Вы здесь

Диалектика - Шарлатанство и Лженаука

Главные вкладки

От РП: Очень хорошая статья, показывающая, что же представляет из себя диалектика, если посмотреть на неё непредвзято, используя самые базовые методы научного анализа. Как  немецкая идеалистическая (Гегель) так и выросшая из неё самозванная "материалистическая" диалектика (Маркс и Энгельс) - самое натуральное шарлатанство и лженаука. Диалектика появилась в период, когда научный метод ещё только появлялсь, это попытка создать альтернативный классическому научному подходу метод анализа, но научный метод остался и развился, а альтернативные ему подходы (среди которых и диалектика ) не выдержали проверки практикой. Всё вокруг нас создано с помощью научного метода, а диалектика оказалась абсолютно бесплодна. К слову, марксизм - это именно попытка создания "альтернативной науки", которая также оказалась абсолютно бесплодным тупиком. Если взять довольно точное опредение Ленина из чего состоит марксизм: политэкономия, материалистическая диалектика и исторический материализм, то от него не остаётся ничего вообще - ошибочность и полнейшая бесплодность марксистских экономических гипотез показана например, тут, про "исторический материализм" мы писали здесь,   здесь,  здесь,  здесь про научную ценность марксизма, например, здесь

По многочисленным просьбам я готов рассказать вам о том, чем является диалектическая логика, и насколько она полезна, как способ мышления, метод анализа, глубокая философия и положительная разумность (последнее словосочетание не я придумал, а Гегель).

Причём, рассказать не просто так, а на ярких и очень убедительных примерах.

Что такое «диалектическая логика» и почему нам нельзя обойтись формальной? О, тут всё просто и одновременно с тем сложно (в этой фразе, кстати, уже очень много диалектики). Дело в том, что формальная логика описывает правильные способы обработки абстрактных утверждений, соотношения которых не зависят от того, какие именно сущности подставляются в качестве значений переменных. Это делает рассуждение оторванным от реальности, игнорирующим Истину и предельно узколобым.

В пику формальной логике, логика диалектическая предпочитает работать с самой действительностью и постигать её во всей её сложности и изменчивости. В означенной действительности обнаруживаются определённые общие закономерности, которые оказываются верны для самых разных её областей — от физики до физиологии, от социологии до социопатии и так далее — а потому являются наиболее общими законами устройства мироздания.

Наиболее важны из них следующие законы:
 

  1. Закон единства и борьбы противоположностей. В каждом объекте находятся такие моменты — противоположности, — которые пребывают в неразрывном единстве и при этом взаимоисключают друг друга. Взаимоисключают в разных и в одних и тех же отношениях.
  2. Закон перехода количественных изменений в качественные. Качественные изменения — результат накопления количественных. Накопление количественных изменений производит изменения в качестве.
  3. Закон отрицания отрицания. Всякое развитие происходит по спирали. Следующая стадия отрицает предыдущую, но потом ещё одна стадия отрицает и её, что приводит объект к исходному состоянию, но уже в новом качестве.

Всё это может показаться довольно сложным. И оно действительно такое и есть, поэтому давайте посмотрим всё это на примерах.

Как известно, в нормальных условиях вода при температуре ниже нуля градусов по Цельсию находится в твёрдом состоянии — является льдом. Если мы начнём подогревать лёд, то в нём будет накапливаться тепло. В какой-то момент — в районе нуля градусов — лёд растает, и вода перейдёт в жидкое состояние. И если её дальше нагревать, то она будет накапливать тепло до тех пор, пока температура не достигнет ста градусов. Тут накопившееся тепло переведёт воду в ещё одно агрегатное состояние — газообразное.

Этот процесс являет нам во всей красе диалектичность действительности. Мы видим, как накапливающиеся количественные изменения приводят к изменениям качественным: смене агрегатного состояния воды. Причём, два раза: из льда в жидкость, и из жидкости в газ.

Кроме того, при превращении льда в жидкость лёд как бы исчезает. То есть жидкость как бы отрицает лёд — подобно тому как вырастающий из зерна колос отрицает зерно. Если мы после этого начнём охлаждать воду, то произойдёт отрицание отрицания и жидкая вода снова станет льдом. Однако это уже будет не совсем тот же лёд, что был в начале: у него будет другая форма, другой рисунок на поверхности и так далее. То есть, отрицание отрицания, в полном соответствии со спиральностью развития, вернуло исходное состояние в новом качестве.

Жидкость является противоположностью льда и одновременно единым целым с ним — поскольку молекулы остаются одними и теми же. Таким образом, во льду уже с самого начала как бы заключена жидкость. Которая после достаточного нагревания льда проявит себя. И в этот момент уже лёд будет как бы заключён в жидкости. Эти две противоположности просто невозможно отделить друг от друга. Они неразрывно связаны и являются единым целым. Однако их одновременное существование как противоположностей в единстве делает возможным переход из одного агрегатного состояния в другое.

Видите, сколько всего нам дала диалектическая логика в этом, казалось бы, простом примере?

Давайте теперь рассмотрим ещё один, чтобы закрепить полученные знания.

Как известно, в нормальных условиях вода при температуре ниже нуля градусов по Цельсию является газом. Потом, после перехода через ноль градусов, она становится жидкостью. А после пятидесяти градусов по Цельсию превращается в твёрдое тело.

Этот процесс являет нам диалектичность действительности. Мы видим, как накапливающиеся количественные изменения приводят к изменениям качественным: смене агрегатного состояния воды.

Кроме того, при превращении льда в жидкость лёд как бы исчезает. То есть жидкость как бы отрицает лёд. Если мы после этого начнём нагревать воду, то произойдёт отрицание отрицания и жидкая вода снова станет льдом. Однако это уже будет не совсем тот же лёд, что был в начале: у него будет другая форма, другой рисунок на поверхности и так далее. То есть, отрицание отрицания, в полном соответствии со спиральностью развития, вернуло исходное состояние в новом качестве.

Жидкость является противоположностью льда и одновременно единым целым с ним. Во льду уже с самого начала как бы заключена жидкость. Которая после достаточного охлаждения льда проявит себя. И в этот момент уже лёд будет как бы заключён в жидкости. Эти две противоположности просто невозможно отделить друг от друга. Они неразрывно связаны и являются единым целым. Однако их одновременное существование как противоположностей в единстве делает возможным переход из одного агрегатного состояния в другое.

Легко видеть, что и в этой ситуации диалектическая логика без проблем справилась с объяснением действительности, хотя физика такую действительность уже не признаёт.

Но диалектическая логика — это универсальный инструмент. Она не стеснена теми узкими рамками, в которых находится физика, а потому способна объяснить то, что физика объяснить не может и потому отвергает.

Чтобы проиллюстрировать всю широту возможностей диалектического метода, давайте рассмотрим третий пример.

Как известно, вода при температуре нижу нуля по Цельсию является кислотой. А при нагревании до двенадцати с половиной градусов по Цельсию она превращается в пуделя, который может призвать Сатану. Налицо переход количественных изменений в качественные: нагрев кислотной воды приводит к накоплению в ней пуделянтов, что и приводит её к новому качеству — пуделю.

Пудель является противоположностью Сатаны, однако может его вызывать, то есть находится с Сатаной в неизбежном единстве.

Чтобы построить отрицание пуделя, нам надо извлечь из него корень.

О да, в негибкой формальной логике отрицанием утверждения является то, что не пересекается с утверждением, но дополняет его до полного множества вариантов, но в диалектической логике на это можно положить болт и назвать «отрицанием» вообще что угодно. И отрицать при этом не только утверждения, но и предметы, явления, всё, что в голову взбредёт.

Главное, чтобы у вас при этом была правильная фамилия. Например, если ваша фамилия Гегель, то колос будет отрицанием зерна. А если ваша фамилия Энгельс, то вы можете считать отрицанием величины «a» — величину «–a», а отрицанием «–а» — умножение «–a» на «–a». Ни в чём себе не отказывайте.

Так вот, построим отрицание пуделя — извлечём из него корень. В результате получится синий звук. Поскольку синий звук — это та противоположность, которая как бы заключена в пуделе и неразрывно с ним связана. Именно с помощью синего звука пудель призывает Сатану, что говорит нам о том, что отрицание пуделя находится в единстве с противоположностью пуделя и одновременно с самим пуделем. Если накопить достаточно синего звука, то количественные изменения приведут к качественным: приходу Сатаны на Землю. Приход Сатаны на Землю является тем противоречием, которое заключено в пуделе.

Кто-то, например, спросит, почему синий звук — противоположность пуделя? Да просто потому, что мы сейчас не в рамках косной формальной логики — мы внутри логики диалектической, а потому слово «противоположность» тавтологически определено через его свойства: «это те стороны объекта, которые находятся в единстве и одновременно взаимоисключают друг друга». Мы просто постулировали, что «противоположности» — это то, что пребывают в единстве и взаимоисключает друг друга, а потом из этого вывели закон, что противоположности пребывают в единстве и взаимоисключают друг друга. Поэтому противоположностью можно называть вообще что угодно, что можно объявить единым и взаимоисключающим. А таковым, в свою очередь, можно объявить что угодно.

Из формальной логики следует, что если принять подобного рода аксиомы, то их следствием будет вообще любое утверждение. Причём, одновременно возможно доказать два прямо противоположных утверждения. Но для диалектики это не бага, а фича: благодаря возможности доказать что угодно, она становится воистину универсальной.

Так вот, продолжим. Для отрицания синего звука — то есть, отрицания отрицания пуделя — нам надо Мадрид. Если мы Мадрид синий звук, то синий звук станет Сатаной. То есть, пуделем, но уже в новом качестве.

Вышеизложенное любая нормальная наука будет считать просто набором слов, не только не описывающих реальность, но и вообще лишённых всякого смысла. Но, благо, диалектике и такое по зубам. И в этом идиотском наборе слов тоже обнаруживаются все «диалектические универсальные закономерности», причём, их там можно найти даже больше, чем в первом примере.

Пример может противоречить действительности, может вообще быть набором слов, но всё равно диалектическая логика отлично справится с его «объяснением». Поскольку определения её «законов» таковы, что под них можно притянуть вообще что угодно. Они воистину «наиболее общие», поскольку им соответствует вообще любой исход. Им соответствует даже то, что не является исходом.

При помощи физики вы можете узнать, что произойдёт с водой в данных условиях: в какой момент она начнёт испаряться или замерзать, когда она испарится или замёрзнет при данном потоке тепла, и так далее. А при помощи диалектики вы, зато, можете узнать, что независимо от того, что произойдёт или не произойдёт с водой, в этом всё равно будет отрицание отрицания, единство противоположностей и прочая диалектичность.

Да, вы не сможете таким образом определить, какой вариант реализуется в действительности. Не сможете даже узнать, какой вариант может реализоваться. Но любые ваши соображения, зато, будут звучать «похоже на что-то сложное». Вообще любые — потому что диалектика может «объяснить» вообще любой вариант.

А после этого, если вам возразят, вы всегда сможете доказать оппоненту при помощи цитат из Гегеля, что ваш Гегель гораздо длиннее и толще.

Хотите считать лёд отрицанием жидкости — ваше право. Газ тоже отрицание жидкости — отлично, концепция ширится. Наверно газ — это отрицание отрицания льда. То есть, тот же лёд, но в новом качестве. Можете с этого момента считать газ льдом.

Или не считать: диалектическая логика не стесняет себя всеми этими условностями, поэтому вполне можно заявить, что, несмотря на то, что они все отрицания друг друга по цепочке, отрицанием отрицания никто из них всё равно не является.

Правила игры можно менять прямо на ходу. Внутри одного абзаца. По собственному произволу.

Это даёт невероятную свободу. Отрицанием является то, что вы пожелаете. Противоположностью является то, что вы пожелаете. Количественными изменениями является то, что вы пожелаете. Качественными тоже является то, что вы пожелаете. И что вы пожелаете является противоречиями, которые могут состоять между собой в каких пожелаете отношениях. Оно же всё едино и одновременно взаимоисключающе. Поэтому несостыковки просто не может быть. Любые возникшие вопросы можно разрешить либо ссылкой на «единство», либо ссылкой на «взаимоисключение». Любую, абсолютно любую вашу концепцию невозможно опровергнуть.

Равно как не может быть опровергнута и сама диалектика, поскольку абсолютно любой исход ей соответствует.

Вы берёте некую физическую теорию, делаете при помощи неё прогноз, а потом смотрите, каким будет реальный исход. Если прогнозы сбываются — всё ОК, наслаждайтесь результатами, пользуйтесь возможностью прогнозировать. Если они не сбываются — эта физическая теория, видимо, неверна, нужна какая-то другая.

Но диалектическую логику так просто не сломить: она просто не делает прогнозы, а вместо этого, задним числом объясняет исходы. Либо же берёт прогнозы из настоящих наук — физики, социологии и т.п. — и подвёрстывает к ним ссылки на саму себя. «При ста градусах по Цельсию жидкая вода испаряется. Это потому, что в природе количественные изменения переходят в качественные».

Кстати, видные диалектики уже полторы сотни лет цитируют этот пример с водой. «А вот при достижении ста градусов вода испаряется». И никого из них совершенно не гнетёт тот факт, что вода, блин, испаряется и при комнатной температуре тоже. Налейте, ядрёнть, воды на стол, подождите полчаса и стол чудесным образом окажется сухим, хотя его никто не нагревал до ста градусов.

Я уверен, что диалектика без проблем объяснила бы и это загадочное природное явление через «переход количества в качество» или «отрицание отрицания». Однако это очень многое говорит об аналитической силе этого «высшего метода рассуждений». Этот метод рассуждений столь офигительски силён, что даже тот пример, который они сами же полторы сотни лет приводят, ни хрена не соответствует действительности.

При ста градусах не «жидкость переходит в пар», а давление насыщенного пара становится равным атмосферному, поэтому испарение идёт и внутри жидкости тоже, поскольку образовавшиеся внутри неё пузырьки уже не схлопываются сразу же обратно под воздействием атмосферного давления. В чём тут «качественные изменения»? В том, что вы, нагревая воду, повышали давление насыщенного пара, и в какой-то момент оно достигло определённой величины? Зашибись вообще — чудо! Кто бы до такого догадался без диалектической логики!

При этом, когда о данном мощном методе забывают, то всё идёт прекрасно. Рождаются теории, которые весьма хорошо описывают общественные отношения, устройство экономики, нюансы политической борьбы. И это всё делают те же самые люди, у которых сразу же срывает крышу при использовании «высшего метода рассуждений». Которые способны на самой заре теории вероятностей сформулировать описание политэкономики как вероятностного процесса, но при этом не способны понять, что «колос как бы отрицает зерно» — это бессмысленный набор слов, а не годный пример работы некого универсального закона мироздания. А всего-то ведь во втором случае воспользовались «наивысшим методом», тогда как к первому его подверстали задним числом в самом конце рассуждений.

И благодаря этому подвёрстыванию, последователи этих людей, вместо того, чтобы развивать данные теории, пользуясь всеми современными наработками науки, о которых основоположники даже мечтать не могли, занимаются тем, что «развивают в себе диалектическое мышление» и пытаются им пользоваться. Чем надёжно отсекают себя от возможности сделать хоть какие-то содержательные, проверяемые, научные умозаключения.

Вместо того, чтобы тратить своё время на освоение теории вероятностей, матанализа, теории алгоритмов, современных методов программирования, математического софта и научного метода в целом, на базе которых и должны создаваться современная теория экономических и общественных отношений, люди тратят своё время на изучение заведомой белиберды. Заведомой уже просто потому, что эта белиберда с одинаковой уверенностью «объясняет» вообще любой исход, а потому бесполезна — в отличие от реальных наук, смысл которых как раз в том, чтобы в каждом конкретном случае отделить возможные исходы от невозможных, что и является целью любого прогноза, любой технологии и любого анализа.

Вместо совершенствования теории куча людей сто лет занималась составлением псевдоосмысленных фраз из красиво звучащих слов. Поэтому теория так до сих пор и осталась в версии столетней давности. В состоянии «только что родила́сь».

В начале двадцатого века помещения освещались свечами, для перевозок использовались лошади, а для расчётов — арифмометры. В начале двадцать первого века в обиходе уже светодиодные лампы, автомобили, управляемые роботами, и компьютеры. Человечество успело несколько раз слетать на Луну. У себя дома за пять минут можно сделать такой расчёт, который раньше бы занял несколько тысячилетий. Прикиньте, как оно: все эти результаты дали науки, пользующиеся исключительно научным методом. Никак не включающие в себя диалектику. Ни в одной теореме не воспользовавшиеся ни одним её положением.

И где же находится то самое, что якобы опирается на «высший метод рассуждений»? Всё в том же начале двадцатого века! Там, где лошади, арифмометры и свечи!

Это ли не успех, Карл?

пришёл черёд взглянуть на оную уже не в сатирическом ключе, а в ключе научном. С целью показать, какие правила научного мышления ей нарушаются, и почему это нарушение критично.

Конечно, я не смогу коснуться вообще всех нарушений — уж больно их там много, но давайте взглянем хотя бы на самые основные, которых, впрочем, уже достаточно для того, чтобы заключить, что данный «наивысший метод мышления» на самом деле не сильно отличается от современных книг по парапсихологии, также замаскированных под якобы науку.

Тут надо сразу понять: декларируемые диалектической логикой законы понимаются ей как всеобъемлющие. Это прямым текстом и многократно написано, как у классиков диалектической логики, так и у их современных последователей.

Первым рассмотрим закон «отрицания отрицания». Его суть в том, что «всякое развитие происходит по спирали. В процессе развития происходит отрицание предыдущей стадии, но затем наступает отрицания отрицания и предыдущая стадия возвращается в новом качестве».

И этому даже приводятся примеры: колос вырастает из зерна, отрицая его, поскольку зерно в этот момент исчезает, а потом в колосе родятся зёрна, которые тоже отрицают колос, но, являясь отрицанием отрицания, возвращают процесс обратно к зерну, за которым — через следующее отрицание — последует новый колос.

«Отрицание» тут имело бы смысл брать в кавычки, поскольку этого понятия для объектов реального мира в научном методе просто не существует. Невозможно сказать, что является «отрицанием яйца», «отрицанием погоды» или «отрицанием ходьбы».

Для логических высказываний понятие «отрицание» действительно определено: это то множество случаев, которое не пересекается со случаями, описанными исходным высказыванием, но дополняет их до полного множества. Даже если представить себе, что нам понадобилось бы то же понятие для объектов реального мира, то следовало бы предположить, что «отрицание яйца» — это вообще всё, что не является яйцом. Да, мы бы тут встретили некоторые трудности: является ли яйцом только что разбитое яйцо, из которого вылезает цыплёнок и т.п.? — но это хотя бы в общих чертах описывало бы что-то закономерное. С большой натяжкой, но всё-таки для любого объекта, явления, процесса и так далее, мы бы могли сказать, что является его отрицанием.

И, что немаловажно, в этом не было бы очевидного произвола. То есть для указания на отрицание в непограничных случаях не надо было бы ссылаться на некие авторитеты: любой мог бы доказать, что отрицание — вот оно. Как это, собственно, происходит в формальной логике.

Но взглянем снова на вышеупомянутый классический пример. Колос является отрицанием зерна, поскольку он вырастает из зерна, а зерно — отрицанием колоса. То есть, отрицанием отрицания. Всё возвращается на круги своя в этом спиральном восходящем движении. Вот видите, закон работает.

Если мы читаем «колос — отрицание зерна», то уже из того, что «колос» не является «всем, кроме зерна», вполне понятно, что отрицание определено не тем способом, который описан выше. Тогда каким?

Внятного ответа не просто нет — его нет принципиально. Это понятие никак не определено, а потому попросту выбирается то, что «кажется отрицанием» и «удобно для данного случая».

Явные же противоречия при этом игнорируются: ну ладно, когда из зерна вырастает колос, то ещё кое-как можно сказать, что зерно при этом исчезло. Но ведь при появлении зёрен в колосе колос-то не исчез. Они, зёрна, собственно, прямо в нём и располагаются, являясь его составной частью. Почему они тогда — его отрицание?

Это объясняется тем, что «колос является зерном, но в более новой качественной форме». То есть, очевидное следствие размытости термина оправдывается ещё более размытым термином.

Поэтому совершенно неудивительно, что этот пример фигурирует и в другом виде: из зерна вырастает росток, являющийся отрицанием зерна, а из ростка — колос. Который является отрицанием ростка и отрицанием отрицания зерна. То есть, зерном в качественно новой форме. На новом витке спирали.

Сравнив эти два примера между собой, мы с удивлением обнаружим, что колос является и отрицанием зерна (в первом примере), и отрицанием отрицания зерна (во втором примере). Также он является и отрицанием зерна (в первом примере), и зерном в новой форме (во втором примере). Причём, тут именно не «содержит в себе» (как некую потенцию для развития), а «является».

Эти два примера без проблем сосуществуют и широко цитируются, не смотря на очевидное их противоречие друг другу: если они оба верны, то из этого следует, что отрицание и отрицание отрицания — это одно и то же. И, значит, не только отрицание отрицания, но и само отрицание является «исходной стадией в новой форме». А раз так, то закон вырождается из «всё развивается по спирали» во «всё имеет одну следующую стадию, а дальше всё будет одинаково». А значит, оба примера неверны, поскольку в них говорится о цикле, а никакого цикла быть не может.

Но диалектическая логика как бы «отлично объясняет» оба этих варианта. И они оба как бы «подтверждают» данный закон, являясь его «примерами», а вовсе даже не опровержением.

Если есть желание, вы даже можете потроллить диалектиков вот этим вот способом: спросить его про колос и зерно, посмотреть, какой вариант он вам предложит, а потом найти второго диалектика и попросить его объяснить другой вариант. Через некоторое время можно сказать, что, вот, вроде бы, есть вариант трактовки, который противоречит озвучиваемому… После этого можно просто пересылать их «объяснения» друг другу, с интересом наблюдая, как они оба обвиняют вас «в полном непонимании диалектики», не подозревая, что вы лишь пересылаете сообщения.

В отличие от формальной логики, где подобная проблема в споре двух людей, понимающих формальную логику, разрешилась бы довольно быстро, поскольку там в наличии и точные определения, и формализованная процедура доказательства, независящего от личных мнений, в диалектической логике она не может быть разрешена вообще. Поскольку вообще нет никакого способа объективно доказать, что верен один из двух вариантов.

Более того, наверняка найдутся те, кто будет утверждать, что верны оба одновременно. Намекая на запредельных масштабов произвол этого «высшего метода рассуждений».

Ну хорошо, пойдём дальше. Как мы знаем, Маркс, ввёл в обиход диалектический материализм, и с тех пор словосочетание «диалектическая логика» обычно означает именно его версию. Идеализм из этого варианта был вычищен, что само по себе хорошо, но вот остальное: отрицания отрицаний и т.п., — сохранились.

По той причине, что Маркс таким образом связал диалектику с марксизмом (хотя реально ни одно положение всего остального марксизма не было логически выведено при помощи диалектической логики) многие сторонники диалектической логики — коммунисты. И она используется ими для доказательства неизбежности наступления коммунизма.

Делается это примерно так. Человечество стартовало с первобытно-общинного строя, который также можно назвать «первобытным коммунизмом» (ну, ОК, пусть так). Потом первобытный коммунизм в какой-то момент сменился своим отрицанием — рабовладением+феодализмом+капитализмом. Но ввиду спиральности развития произойдёт отрицание отрицания и коммунизм вернётся в новом качестве: уже как тот коммунизм, о котором мы ведём речь.

Многим такое «доказательство» нравится за то, что оно такое многообещающее. Не, ну правда, пообещали же неизбежность коммунизма. Как можно отказываться от такого?

Должен сказать, что лично я — мало того, что сторонник коммунизма, но ещё и считаю его наступление неизбежным. Это — наиболее вероятная рабочая гипотеза. Но при всём при этом от вышеописанного «доказательства» у меня лезут глаза на лоб.

Где-то в его середине фигурируют феодализм и капитализм. Но постойте, если закон спиральности развития верен, то из этого следует, что коммунизм вообще никогда не настанет. Не, ну вы же сами сказали: по спирали. Феодализм и капитализм — это очень разные вещи. И второе своим воцарением уничтожило первое — то есть, как вы сами в таких случаях говорите, стало его отрицанием. Потом, значит, произойдёт отрицание отрицания, и капитализм сменится на феодализм в новом качестве. Потом феодализм-2 сменится на капитализм-2, и так до бесконечности.

Единственный вариант выкрутиться — считать, что коммунизм — это такой феодализм «в новом качестве».

Само собой, данные рассуждения сильно не нравятся диалектикам. Но вместо того, чтобы заключить, что, либо коммунизма никогда не будет, либо попросту закон отрицания отрицания совсем даже не является «всеобъемлющим законом», они пытаются усидеть на двух стульях: ну, типа, феодализм и капитализм — это две формации, где существует эксплуатация. А коммунизм — та формация, где эксплуатации нет. Поэтом отрицание отрицания произойдёт именно по этому признаку.

И тут возникает очевидный вопрос: а почему, собственно? Почему именно по этому? Ведь «всеобъемлющий закон» никоим образом не оговаривает, что какие-то признаки гораздо лучше других. Оговори он это — он перестал бы быть всеобъемлющим. И начал бы звучать как «иногда происходит отрицание отрицания». «Иногда развитие идёт по спирали». Но он не оговаривает подобного, он утверждает, что так всегда.

А раз «так всегда», то вот вам бесконечная «спираль развития» из феодализма и капитализма.

И это ведь был только первый шаг: реально-то мы можем обнаружить огромное множество признаков, по которым политэкономическая система отличается от той, что была десять лет назад. И буде закону быть всеобъемлющим, по каждому из этих признаков должно происходить «развитие по спирали». Феодализм должен циклически меняться местами с капитализмом, бартер с денежной системой, древнегреческая демократия с монархией. И так до бесконечности. Никакого коммунизма тут не предусмотрено.

Откуда в этой спирали вообще берутся новые явления-то? Не будем же мы в здравом уме утверждать, что монархию, крепостничество и деньги придумали ещё простейшие одноклеточные, а с тех пор оно только раз за разом воспроизводится «на новом витке спирали в новом качестве»?

Даже если мы очередной раз извернёмся и предположим, что на одном витке спирали расположено более одного шага, то из этого последует, что коммунизм в какой-то момент должен смениться рабовладением, феодализмом или капитализмом — опять же «на новом витке в новом качестве».

А человек, видимо, должен в какой-то момент превратиться обратно в одноклеточных. Ну а что, эволюционное-то развитие тоже должно идти «по спирали»?

При всей простоте и приятности «доказательства через закон отрицания отрицания» в приложение к нему побочными эффектами идут какие-то запредельные противоречия — в частности, неясно, какой из вышеперечисленных вариантов должен реализоваться, согласно этому «закону. Что, естественно, приводит к запредельному лицемерию: из множества в одинаковой степени “вытекающих из закона” вариантов попросту выбирается наиболее приятный для докладчика.

Разумеется, нельзя рассуждать следующим образом: «я желаю неизбежности коммунизма, поэтому я должен отвергнуть диалектическую логику, поскольку она ведёт к выводу о невозможности коммунизма» — желание не является доказательством. Но при этом крайне абсурдно любить некий метод за доказательство желаемого, тогда как он позволяет это желаемое и опровергнуть тоже.

А вот то, что данный метод в том самом случае, который заявлен его сторонниками как место, где этот метод работает, позволяет получить не один вариант развития событий, а целое множество взаимоисключающих вариантов, включая, заведомо абсурдные, уже является доказательством того, что данный метод несостоятелен — как минимум, в этой вот области.

Но снова вернёмся к колосу. Наивно было бы полагать, что жизнь каждого зерна замкнута в тот цикл, который приводят в качестве примера: ведь человек растит пшеницу вовсе не для того, чтобы до бесконечности воспроизводить этот цикл для каждого зерна. Да и в природе, воспроизводись он постоянно, вселенная ещё на заре времён была бы до отказа заполнена зёрнами.

На самом деле изрядная часть зёрен в колосьях идёт не на новые колосья, а на булочки. А стебли — на корм скоту. И вот тут на «спирали» возникает неизбежная развилочка: кто-то таки да, продолжит «спираль», а вот остальные превратятся в муку, потом в булку, а потом… ну, вы знаете.

И это самое «вы знаете», конечно, можно было бы попытаться вписать в «спираль»: ну там, из этого удобрения родятся новые колосья. Однако тут мы получаем ещё одну пачку «альтернативных отрицаний». Колос становится не только «отрицанием зерна» и «отрицанием ростка», а ещё и «отрицанием удобрения», «отрицанием воды», «отрицанием почвы». И из каждой альтернативы отрицаний как бы должны вырастать свои спирали. Но тогда становится неясно, о какой «спирали развития» вообще речь? Этих спиралей, оказывается, очень много. В потенциале — бесконечно много. Решительно невозможно построить для них единую результирующую спираль.

И вот почему.

Результат, например, переработки булочки кишечником человека не обязательно сразу же попадёт обратно на поле и станет удобрением для колоса. Он может быть сброшен в реку, по ней уплыть в океан, там быть пожран бактериями, которых пожрут какие-то рачки, а потом их пожрёт кит. Который даст дуба и тоже будет кем-то сожран. Дойдёт ли всё это хоть когда-нибудь до нового колоса — неизвестно. Оно ведь вообще может рухнуть в трещину океанского дна и утечь в земную мантию.

Равно как и в случае с «доказательством неизбежности коммунизма», одну и только одну закономерную спираль сюда можно втиснуть только при помощи циничного произвола и подгонки под ответ.

То есть, не только, что является «отрицанием» внятным образом не определено, но и даже при широкой трактовке данного термина данный закон просто не может быть всеобъемлющим.

Именно поэтому он и не имеет никакого однозначного описания, а описывается лишь специально подобранными примерами (которые, как было показано выше, тоже не особо-то состоятельны).

Мало того, примеры из соседних «законов диалектики», приведённые диалектиками, тоже не вписываются в этот закон. Вспомним воду, которую нагревают, чтобы показать переход количественных изменений в качественные. Вода изо льда в какой-то момент превращается в жидкость, а потом в газ. Но почему же не снова в лёд? Где же «всеобъемлющий закон отрицания отрицания»?

Или газ — это «лёд в новом качестве»? До скольких градусов нам надо всё это нагреть, чтобы снова вернуться к твёрдому телу? Физика нам сообщает, что сколь ни нагревай, а льда мы не получим. Только всё более и более крутые в плане несвязности составных частей состояния — плазму, кварк-глюонную плазму и, возможно, что-то ещё, чего мы пока не встречали, но явно не твёрдое тело.

То есть, даже сами же диалектики среди своих примеров приводят такие процессы, в которых нет никакого «развития по спирали». И в окружающем нас мире тоже таких процессов целая куча. Как в реальном, так и в абстрактном (а это тоже считается, поскольку диалектики пытаются приводить примеры того, что и в абстрактных мирах, типа математики, работают законы диалектики).

Если мы будем прибавлять единицу к некоторому отрицательному числу, то в какой-то момент получим положительное число. Однако сколь бы долго мы ни прибавляли после этого единицу, мы не получим снова отрицательного числа.

Сигналы светофора переключаются циклично, но ни один из цветов не появляется «в новом качестве». Есть цикличность, но нет никакого развития.

Человек рождается, взрослеет, стареет и умирает. Но ни в какой момент своей жизни он не становится снова младенцем. Новые люди — да, появляются, но ведь это другие люди, а не стадии того же самого человека.

В науку скорее всего никогда не вернутся её предыдущие ошибочные представления о явлениях, если только не произойдёт какого-то глобального катаклизма, отбрасывающего человечество обратно в каменный век. Но из закона отрицания отрицания мы, видимо, должны вывести, что катаклизм обязательно произойдёт — а то ведь окажется, что закон не сработает.

Некая гипотеза, оказавшаяся после проверки ошибочной, вовсе не обязательно раз за разом после этого до бесконечности возвращается в рассмотрение.

Таких примеров можно привести очень много, но уже из этих совершенно очевидно, что встречаются — и очень часто — варианты развития, отличные от спирального.

При столкновении с ними у диалектиков наблюдаются два варианта действий.

Первый из них — попытки разыскать другие примеры спирального развития. Той степени успешности, которая вообще может быть при вышеописанной размытости и произвольности используемых ими терминов.

Однако, сколько бы примеров ни обнаружилось, этого недостаточно, чтобы заключить о том, что вообще всё развивается таким образом: ведь есть большое количество примеров, когда образ развития иной. И любой пример, таким образом, будет показывать, что такой вариант развития в принципе возможен. Возможен, а вовсе не обязателен. То есть, примеры выполнения закона имеются — с теми натяжками, которые неизбежны при размытой формулировке, — но это не делает его всеобъемлющим.

Грубо говоря, из того, что водитель может повернуть налево и иногда даже поворачивает налево, вовсе не следует, что все водители всегда поворачивают налево.

А значит, этим «законом» в принципе нельзя пользоваться так, как им пользуются: берём произвольный процесс и заключаем, что он будет развиваться по спирали — с отрицаниями и отрицаниями отрицаний. Мы даже не вправе сказать, что данный процесс может так развиваться. Без дополнительных по отношению к «закону» данных мы не можем определить, будет ли развиваться по спирали этот процесс и даже, что он мог бы развиваться по спирали. Мы знаем лишь, что, вообще говоря, существует вариант развития по спирали, и процессы, в которых оно именно так.

И это куда менее смелое утверждение, нежели «закон отрицания отрицания». Настолько менее смелое, что его вряд ли вообще можно назвать «законом».

Более того, если, например, в целях спасения тезиса о неизбежности коммунизма утверждается, что «развитие по спирали» происходит не всегда, а иногда, то уже нельзя считать «доказательство неизбежности» прямым следствием «закона»: ведь «иногда» и «всегда» — разные вещи. Надо доказать, что свойство «есть эксплуатация» входит в это самое «иногда», а другие свойства в него не входят, а потому спираль будет только вот по этому свойству, но не по остальным. Если тезис «все критяне — лжецы» был смягчён до «некоторые критяне — лжецы», то уже нельзя утверждать, что встретившийся вам критянин — лжец, на том основании, что он — критянин.

Второй же вариант действий диалектиков: «вы ничего не докажете — я всё буду отрицать любые ваши аргументы против этого закона» (именно в этом, видимо, и состоит реальная суть закона отрицания отрицания). То есть, независимо от аргументов и вообще какого-либо здравого смысла, некоторые диалектики пытаются доказывать, что и в этих процессах тоже наличествует отрицание отрицания. Для этого переиначиваются термины, делаются натяжки совы на глобус и в конце концов постулируется, что «здесь вообще нельзя пользоваться формальной логикой». Что в переводе означает: «я могу вести рассуждения как угодно, вас в ваших рассуждениях как угодно ограничивать, а в конце вы просто должны поверить, что я прав».

Именно это, собственно, так роднит диалектиков с парапсихологами, которые тоже любят использовать как подобные методы, так и подобные подходы.

У них ровно так же оказывается, что при каждом обнаруженном противоречии и при каждой найденной ошибке в их рассуждениях в финальной точке своей защиты они говорят: «это не поддаётся логике» или «научный метод тут бессилен». А потом, соответственно, предлагают перейти к «более прогрессивным» методам, вся прогрессивность которых состоит в том, что если ими пользоваться, то парапсихологи как бы окажутся правы. Точнее, и они тоже — вместе с ними «окажется прав» вообще любой мошенник.

Под конец имеет смысл рассмотреть ещё один нюанс «закона отрицания отрицания», сильно напоминающий один из методов действия парапсихологов.

Суть этого метода вот в чём: берётся какое-то реально существующее научное понятие и этим же словом называется нечто, лишь отдалённо напоминающее исходник.

Парапсихологи пользуются размытыми терминами, похожими при этом на научные: «энергия», «информация», «поле» и так далее, не будучи в состоянии описать, что эти термины означают, и какими свойствами обладают стоящие за ними сущности, чтобы об этом можно было сколь-либо закономерно рассуждать.

Например, «энергией» в физике называется определённый инвариант — то есть, нечто (в случае с энергией — определённая сумма величин), сохраняющееся в любой фазе процесса. То, что это действительно инвариант было проверено на миллионах опытов в самых разных областях физики. Однако в парапсихологии этим словом называется нечто неопределённое. Что-то, что, в отличие от его физического тёзки, может «течь» и «перетекать», «улавливаться» и «направляться», быть «тонким» и «отрицательным». И это уже не говоря про его прочие удивительные свойства. Да что там, эта самая «энергия», как следует из рассуждений парапсихологов, даже инвариантом-то не является.

Однако эта странная сущность осеняется авторитетом своего естественнонаучного тёзки. То есть, подразумевается, что она тоже уже и открыта, и исследована учёными (которые, конечно, то ли ещё не понимают всей её сложности, то ли всё от нас скрывают, но всё равно ведь признают).

Ну и ещё ей по желанию автора можно приписывать некоторые свойства, которые есть у энергии в физике.

В результате получается, что эта «энергия» вроде уже не высосанная из пальца фантазия парапсихологов, а как бы развитие физической концепции в опережение косной и зашоренной науки.

Ровно такой же метод наблюдается и в диалектическом «отрицании». Оно вроде бы называется так же, как и «отрицание» из формальной логики. Однако своего точного и недвусмысленного определения не имеет, а формальнологическому напрямую противоречит.

Напомню, в формальной логике отрицание высказывания — это то, что не пересекается с множеством случаев, когда исходное высказывание истинно, и дополняет его до полного множества случаев. В диалектической же оно, во-первых, может пересекаться, а во-вторых, вовсе не обязано дополнять. Кроме того, область определения расширена до уровня «не только логические высказывания, а вообще что угодно».

При столь сильном отличии от исходника, диалектическому отрицанию, когда это удобно, приписываются произвольные свойства формальнологического. Хотя доказаны-то эти свойства были только для «отрицания» в определении формальной логики, а вовсе не для всего, что кто-то захочет назвать тем же словом.

И одновременно с тем данный термин используется с такой лёгкостью, будто это — нечто столь же привычное и исследованное, как отрицание из формальной логики. Будто бы, когда-то обосновав использование «отрицания» для формальной логики, тем самым обосновали его и для диалектической тоже.

Многочисленные же ссылки на «науку», которыми обычно сопровождаются рассуждения об этом термине, играют ту же роль, что и в парапсихологии: с их помощью пытаются убедить читателя, будто здесь речь идёт о научных терминах.

Алексей Кравецкий

Текущая Ситуация: 
Аналитика: 

Комментарии

Ну, справедливости ради, отметим, что "отрицание зерна в колосе" - достаточно древний философский и поэтический образ. Задолго до диамата появившийся. "Смерть амбивалентна рождению" - т.е. и противоположна, и равна одновременно. (Жители палеолита были, видать, интуитивными диаматчиками: в ранних тотемных верованиях смерть человека означала рождение животного и наоборот.) Автор этой в целом, хорошей статьи местами и сам грешит против научной строгости. "... Но ведь при появлении зёрен в колосе колос-то не исчез. Они, зёрна, собственно, прямо в нём и располагаются, являясь его составной частью. Почему они тогда — его отрицание?" Из зерна появляется новое растение, оно образует колос, а в нём созревают семена. Потом растение роняет спелые зерна, а само отмирает. Поэтому в терминах диамата можно сказать, что растение отрицает зерно, а новые зёрна отрицают растение. В данном случае "отрицать" - это обозначать конец существования.

И про переход количества в качество можно набрать каких-то вменяемых примеров: например, удлинение светового дня весной вызывает изменения в жизни растений (комнатных, например).
Павел уже привык, что я всегда Маркса защищаю. :-)

Другое дело - имеют ли подобные построения практический научный смысл. Почему-то та же ботаника так и не взяла диамат на вооружение. Вероятно, из-за бесполезности последнего для реальных исследований растений и особенно для их научного использования.
Поэтому я бы, конечно, сохранил в будущем диамат - в том же "музее логики", на "складе философии", где будет находиться "колесо сансары", "дао всех вещей" и прочие "квинтэссенции". Предметы красивые, но для учёного ненужные.

А диамат советского времени и нынешний - это отличный метод для жуликов, да. Т.к. позволяет выкрутиться в любой ситуации, "что угодно считая чем угодно". Очень люблю один пассаж в "Колымских рассказах" Шаламова:

"Заведующий хирургическим отделением центральной больницы укорил видного блатаря в том, что воры убивают врачей и забыли о Красном Кресте. Как, дескать, земля не расступится под их ногами? ... Блатарь ответил, ломаясь и выворачивая слова с непередаваемым блатарским акцентом:

«Закон зизни, доктор. Разные бывают полозения. В одном слуцае – так, а в другом – соверсенно инаце. Зизнь меняется».

Наш блатарь был неплохим диалектиком." :-)

С точки зрения полуварваров- отрицает,  ведь зерна-то и нету больше. А так если посмотреть, просто изменилась форма его существования - никакого отрицания нет и близко, то есть нет никакой противоположности. Вопрос отрицания тут просто бессмысленный.

Примерно из тако же разряда древний якобы неразрешимый спор про курицу и яйцо. Яйца эволюционировали из икры земноводных. Это сейчас совершенно ясно. Но древние философы этого не знали и ставили абсурдную задачу.

Да, ты прав, это из разряда "колеса сансары," "хлопка одной ладошей" и т.п. Да, а диамат - просто откровенное оружие шарлатанов. А тем, кто их ловят за руку, они гордо отвечают: "Понять это может только тот, кто поднялся до уровня диалектического мышления."

:)

Порадовало то, как один из моих "любимых" персонажей, путинский холуй и хам "академик" Запесоцкий комментирует помилование Савченко и воспоследовавший новый всплеск русофобской вони в Киеве. Оказывается, снова Путин всех перехитрил! Многоходовочка-с!
https://m.facebook.com/photo.php?fbid=1597267267252289&id=10000907094914...

Типа, сколь мудро отпустить полу-сумасшедшую Савченко восвояси, чтобы она вредила дома своей дуростью.
А чё, Запесоцкий - доверенное лицо ботоксного. Назвался груздем...
Что до быдла, то оно и это проглотит!

"Многоходовочка" на самом деле ошибочно написанное вместе "много ходов очка". Да уж, так явно правильнее.

Аватар пользователя knig-oboz

В итоге: этим материалом вы демонизируете само понятие "диалектика" и многие, ещё не попробовавшие эту самую диалектику "на вкус", начнут шарахаться только от одного её упоминания. Какой вы добились цели?
Диалектика - это искусство формулировать правильные вопросы, на которые приходят правильные ответы.
И овладеть этим искусством у нас должен каждый второй, иначе мы просто исчезнем из истории человечества.
Найдите в себе силы выйти за рамки догматов гумантарных наук и взглянуть на диалектику взглядом свободного от догматов человека. Это трудно - но это необходимо делать, и, чем чаще - тем лучше.
Успехов!

Истина разлита везде, нужно просто уметь собирать её по каплям