитов и всё прочее - было не просто зря, а пошло на создание государства ИГИЛ. Самое обидное, что государство это прорисовывется настроенным крайне антиамерикански да ещё с контролем главеых нефтяных полей и транспортных путей Ближнего Востка. Прогрессивное человечество с большой дороги не может не увидеть здесь угрозы своим интересам.

ИГИЛ как зачаток независимого суннитского государства мешает всем крупным игрокам на Ближнем Востоке - США, потому что нарушает их планы по полному контролю над регионом, шиитскому Ирану, которому нет никакого интереса иметь сильное суннитское государство под боком, Саудовской Аравии, которая с появлением такого государства становится из игрока жертвой номер один, Турция не в восторге от перспективы появления бодрых соседей, только Израиль относительно спокоен, видимо собирается использовать ИГИЛ против Хизбаллы и как противовес Ирану. Так что серьёзных врагов у ИГИЛ немало и эти враги ещё и враги друг другу, что даёт шанс для манёвра, получается что в серьёзную прямую войну лицом к лицу с ИГИЛ они стараются не ввязываться, оставляя эту честь своим конкурентам.

ИГИЛ как крупная организация появился в нужный момент - ни раньше, когда он был бы вынужден вступить в прямую войну с американскими оккупантами и среди части населения ещё были мечты о том, что всё изменится, ни позже, когда Сирия была бы уже разделена победителями. ИГИЛ и в этом является уникальным и очень интересным проектом. Ещё до разгрома и оккупации Ирака спецслужбы баасистов заблаговременно создали разветвлённую и хорошо законспирированную сеть из своих сотрудников, агентуры, выделили необходимые средства, создали склады оружия и всего, что полагается в таких делах. Они обладали оперативной информацией об исламистком подполье, имели сильную агентурную сеть в среде исламистких организаций, часть из которых они создавали сами в качестве легенды прикрытия.

Как и в Сирии, в Ираке в течение нескольких десятилетий у власти стояли баасисты - иракские социалисты, правда более по названию. Так же, как и в Сирии баасизм был прикрытием для господства меньшинства - только в Ираке это были мусульмане-сунниты (около 30%), арабы-шииты там были угнетаемым большинством. Власть в Ираке находилась в руках тикритского клана (исконная территория - г. Тикрит и окресности). Засилье тикритцев было настолько тотальным и бросавшимся в глаза, что Саддам аль Тикрити (более известный как "Хусейн") приказал не использовать государственным служащим в Ираке клановые фамилии, сам став "Хусейном" по имени отца.

После американской оккупации (2003) разгорелась трёхлетняя партизанская война, ведущаяся, в основном, суннитами. Но после разгрома основных сил иракского Сопротивления в Фаллудже и ряда более мелких поражений, а также стремительной деградации Ирака и скатывания в архаику и одичание населения на первый план постепенно выходит религиозный фактор. Партизанская война за освобождение родины постепенно заменяется абстрактной "войной с неверными", это позволяет с одной стороны, привлечь фанатиков-исламистов из-за рубежа и этим частично компенсировать тяжёлые потери иракских боевиков-патриотов, а с другой это переводит войну в разряд межконфессиональной - теперь война ведётся уже не только с американцами, но и с шиитами, христианами, "неправильными суннитами" и т.д. Этот поворот активно поддерживают американцы и саудиты - это полностью соответствует их планам по дестабилизации региона и перевода освободительной войны арабов в религиозную и гражданскую.

В тоже время в Ираке в 2005 проходят выборы, принимается новая конституция, написанная под диктовку американцев, несмотря на то, что выборы и голосования прошли, в основном в шиитских районах, а во многих суннитских районах даже не открывались участки, "цивилизованное человечество" признало выборы демократичными. Как и следовало ожидать, на выборах побеждают шииты. Роль, которую шииты играли в американской агрессии и оккупации, а фактически - в уничтожении страны, иракское сопротивление оценивает как предательство, сотрудничество с неверными, а самих шиитов - как неверных и пособников шайтана. Сами шииты с этим категорически не согласны, с их точки зрения - они совершенно правы, использовав неверных американцев для свержения суннитского шайтана Хусейна. Тем более, сами шииты периодически поднимали восстания и устраивали беспорядки во время американской оккупации. Правда цель их была несколько другая - они требовали таких выборов, при которых шииты получат власть. В конце концов они её получили, но вместе с гражданской войной в нагрузку.

С 2006 гражданская война в Ираке (точнее, территории с ограниченным суверинитетом, которая так называется) разгорелась всерьёз. Основными участниками стали, понятное дело, шииты и сунниты. С тех пор война там то притухала, то разгоралась, в 2010 американцы вывели войска из Ирака, предпочитая контролировать охваченную хаосом территорию другими менее затратными методами. Когда в 2006 был повешен Саддам Хусейн, это только подбросило дров в костёр взаимной ненависти - он был казнён шиитским правительством, даже верёвку на его шее затягивал шиит.

Организация под названием ИГИ (Исламское Государство Ирака) появилась в 2006 году, когда подпольная сеть иракского сопротивления, контролируемая бывшими саддамовскими офицерами спецслужб, объединила более десятка мелких испамистских организаций и выбрала вот такое характерное имя. Чем оно собиралось заниматься - понятно из названия. Из лиц, создававших организацию известны Муслим аль-Туркмани (Фадель Хияли) и Хаджи Бакр (Самир Хилави) - старшие офицеры иракских спецслужб времён Саддама Хусейна, высококлассные профессионалы своего дела, одни из ключевых фигур в организации иракского Сопротивления. Такой вот привет от Хусейна из могилы.

ИГИ долго выступало под брэндом "Аль-Каеды", что было просто франчайзингом, а не реальным подчинением. Сама "Аль-Каеда" - сложный и запутанный клубок из интересов разных сил и организаций, начиная от спецслужб западных и восточных государств до реально верящих фанатиков и просто бандитов, действующих под известной маркой. Это ещё и помогало ему с финансированием - в те годы денег и материальных ресурсов ИГИ, как одной из радикальных организаций, подбрасывали саудиты и турки, ходят слухи, что Катар тоже не остался в стороне от богоугодного дела.

Симбиоз саддамовкской разведки и исламских фанатиков под названием "ИГИ" оказался на редкость удачной находкой - професиионалы нелегальной деятельности, способные к глубокому анализу ситуации и построению реалистичных планов, современной конспирации и солдаты-фанатики, привлечённые примитивной и ясной даже для деградировавшего общества идеологией. Такая структура способна без проблем проводить спланированные и скоординированные на высоком уровне крайне жестокие операции, когда все жестокости будут списаны на диких исламистов-фанатиков. Проводить такие операции, например, под вывеской социалистов БААС было бы существенно сложнее по причине как личного состава контингента, так и идеологических проблем.

Активно участвуя в гражданской (точнее, межконфессиональной) войне в Ираке, но до поры не раскрывая своих карт, ИГИ набрал боевого опыта на уровне рядового состава и тактических звеньев, а также создал свою базу на захваченных территориях в иракской провинции Рамади, отрабатывая создание государственной структуры полусетевого типа.

Тем временем, в Сирии разгорается гражданская война, инициированная американскими спецслужбами, завершение "арабской весны", в которой Сирия как одно из крупных арабских государств долго оставалась неохваченной общим весельем. Но дошли руки и до неё. Сирия, несмотря на кажущуяся стабильность, давно представляла из себя нечто промежуточное между пороховым погребом и складом огнеопасных материалов с разлитым бензином. Когда война в Сирии началась границы между охваченными гражданскими войнами Сирией и Ираком практически исчезли, хотя они исходно были весьма прозрачными.

В 2013 году ИГИ неожиданно объявляет об участии в Сирийской войне, но совсем не для того, чтобы таскать для других каштаны из огня. Напротив - ИГИ собирается воспользоваться плодами четырёхлетней войны, которую вели американские, турецкие и саудовские вассалы и забрать себе всю Сирию, а по этой причине она переименовывает себя в "ИГИЛ". Поначалу на это никто не обратил внимания: мало ли клоунов с громкими именами на Ближнем Востоке? ИГИЛ объединился с фронтом "Ан-Нусра," но вскоре пайщики поссорились и стали смертельными врагами, вступая в бой друг с другом чуть ли не чаще, чем с сирийской армией. ИГИЛ как более организованная сила стал постепенно перетягивать к себе местные низовые ячейки "Ан-Нусры" (традиционно для арабов довольно самостоятельные узлы сетевой структуры) и эти потери в результате перехода личного состава существенно превысили потери от боестолкновений с шахидами под чёрными знамёнами. Но опять же, это совершенно обыденные для Ближнего Востока вещи. Никакими эпическими победами и даже крупными успехами ИГИ(-Л) до этого похвастаться не мог, оставаясь одной из десятков экстремистских исламских организаций в тех краях.

Свою силу ИГИЛ внезапно показал в начале 2014, когда внезапным ударом были Фаллуджа и Рамади, а также неколько городов поменьше. Части туземной иракской армии, созданной американцами из шиитов, разбежались, несмотря на своё превосходство в численности и вооружении. Контрнаступление главных сил иракской армии при поддержке американской авиации принесло весьма ограниченный успех и привело к большим потерям, что быстро остудило боевой дух иракских шиитов. Удивительным здесь было то, что ИГИЛ активно наступал и одерживал победы при большом превосходстве противника в численности и боевой технике. Для сторонников ИГИЛ всё было очевидно - правоверным помогает Аллах. Реальность несколько прозаичнее - ИГИЛ отработал и применил тактику захвата городов хорошо подготовленными и координированными группами спецназа при тщательнейшей подготовки операции.

Иракский фронт: джихадисты наступают на Багдад, США посылать войска не собираются, Иран вступает в бой

 

Но главным шоком был захват в июне 2014 Мосула - второго по величине города Ирака. Город был взят, как и Фаллудже не столько снаружи, сколько изнутри. Баасистское подполье сумело договориться о поддержке с рядом других мусульманских организаций. Боевики ИГИЛ действовали стремительно и беспощадно, чётко выдерживая график проведения операции. В назначенное время заблаговременно проникшие в город боевики нанесли удары по ключевым объектам и нанесли визиты поимеющимся точным адресам где проживали члены семей полицейского и армейского руководства, крупных банкиров, госслужащих, госбезопасности. Семьи были частично уничтожены, частично взяты в заложники. По бросившихся на спасение своих родных силовикам наносились внезапные удары мобильными группами. Связь и транспорт были полностью парализованы, ключевые развязки, перекрёстки, здания были под непосредственными или огневым контролем боевиков. В городе началась паника, из города бросились бежать не менее полумиллиона человек, среди которых под видом беженцев шли боевые группы. Брошенные в контратаку две дивизии иракской армии завязли в толпах беженцев, подверглись внезапным стремительным ударам боевиков, стремительно повлявшихся и исчезавших в потоках людей и транспорта, были деморализованы, быстро разгромлены и бежали, почти не оказав сопротивления.

В банках города и у богатых шиитов игиловцам удалось захватить около полумиллиарда долларов наличными и золотом. Гарнизон города разбежался, а сунниты перешли на сторону исламистов. Операцию проводили 4 тысячи боевиков ИГИЛ и 2 тысячи примкнувших к ним структур, в основном игравших роль вспомогательных войск. Им противостояло до 30 тысяч иракских солдат и офицеров. Это была эпическая победа ИГИЛ, после которой об этой организации заговорил весь мир. Формальный руководитель ИГИЛ - аль-Багдади объявил о создании Халифата. Почти одновременно был захвачен Тикрит.

Руководство ИГИЛ стремительно развивало успех - был захвачен г Байджи, на военных складах которого находилось огромное количество оружия, снаряжения и боеприпасов иракской марионеточной армии.  Началось наступление на Багдад. Для марионеточных властей Ирака сложилась критическая ситуация. Иракская армия была полностью деморализована, целые части сдавались без боя. Планировщики ИГИЛ находились в одном шаге от крупнейшего выигрыша. Захват Багдада переводил маргинальную экстремистскую группировку в разряд крупных региональных сил. Халифат мог стать реальностью и получить признание многих миллионов мусульман. Момент был выбран блестяще, а операция проведена на высочайшем уровне. Расчёт был верным - в Ираке не существует силы, способной отразить наступление на Багдад и её невозможно создать за короткое время. Яростные американские бомбардировки наносили определённые потери, но не могли спасти столицы. Без введения войск падение Багдада было вопросом нескольких дней. В наступлении участвовали около 20-30 тыс "воинов Аллаха" с чёрными знамёнами. Захваченные пленные массово уничтожались под видеокамеру.

Тогда в игру был вынужден вступить Иран, против "воинов халифата" был брошен спецназ КСИР (Корпуса Стражей Исламской Революции) - от 3 до 5 тысяч человек. Были спешно вооружены несколько местных добровольческих шиитских батальонов, во главе которых стали персы. Учитывая отсутствие у них боевого опыта, крайний недостаток подготовки и слаживания эти отряды, в основном стояли на охране ключевых пунктов столицы, чтобы предотвратить удары диверсионных мобильных отрядов халифатовцев. На короткое время в Багдаде, как у себя дома действовала иранская военная контрразведка, были проведены масштабные контрдиверсионные мероприятия. Арестовывались все подозрительные личности, подозрительная активность (например, фотографирование блок-постов у полицейского участка или моста) были поводом для немедленного ареста, а в случае серьёзных подозрений - для жесткоких пыток. Выявленные таким образом ячейки и сторонники ИГИЛ беспощадно уничтожались. Персы отбросили части ИГИЛ от Багдада, но сами понесли тяжёлые потери.

Что за это разруливание катастрофической ситуации получил Иран от прочих участников игры, видимо, очень долго, если не навсегда останется тайной. Действия персов показали, что никакими сверхестественными тактиками или исключительными боевыми качествами ИГИЛ не обладает и достаточно просто сильной государственной власти, выполняющей свои функции и стойкой армии, чтобы разгромить "непобедимых воинов халифата".

Наступление ИГИЛ было его звёздным часом, пиком военной силы, но столкновение с хорошо организованной современной армией, пусть и не считающейся первоклассной, тем более попытка наступать на позиции такой армии показало, что шансов у ИГИЛ в этом случае нет. В то же время против армий и государств третьего мира он представляет собой вполне себе опасную силу. Никаких шансов победить Иран или Турцию ИГИЛ не имеет и нападение на любую этих стран приведёт незадачливых реконструкторов халифата к катастрофе. Что показательно, в июне 2014 халифатовцы захватили в Мосуле полсотни турецких дипломатов (включая генконсула) и членов их семей и начали загибать пальцы на предмет выкупа и политического признания со стороны турок. После того как на место выехали представители турецкой разведки и короткого разговора со слегка потерявшими ощущение реальности "воинами халифата" пленники были отпущены просто моментально. Заигравшимся в халифат суннитам популярно объяснили, что произойдёт, если Турция разозлится всерьёз - от "исламского государства" не останется даже мокрого места.

После удачного захвата Мосула и неудачного похода на Багдад чуть ли не единственным перспективным направлением наименьшего сопротивления для дальнейшего расширения для ИГИЛ осталась Сирия. ИГИЛ старается перейти к финансовой независимость и похоже, уже добилось этого. Средства получаются от революционного грабежа "неверных" как в Мосуле, наркотраффика, подпольной торговли нефтью, работорговли захвата заложников с целью выкупа чему сильно способствует видеодемонстрация массовых и индивидуальных казней, поставленная на поток.

Далеко не все национально-освободительные милые и благородные. Вон хуту тоже решили национально освободиться от тутси, а немцы от евреев.

То есть ИГИЛ - это арабско-суннитский фашизм, с заметной нацисткой составляющей, несмотря на то, что в его рядах сражается немало инородцев. Но инородцев в процентном соотношении мало, а когда их много, то курдов режут будь здоров, хотя они и сунниты, просто они не арабы.

ИГИЛ появился не на пустом месте. Исходно это начиналось с народных мстителей на территории "демократизированного" американцами Ирака, где царил такой беспредел, что порядки ИГИЛ там кажутся не такими уж страшными. Тотальная коррупция, нищета, всевластие шиитских кланов, получивших власть в послесаддамовском Ираке, стремительная деградация страны и одичание людей происходили просто на глазах. А ещё на глазах не самых старых поколений Ирак был одной из самых состоятельных стран Ближнего Востока.  Рабство там фактически существовало до ИГИЛ.

Первое, что устраивает ИГИЛ после захвата местности - это показательные казни судей и полицаев-беспредельщиков. Народ из бедных слоёв и "честные бизнесмены" на территории ИГИЛ вполне поддерживают новую власть - жестоко подавлена коррупция, бесконечные поборы заменены твёрдым и всем понятным "налогом Халифата", "рабство есть это плохо, но оно только для унтерменшей иноверцев. Поддерживают ИГИЛ не потому, что фанатики арабам сильно нравятся (хотя есть и такие, но их мало), а потому что до ИГИЛ было ещё хуже. Пожив более десяти лет в беспределе и хаосе люди готовы приветствовать и вот такой порядок.Арабы говорят, что расскажи про то, что происходит сейчас, арабам лет 30 назад, они бы даже не смеялись, пожалели бы сумасшедшего.

На территории Сирии причина народной поддержки ИГИЛ вовсе не в поддержке самих идей очередных фанатиков, а в ненависти к его врагам, общим для суннитов-арабов - шиитам, режиму Асада и алавитам и т.д. ИГИЛ просто выступает силой, которая пытается объединить арабов-суннитов и устроить своего рода суннитский Иран.

Стремление арабоа-суннитов выйти на берега Персидского залива и Средиземного моря предопределено примерно так же, как стремление России к проливам Босфор и Дарданеллы, а Японии - к Курильской гряде. Удастся оно или не удастся - вопрос другой, но эта историческая и геополитическая сила существует вне зависимости от того, нравится это кому-то или нет. Также предопределено стремление суннитов Ирака и Сирии к объединению.

Среди тех, кто рулит ИГИЛ хватает своих героев, прекрасных организаторов, хитроумных политиков, блестящих пропагандистов. Они без всякого стеснения используют самых жестоких и тёмных фанатиков и самые грязные и безжалостные методы для достижения своей цели, которая им представляется благородной и достойной. Не буду комментировать их действия, это ясно и так.

Начало

Продолжение

Окончание следует

Павел Краснов

 
Текущая Ситуация: 

Комментарии

В случае победы ИГИЛ (т.е. закреплении на удерживаемых сегодня территориях с созданием какой-либо государственной или квази-госуударственной "стабильности") будет логично предположить жёсткую расправу "рацонально-государственного" крыла этого движения над сторонниками "мирового халифата" внутри самого движения  (т.е. над упоротыми фанатиками "перманентной исламской революции").

Ну и каша там заварилась... Там ведь еще и курды. А они, даже если сунниты, больше вроде склоняются к идее национального государства. 

Как раз со времён падения Мидийского царства когда их мощно кинули родственнички-персы.

Их просто там мало - меньше 10%, а идея Курдистана, которой они грезят тысячелетиями и столетиями всё так же далека. Уже несколько сот лет кто только не лень водит им перед носом этой морковкой. Даже цари всерьёз думали в случае экспансии на Ближний Восток создать из курдов Ефвратское казачество на самоуправляемой территории.

Курдистана боятся в регионе все, кроме России (исторической, а не Рашкованды) и Израиля - стоит образоваться курдскому государству даже в небольшом регионе, как у него моментально появятся территориальные претензии к Сирии, Ираку, Ливану и Турции. Стоит курдам объединиться, как мало никому не покажется. Асад обещал курдам практически полную автономию в составе Сирии, поэтому они пока его ситуационные союзники.

Образование курдского государства кардинально поменяет расклад на БВ.

С тем, что "ну и каша там заварилась", согласиться трудно. Каша там была всегда, да ещё какая! Тут на желтоватеньком ресурсе "русская семёрка" вычитал, что мусульман (всяких разных направлений) десятка 2-3. И каждое из них считает, что они самые правильные (остальные - почти неверные). Ну, помножте теперь это на восточный менталитет, и получите то, что есть. А ещё курды, христиане, иудеи и тд и тп.

А вот кто и какие задачи там решает - вопрос.

На мой взгляд, так. США - свои задачи решили - от Ливии до границ Ирана бардак наведён. Правда, пришлось смириться с тем, что Иран перестал быть страной-изгоем.

Иран, выпутывшись из санкций желает показать, что он мощная, пусть и региональная держава.

Что там делает РФ? - загадка. Возможно это попытка показать себя "мировой державой"? Посмотрим.

Ну, а остальные? Остальные не субъект, а ОБЪЕКТ процесса.

Ну,напоследок о религии, как таковой, особенно, когда она становится основой государственности.

Когда-то все религии выполнили свою очень положительную роль - из разрозненных племён создали сначала народности, потом национальности, потом нации. Всё! с этого момента, начались дрязги. Вот и имеем сейчас десяток христиан, разного толкования (ну, эти, в основном, "смирные") и кучу всяких разных конфессий, течений внутри них итд, которые не всегда "спокойные". Вот для подтверждения и Ближний Восток. Дяди со стороны "завели" одних, "завелись" другие и "пошло-поехало".

Чем всё это кончится?