Вы здесь

Смерть по секундомеру. Двадцать лет назад. Земля, Тихий океан.

Главные вкладки

Ко всем неприятностям не хватало только тумана, хвала Аллаху, не такого плотного, что не видно вытянутой руки, но уже из рулевой рубки полубака уже не видать. Беспокойно, кажется, что ты совсем один, хотя товарищи рядом, второй номер прикрывает спину с ручным пулемётом наизготовку. Хотя настоящих товарищей в живых тут осталось всего двое, да и то один сейчас лежал без памяти, обколотый наркотиками, а остальные просто натуральный отстой – боевики «Сути Веры», сброд косоруких идиотов. Будь у него рота спецназа Халифата он бы управился максимум с десятком-полутора «минусов», но их, профессионалов было всего пятеро, а остальное – вот этот человеческий мусор, хоть и нехорошо так говорить про правоверных.

Саджид с неприязнью смотрел в клубящийся влажный морок, нервно сжимая висящую стволом вперёд-вниз штурмовую винтовку. Нервничать непрофессионально, тем более для амира, но он почему-то не мог совладать с собой, наверное, потому что ему нездоровилось. Ошейник не показывал ничего необычного – ни отравления, ни инфекции. Официально его называли сигнальным модулем, хотя люди его профессии звали его прямо – «смертный ошейник». Как только чувствительная электроника решит, что Саджид умер, она даст сигнал на подрыв корабля. Ещё ошейник мог определить химическую атаку, основные инфекции и служил экстренным модулем связи.

Саджид поскрёб шею. Эта проклятая операция с самого начала пошла через задницу. Сначала неожиданно яростное сопротивление обычного «мирняка» и тяжёлые потери. Он даже грешным делом подумал не на регулярную армию ли они напоролись. Оказалось, нет - обычный «мирняк», даже мужчин мало. Хвала Аллаху, судно шло по чужим водам и оружия на нём было очень мало, неверные океанийцы дрались отчаянно. Будь у кафиров достаточного серьёзного оружия, кто знает чем бы закончилось дело. Было настолько плохо, что пришлось применить мобильные мортиры, чтобы сломить сопротивление. Эти долбаки-сектанты умудрились промазать даже самонаводящимися снарядами, один фугасный лёг рядом с кормой, другой порвал в кровавые ошмётки их передовую группу, хорошо хоть остальными попали.  

Всех немногих мужчин старше 12 лет, что остались в живых и женщин, которые были замечены с оружием, они расстреляли сразу, как полагается. Остальных раздели догола, связали пластиковой лентой и всадили дозу наркотика. Тех, на ком нашли оружие, тоже убили. Это правильно, надо зачистить всех, кто потенциально может оказать сопротивление. Всего в трюме сейчас лежало больше 600 бредящих тел. Кафирки и их пащенки, что их жалеть? Идиоты-сектанты, вместо того, чтобы заминировать корабль, наладить систему наблюдения и выставить охранение, как отрабатывалось на учениях непойми сколько раз, кинулись насиловать женщин. Как будто не могли подождать несколько часов, пёсьи выродки! Они с Мурадом еле справились, усмиряя осатаневшее быдло, одного невменяемого пришлось показательно превратить в кусок окровавленного мяса, другого вообще пристрелить, выбитых зубов и свёрнутых носов не сосчитать. Это было очень непросто, их самих чуть не превратила в решето толпа этих идиотов прежде чем стадо поджало хвост.

Бедняга Мурад, старый боевой товарищ, почти «ахи»-брат… Саджид так и не понял, что с тем произошло, почему у того внезапно «сорвало крышу». Мурад, один из трёх амиров тоже носил смертный ошейник, кто знает, что может выкинуть безумец, поэтому пришлось его связать и вколоть той же дури, что и пленникам. Они остались с Зарифом одни руководить этим стадом, но с Зарифом тоже что-то неладное. Во время штурма он получил лёгкое ранение, рану потом обработали, но полчаса назад у Зарифа поднялась температура, ошейник показал какую-то инфекцию, вкололи антибиотик, поможет ли он, покажут ближайшие несколько часов. Ещё пятеро раненых из одиннадцати были в таком же состоянии уже пару часов. Что это? Вряд ли против них применили биологическое оружие – оно поражает всех. Наверное, какая-то местная зараза. Саджид с ненавистью посмотрел вокруг. Проклятое место, проклятый народ, проклятый корабль, проклятые кафиры, проклятые дебилы-сектанты!

Он очень не хотел идти на эту операцию, но у него не было выбора. Год назад он получил задание, сулили золотые горы, отказ не предусматривался. По легенде вместе с четырьмя товарищами из своей роты Саджид дезертировал с оружием в руках и примкнул к исламистской секте Сейеда на Мальдивах, типа поддались пропаганде. Целый год они дрессировали этот сброд, из них полгода готовились к заданию. Только теперь он начал подозревать, что его возвращение не входило в планы. Саджид, как и полагается потомственному воину пустыни, презирал смерть, смерть лишь переход к вечной жизни, но было очень жаль, что для всей его роты и родственников он так и умрёт дезертиром и предателем.

---

- Лист, я Сокол, срочная информация – корабль заминирован системой с сетевым искусственным интеллектом. У вас на штурм пятнадцать минут, потом вероятность взрыва будет возрастать экспотенциально, коэффициент пытаемся вычислить. Нам нужно время, чтобы скорректировать план. Вы можете переиграть?

- Сокол, я Лист. Поздно. Вироботы уже заряжены и в работе. Сработают на полную в шесть десять. Подготовительная обработка уже закрутилась. Окольцованные обработаны по плану, один выключен, второй ограниченно годен, вироботы вынесут его с гарантией. Третьего, главного выманили наружу. Я всё понял, мы ускоримся. Нам нужны срочно спасательные плоты на двадцать человек больных, штук тридцать для гарантии в шесть тридцать самое позднее, у нас только десять штук.

- Лист, я Сокол. Понял вас, плоты будут.

- Бронт, я Лист. Готовьтесь идти на борт. Зайку оставь на всякий случай. Посылаю план работы.

- Понял.

- Да, вот ещё, на всякий случай, террористы могут быть «под озверином», на всякий случай если столкнётесь. «Хрень» должна нейтрализовать его действие, но может быть по-всякому.

- Спасибо, понял.

---

Саджиду опять померещилось, будто в тумане вдоль борта мелькнули призрачные тени. Беспилотники океанийцев? Быть не может, малый беспилотник так далеко не летает. Сенсоры молчали. Видеокамеры тоже не показывали ничего необычного. Кроме одной, показывающей темноту, на самом носу, по-морскому «на полубаке». Её он и пошёл проверить сам лично, хотя должен был сидеть на нижней палубе. Там пришлось оставить Зарифа, тот крепился как полагается мужчине и воину. Если Зариф вдруг умрёт, они все взлетят на воздух. Ошейники активировали уже после штурма, снять или повредить активированный ошейник нельзя. Точнее можно, но будет взрыв. Если в течение двух минут от ошейника не будет сигнала или получен не тот сигнал – тоже будет взрыв.

- Аллаху акбар! – заорал кто-то в тумане. Ему ответили несколько хриплых голосов на палубе. «Идиоты,» - Саджид сделал попытку собраться с мыслями, но казалось, что они вязко растекались как горный мёд на солнце. «Шайтан всё разбери, что со мной происходит?» - подумал он, - «Может я заболел?»

Наконец, амир сумел сконцентрироваться, вспомниная что было странного за последние сутки, с тех пор как они захватили корабль. Странная болезнь у нескольких бойцов, высокая температура, ничем не сбивается, антибиотики не работают, больные лежат пластом. Все заболевшие были ранены ещё при штурме, видимо, просто местная зараза. Вот бешенство Мурада – это действительно странно. Они все приняли таблетки, включающие неприкосновенные резервы организма, у них увеличилась сила, ускорилась реакция, они могли не спать до трёх суток, им был почти неведом страх. Взамен таблетки резко сужали сознание, часто развивалось «туннельное восприятие», когда боец мог не заметить предмета совсем рядом, падал интеллект, ну и кроме того таблетки просто убивали здоровье, но кого это интересовало? Могло ли это повлиять на Мурада? Шайтан ведает. Что ещё? Ах да, через три часа после захвата началась лёгкая вибрация корпуса и странные звуки из-под кормы. Саджид экстренно вызывал базу, рассказав про вибрацию и звуки. В ответ его назвали дураком и объяснили, что фугас, которым они промазали, слегка повредил гребной винт или вал и категорически приказали обращаться только в критических случаях, продолжая движение по графику любой ценой.

Саджид глянул на экранчик тактических очков – шесть ноль шесть. Около двух ночи скрипы и вибрация в корме резко усилились, через разбитый сальник в трюм стала поступать вода, насос не справлялся. В четыре утра раздался сильный хруст и ход упал до малого, не прошло и часа, как ещё один хруст и теперь они шли на самом малом. О графике можно было забыть. Будь его воля, он остановил бы корабль и спустил водолаза проверить винт и днище. Кто знает, может быть там сидит «прилипала» - малая подводная лодка с оператором на борту. Как она могла тут появиться? Шайтан что-ли перенёс? На судне были океанийские акваланги, спускать идиотов-сектантов было бесполезно, надо было идти самому. Он опять связался с базой. В ответ приказали не заниматься ерундой, а идти с максимальной скоростью, через пять часов их встретит группа поддержки на скоростных катерах. Хорошо хоть не обругали.

---

Саджид был прав: к днищу корабля уже сутки как приклеилась крохотная подводная лодка, закамуфлированная под кусок морского мусора с оператором внутри.

Через два часа после захвата корабля малозаметный самолёт догнал цель и в семидесяти километрах сбросил необычный летательный аппарат, напоминающий кокон с крыльями. Кокон с крыльями, почти прижимаясь к воде,  ещё до рассвета перегнал корабль, приводнился и сбросил крылья с двигателем. Жаль, но забрать их не получится, подумал оператор, включая механизм самоливкидаци планера. Через двадцать минут корабль с заложниками догнал миниподлодку и она прилипла в кормовой части. До этого она выпустила прямо из-под воды три маленьких пластиковых капсулы и одну побольше, из трёх на поверхности вылупились полупрозрачные минидроны размером с ладонь. Два прилепились к мачтам, один к трубе корабля. Дроны автоматически определили цвет и тип окружающего их фона и через несколько секунд их невозможно было отличить с нескольких шагов. Из большой капсулы выскочил почти прозрачный радионевидимый самолётик, развернул непропорционально большие крылья и начал парить на расстоянии двух километров от корабля.

Оператор принялся за работу, создавая дистанционными манипуляторами иллюзию повреждения гребного вала, чтобы вызвать лёгкую вибрацию. Повредить корабль по-настоящему смогут его товарищи с более серьёзным снаряжением завтра. 

Перепуганный амир вызвал базу по экстренному каналу лазерной связью. Замаскированные дроны перехватили боковые модуляции сигнала, определили направление на передаточную станцию, записали кодированное сообщение и переслали лазером на парящий дрон-координатор, а тот отправил его на спутник. В координационном центре террористов психовали не зря – их действительно засекли.

---

Саджид продолжил вспоминать странности. Около половины пятого стал наползать туман. Откуда он взялся, ведь синоптики обещали ясную погоду? Почти в то же время на корабле появились крысы, они попадались везде. Он слышал, что крысы всегда живут на кораблях и вылазят, когда появляется вода в трюме. Поползли какие-то маленькие, плохо заметные насекомые вроде паучков и многоножек. Саджид на всякий случай раздавил пару – нет не минироботы, вполне себе живые. Наверное, тоже поползли из трюма. Может их корабль и правда тонет? Ну и плевать, скоро придёт помощь.

В пять утра только начало светлеть, как появились чайки. Странно, вроде до берега далеко, да и рановато. Чайки выглядели измождёнными и садились на корабль как к себе домой - десятки, может даже пара сотен. Кто-то из его долбаков выстрелил из штурмовой винтовки, чайки разом взлетели, покружились, внезапно обрушили на них целое облако помёта и только потом улетели. Вскоре после этого у бедняги Зарифа и поднялась температура. А когда «сорвало крышу» у Мурада? Всё-таки до чаек, вскоре после того как появились крысы. Нет, не может быть, чтобы живые крысы и чайки помогали океанийским кафирам. Да и если их хотели чем-то заразить, то заболели бы все, кто-то раньше, кто-то позже, у вирусов часов нет. Саджид усмехнулся. Он всё-таки устал, да ещё видать, приболел, всё время теряет фокус, он же шёл проверять камеру?

Вот она, на самом борту, цела, просто напрочь загажена помётом этих мерзких чаек. Вокруг чисто. В смысле не видно опасности, хотя всё в птичьем помёте. Держа палец на спусковом крючке, Саджид бесшумно подошёл к самому борту и осмотрелся. Мало ли что, может океанийский спецназ уже взбирается на борт на магнитных присосках. Нет, никого. Всё также плескались волны внизу, всё также клубился туман вокруг. Саджид с омерзением протёр камеру, сообщил на пульт Зарифу, что «всё нормально, чисто», ему ответили, что сигнал с камеры есть. Похоже, что корабль совсем остановился, хотя двигатель работает.

В тумане опять мелькнула призрачная тень. У Саджида всё похолодело внутри, на этот раз он был действительно уверен, что что-то увидел. Неужели их уже догнали? Так быстро и в чужой акватории? Может параллельным курсом с ними идёт подводная лодка или малозаметный катер? Надо реорганизовать посты, подготовиться к штурму на всякий случай, помощь уже подходит. Амир мягко, как кошка, спрыгнул назад с высокого борта. К его удивлению, сектант-пулемётчик, который должен был его прикрывать, смотрел в другую сторону, пятясь назад. Просто слов нет! Что он такого сделал, что Аллах наказал его, послав под его командование вот это?! Саджида тошнило оттого, что эти уроды носили куфьи-национальные арабские платки, да ещё и игалем – чёрным двойным шнуром вокруг пустой башки. Куфью с игалем должен носить настоящий араб, а не эти мусульмане второго сорта, да простит его Аллах за такие мысли. Среди этого сброда арабов было от силы один из десяти. Амира просто бесило, когда куфью, которую носили бессчётные поколения его предков надевали какие-то вонючие «паки», а то и вовсе индонезийцы или афганцы.

Командир беззвучно подошёл к пулемётчику, засунул руку под куфью и скрутил дебилу ухо, тот тихо взвизгнул. «Ты что должен делать, урод?» - мягким ласковым голосом спросил Саджид. Пулемётчик посмотрел на него перепуганными глазами, он уже знал, что если амир говорит, то сейчас будут бить. «Правильно понял,» - усмехнулся про себя командир.

- Кры-ы-ыса! – попытался оправдаться боевик, указывая пальцем.

- Ты что, крыс боишься, полудурок? – нехорошо оскалился амир, - она тебя не укусит, если не будешь её трогать, а вот я тебя укушу.

- Как не укусит? – промямлил воин Аллаха, - вон амира Мурада взяла и укусила, просто сама по себе…

- Когда?!

- Да часа полтора назад в трюме, он по лестнице поднимался, а она на перилах сидела и его за руку цап!

- Почему мне не доложили, идиоты!

- А чо такого, амир, про каждую царапину докладывать!

Как хотелось разбить этому дебилу рожу в кровь! Только бесполезно, всё равно таким и останется. Да, почему это он испугался крысы, ведь таблетки должны были превратить его в безбашенного отморозка на трое суток? Теперь надо думать, что же делать? Их атаковали или всё-таки просто одно невезение на другом. Он взглянул на часы тактических очков – шесть десять. Смуглое лицо стоявшего перед ним пулемётчкика внезапно побелело, даже губы стали прозрачными. «Перепугался что буду бить что-ли?» - удивился амир, - «Что за псих такой?» Пулемётчик заметно зашатался, было видно, что он не може сфокусировать зрение.

Внезапно на Саджида опять накатил приступ слабости, на этот раз потемнело в глазах и заложило уши. Ему показалось, что сзади дунул лёгкий ветерок, амир повернулся. Метрах в четырёх от него в воздухе висело что-то прозрачное, похожее на большого жука и махало крылышками. Будь он здоров, Саджид успел бы броситься на палубу, но сейчас воспринимал окружающее через какую-то пелену и среагировал слишком поздно. «Чпок!» - негромко сказал краб и тут же исчез за бортом. Мощный удар электропарализатора мгновенно отправил командира в глубокий нокаут.

«Чпок!» - практически одновременно раздалось сзади, где стоял дурак-пулемётчик. «Чпок!» - это третий краб всадил в Саджида ампулу с каким-то препаратом. Пулемётчик был без ошейника, поэтому парализаторов и ампул ему не полагалось, только разрывная пуля в голову.

---

- Бронтозавр, я Мышь, окольцованный в дауне, пулемётчик – минус, - доложил Мишка.

- Молодец! – ответил Мануров и тут же скомандовал: «Понеслись! Сейчас «хрень» должна начать работать!»

Из тумана на людей на палубе метнулись полупрозрачные беспилотники размером в два человеческих роста. Они вооружены не однозарядной пневматикой с компенсатором, а «ништяками» посерьёзней. В нескольких местах послышались негромкие щелчки.

- Бронт, я Мышь, рубка полный минус – три.

- Бронт, я Окунь, правый борт полный минус - четыре.

- Бронт, я Дед, левый борт полный минус - три.

- Бронт, я Зайка, корма всё – минус два.

Паралич отошёл, но от этого ничуть не легче, похоже, ему что-то вкололи, не шелохнуться, сознание почти не слушалось. Саджид полусидел у борта там же, где упал. С неимоверным усилием ему удалось приподнять веки. Через борт без единого звука переваливались люди в таком же камуфляже, как у его боевиков и таких же пёстрых платках-куфьях, такие же штурмовые винтовки и пистолеты, хотя скорее всего, не такие, просто камуфляж. Хитро придумано.

- Аллаху акбар! – неожиданно гортанно заорал один из пришельцев.

Ни звука не раздалось с палубы, только снизу отозвалось два голоса - «Аллаху акбар!». Один из пришедших поднял руку и протянул два пальца в том направлении. Два человека бесшумно растворились в тумане. Через секунду куда-то рассосались и остальные.

«Идиоты,» - безразлично подумал Саджид про ответивших сектантов. «Просто слов нет какие идиоты… Интересно, как их их сейчас кончат? Ножами или из пистолетов с глушителем?»

- Эй, амир, амир, слышишь, камера что ты починил обратно отключилась, - гаркнул голос дежурного с пульта в микронаушнике. Но Саджид теперь мало отличался от овоща.

- Эй, амир, ты где? – заорал тот же голос через полминуты, - Амир Зариф отключился! Взял вот так и потерял сознание! В голосе чувствовался страх.

- Погромче кричи, дебил! – подумал Саджид, - тебя обязательно услышат и придут. Правда не те, кого ты ищешь.

Пару раз крикнули «Аллах Акбар» и кроме этого ни звука, профессионально работают, ничего не скажешь. Сколько прошло времени? Минута? Две? Пять? Через борт бесшумно, как и пришедшие до него, скользнул гигант в океанийском камуфляже с пистолет-пулемётом в руке, за ним последовали трое: здоровый чернявый парень с семитскими чертами лица и двое невысоких крепышей с цепкими глазами, эти больше были похожи на операторов-корректировщиков, чем на спецназ. Чернявый нагнулся к Саджиду, быстро связал ему руки и ноги металлизированной лентой и стал засовывать что-то вроде широкого хомута между шеей Саджида и металлом смертного ошейника. Сделав своё дело он кивнул гиганту и вся четвёрка исчезла в тумане.

Саджид внутренне усмехнулся: он расставил людей и сигнальные мины так, что разве что крыса сможет пробежать, но человек не пройдёт незамеченным, даже через таких идиотов как сектанты. Но почему же нет ни одного выстрела?

- Амир, ты где… - снова раздался в наушнике тот же голос, только очень слабый, - амир… все ребята отрубились! Что…

Невыключенный канал и тишина. Через минуту в наушнике раздалось шипенье, потом негромкий стук металла о металл. «Выжгли удлинённым супертермитным зарядом проход в переборке рядом с дверью, боятся мин,» - догадался Саджид. Несколько негромгих визгливых плевков в наушнике – выстрелы в голову. Всем, кроме амира Зарифа, на котором ошейник.

Громко бабахнула сигнальная мина на второй палубе. И после опять тишина. Значит, некому стрелять, все в отключке. Как же их так всех отравили или заразили чем, что сработало почти одновременно? Ведь так не бывает! Ещё один взрыв сигналки. Саджиду было было бы не так страшно, если бы шёл яростный бой, даже бы если он и проигрывал. Но тут было страшнее. Тишина. И выстрел в голову на каждого.

Со скрипом открылся маленький люк неподалёку. Оттуда на четвереньках, волоча за собой снайперку выполз бородатый парень в перемазанной ржавчиной куфье и прорванном в нескольких местах камуфляже. Кто-то из сектантов, чудом не отключившийся до конца. В тумане было трудно разобрать кто именно. Человек полз куда-то, не разбирая дороги, попытался подняться, упал, наконец, встал на одно колено, опираясь на винтовку. Откуда-то сверху из тумана спикировал дрон. Несколько негромких щёлчков и человека в куфье разорвало пополам.

---

- Лист, я Зайка, нос – минус один приблудный, сказал женский голос.

Заложников вытаскивали через прорезанные термитными зарядами два небольших окна в бортах, сделать их больше за отведённое им время не позволяла конструкция судна. Лифты не работали, большинство лестниц заминировано, тратить время на разминирование бессмысленно. На эвакуацию привлекли всех, кого можно, даже подводников. Было очень необычно, что гиперзвуковики вместо бомб сбросили контейнеры с плотами. Самоходный надувной плот подходил к отверстию, по надувной «горке» спускали людей, как только один наполнялся и отходил, его место заполнял другой. Кто-то таскал, кто-то укладывал, кто-то передавал бесчуственные тела по цепочке. Зачистка ещё продолжалась, оставались ненайденными два террориста, а корабль большой. Группа Бронтозавра искала лучший путь для эвакуации через верхнюю палубу, там уже налаживали спасательный трап-горку.

Мануров с Мишкой и двое оставшихся почему-то не поражённых сектантов выскочили прямо друг на друга. Скорее всего, бандиты-везунчики просто сидели в почти герметичной каюте. Мгновенный бой в упор, пистолет-пулемёт на таком расстоянии выигрывает у штурмовой винтовки, Мишка с Мануровым выстрелить на полсекунды раньше, один бандит был ранен в грудь, другой в живот. В обычном бою раненые почти наверняка вышли бы из строя от травматического шока, но эти были «под озверином», превративших их на в полузомби и хоть и неточно, но выстрелили в ответ.

Мануров успел свои стволом чуть отклонить вбок штурмовую винтовку жилистого бородоча в куфье, с неожиданным для такого гиганта проворством чуть провалился вниз, отскользнув вперёд и в сторону, на долю секунды накрыв предплечья противника с одновременным ударом левой в голову. Бить в висок было рискованно, противник может успеть отклонить голову и удар скользнёт, а удар предплечьем около локтя в область уха-челюсти с такого положения почти неотразим, тем более, когда ударом наносится не рукой, а мышцами корпуса и ног. На долю секунды бородачу показалось, что его ударили бревном. Потом пришла темнота. 

Продолжая движение, чуть повернувшись и слегка присев, Мануров выстрелил два раза – в поясницу и затылок второго бандита, а затем сделал контрольный выстрел в голову первому. Оказалось, они с Мишкой выстрелили одновременно, Мишка сделал ошибку, не успев полностью уйти с линии огня, пытаясь выстрелить сходу ещё раз и получил сквозное ранение в бедро.

---

На Саджида надели спасательный жилет и подвесили на почти невидимой нити под стрелой носовой лебёдки. Внизу плескалась вода. «Не хотят выводить из зоны действия ошейника. Если будет взрыв я упаду, может повезёт убиться,» - подумал он и закрыл глаза. Но он зря надеялся.

---

Надо же, встретились прямо тут! Герка из трюма передал Мишке худенькую девушку. Мануров взял на каждое плечо по взрослому человеку. Настоящий монстр.

Обезболивающий укол помог, но не сильно, рану заклеили, но кровь всё равно заметно текла было больно, тошнило, в глазах начало плыть. Мишка пытался ритмично дышать и разделить боль на составляющие, как учили. Не поддаваться боли… вот физическая боль, вот страх боли, вот жалость к себе и злость на несправедливость жизни почему так именно со мной… разделить… Он уже потерял счёт сколько раз он ходил вверх и вниз. Одиннадцать? Может двенадцать? По пути оставались маленькие лужицы крови.

- Шаг, ещё шаг… пройду пролёт и тогда чуть отднохну. Прошёл… ну ещё один и там отдохну…

- Мышаня, сынок, совсем чуть-чуть, последний заход и всё. Потерпи … Мануров... он ведь совсем не такой как кажется со стороны...

- Бронтозавр, я Лист. Немедленно покинуть объект. Взрыв может быть с минуты на минуту. Сапёры продолжают искать, всем остальным уйти.

- Лист, я Бронт. Там с полсотни человек ещё осталось! Нам бы минут пять…

- Бронт, немедленно, это приказ.

- Лист, понял Вас, вытаскиваем тех, кого несём и уходим, не бросать же их, мы почти наверху.

- Хорошо.

Мануров, казалось слегка, подсаживал Мишку снизу, помогало здорово.

- Давай Мышанька, давай, чуть-чуть осталось…

- Мы уходим? А люди…

- Так надо, это приказ, все уходят, только сапёры остаются, потом заберём…

Мишка посмотрел вниз, откуда они поднялись. В то же самое мгновение чёрное косматое облако, подсвеченное сполохами пламени, разрывая палубные перекрытия вспухло из снизу трюма. «Смерть!» - успел подумать Мышаня. Сверхзвуковая ударная волна убила их с Мануровым прежде, чем болевой импульс от раскалённого облака достиг мозга. Герке в трюме повезло больше, он умер мгновенно, не успев ничего понять.

----

Жилистый мужчина средних лет с суровым непримечательным лицом ненадолго подошёл к прозрачной изогнутой стене, подсвеченной зеленовато-синим светом. В стенку тыкались носом редкие тропические рыбки. Они его не видят – расположившаяся на дне двухслойная полусфера прозрачна только с изнутри. На поверхности уже рассвело, а здесь, под водой только начинает. Даже когда солнце в зените, тут всё равно будет как в ранних сумерках. Он любил сумерки.

Человек повернулся к своему кабинету, больше похожему на небольшой зал, окинув взглядом объёмные и плоские экраны, модули связи, динамические объёмные карты. В сложные моменты он предпочитал работать один. Хотя один он был только в этом кабинете, Нейросеть соединяла его со всеми, кем надо, от Председателя Совета Обороны и Правительства до видеокамер штурмовых групп. Он ещё раз вспомнил последние секунды видеозаписи с камеры на голове парня-корректировщика. Обнажённое женское тело, бесчувственно висящее с плеч, пистолет-пулемёт в руке, побелевшие пальцы другой, перехватывающие перила, хриплое дыхание. Взгляд вниз и летящее оттуда чёрно-красное огненное облако. Эти ребята ведь могли бросить свою ношу и пытаться бежать, может быть остались бы живы, ведь даже приказ был. Даже, наверное, мысли такой не было.

Председатель КОБ слегка встряхнул головой, сконцентрировался на плане задач, а потом послал сигнал вызова.

- Доброе утро, Леонид Викторович! Штурм закончен. Для такой ситуации довольно успешно.

- Я уже вижу: пять подрывов с частичной потерей заложников и личного состава. Всего при штурме свыше 200 минус всех вместе. Но штурм считался вообще невозможным. Все плавучие острова освобождены успешно с небольшими проколами.

- Да, подводная часть большая, множество ходов и коммуникаций. Там было легче всего.

- Где хуже всего?

- Корабль, который большой. Минус половина штурмовой группы, почти вся поддержка – корректировщики и подводники, они не успели уйти. Более 50 заложников.

- Там был Мануров? Он всё?

- Да.

Председатель помолчал, чуть изменившись в лице. – Потом будем поминать и жалеть. Сейчас дела, их за нас никто не сделает. Жертв много. Будет комиссия СЧП и Совета Обороны.

- Я готов в любое время.

- Есть предложения что дальше?

- В течение часа я отправлю на визирование в СЧП.

- Сергей, я понял, что ты отправишь. Ты уверен, что без этого не обойтись?

- Все остальные выходы ещё хуже. Если бы не был уверен, я бы не отправлял.

- Это ваш общий вывод?

- Почти единогласно. Операция должна быть тотальной и последовательной, а то эффективность резко снизится и все жертвы будут в значительной обесценены. Ты сам всё не хуже меня понимаешь. Поддержишь?

Собеседник помолчал несколько секунд, - Да.

- Что думаешь про социнженеров? Их СЧП привлечёт как независимых экспертов.

- У них и спроси.

- Они ж не ответят.

- Конечно нет.

- Тебе было видеть мою реакция, когда спросил?

Собеседник усмехнулся, - я пока закончил. Уточнение через час.

- Твоё мнение о том, как с орбиты помогли?

- Неплохо, волновики сделали туман по графику, не такой плотный, как мы хотели, но помогло и судя по всему, их работу не засекли.

- Хорошо, получается, наша орбитальная солнечная сама по себеэлектростанцияс зеркалом, но в комплексе с новыми объектами может быть оружием нового типа.  Первое серьёзное испытание было.

- Думаю, прибавить мощности и подрегулировать, можно вызвать лесные и степные пожары на большой площади, а там и другое, как планировали.

- Не занять ли наших оппонентов общественно-полезной борьбой с пожарами чтобы у них осталось меньше сил на пакости? Просчитаешь варианты дня за три?

- Просчитаю и доложу.

---

http://swongled.com/wp-content/uploads/2008/02/poseidon2.jpg

Как красиво под водой, когда Солнце уже поднялось! На море никогда невозможно наглядеться, хоть сверху, хоть снизу. Председатель КОБ стоял, прислонившись плечом к стене подводного купола. Если он что-то понимал в жизни, через несколько минут должен быть сигнал вызова. Интересно, кто это будет – Председатель СЧП или зам? Он слишком устал, чтобы решать эту маленькую психологическую задачу для развлечения. Трое суток без сна. Не привыкать, но всё равно непросто. Вот и вызов.

- Здравствуй, Сергей!

- Здравствуй, Тиана!

Значит Хэй попросил позвонить её, а сам сейчас сидит и наблюдает за разговором.

- Я знаю, ты очень устал и у тебя очень много дел. Не буду занимать много времени, просто хотела лично посмотреть на тебя, а так у тебя всё описано вполне исчерпывающе.

- Ну смотри, - председатель КОБ слегка улыбнулся и включил световодное освещение. Казалось, что тропическое солнце с поверхности океана хлынуло прямо с потолка. – Так лучше видно?

Женщина печально улыбнулась, - лучше. Я хотела видеть твоё лицо. Ты понимаешь насколько серьёзные последствия повлекут наши действия если мы примем твой план? Я уже не говорю о другом.

- Это не только мой план, как ты догадываешься. Список авторов приложен. Там же написано, что намного более серьёзные последствия будут если мы на это не пойдём. Долгосрочные даже ещё более серьёзные, чем краткосрочные.

Зам. Председателя СЧП внимательно смотрела на него: - у нас мнения разделились. Я имею в виду только первую часть, по полному возмездию всем отдававшим приказы никаких вопросов ни у кого нет.

- Я догадываюсь, иначе ты бы не позвонила. Насколько я понимаю, «за» ожидается больше, чем против.

- Ты же знаешь, я не имею права говорить.

Сергей кивнул.

- Почему такая спешка, всё запустить именно сегодня?

- Завтра пятница, объекты скучкуются, первая фаза будет существенно более эффективна. Там всё указано.

- Понятно, спасибо. До свидания.

- Пожалуйста, счастливо.

Через час он открыл файл приказа Председателя Совета обороны и решения СЧП. С этого момента только неукоснительное исполнение. Пока «Совершенно Секретно», хотя очень скоро это уже не будет секретом. Председатель провёл ладонью по лицу и послал распоряжение: «В полдень вскрыть пакеты с двумя красными полосами. Пакеты с одной синей полосой уничтожить немедленно, не вскрывая.» Впрочем, без посланных ключей кодировки пакеты с синей полосой всё равно невозможно было бы прочитать. Но таков порядок.

---

Перед самым рассветом небольшие глубоководные подводные лодки, бесшумно поднялись к поверхности в паре десятков километров от целей и выпустили каждая по полторы сотни беспилотных махолётов, в сумраке почти не отличимых от крупных морских птиц. Механические птицы сбросили на цели предметы, очень похожие на птичьи яйца. Некоторые «яйца» упали на землю и разбились, разбросав белые осколки и создав полное впечатление разбившихся яйиц, другие почти бесшумно лопнули на высоте нескольких метров, разбросав почти невидимые глазу прозрачные капсулы, которые испарились через несколько часов, «скорлупа» тоже испарилась даже не долетев до земли. Необычные предметы упали у домов, на площадях, причалах, перед мечетями и на перекрёстках улиц. Не только мужчина, как у всех остальных мусульман, а ни один способный ходить адепт секты Джохар аль Иман не мог пропустить джуму – полуденную пятничную молитву, где транслировалось голографическая проповедь самого шейха Сейеда. Эта называлась «Суть Божественной Игры», где брызжущий слюной святой звал на войну с неверными. Сам он был далеко – на Мальдивах, под хорошей охраной, а то мало ли что. Его призывы к возмездию кафирам так и остались невыполненными, потому что ровно в десять часов вечера на островах и в посёлках, где жили адепты, не осталось ни одного живого человека.

--------

Принц Фарук пил крепкий арабский кофе на закрытой бронестёклами веранде Малого Дворца. Фарук ибн Тахир любил закаты, погружающееся в море солнце настраивало на мысли о вечном и очищало сознание. Кофе ночью не самая лучшая вещь в его возрасте, но похоже, что эту ночь и несколько следующих спать не придётся. Малый Дворец в пустынной глуши у моря обычно пустовал, им пользовались, по большей части, в экстренных случаях. Сейчас как раз был экстренный случай.

Руководитель спецслужб Халифата ибн Тахир был опытным разведчиком и отдавал себе отчёт в серьёзности ситуации. Трусом он никогда не был, но сейчас у него чуть дрожали руки. Видимо, слишком много кофе. К прозрачной стене веранды подползала чёрная, как уголь, безлунная арабская ночь. Неужели эти безбожные отморозки на это пойдут? В это не хотелось верить, но то, что сегодня произошло с султаном Мальдивов и эмиром Фуджайра показывало, что для этих слуг Иблиса нет ничего святого. Двухтонные снаряды из молибден-вольфрамового сплава, выпущенные с орбитальной станции со скоростью несколько тысяч километров в секунду превратили их семейные бомбоубежища в груду обломков с такой же лёгкостью, как камень из пращи сокрушает глиняный кувшин. Мировые СМИ тявкнули что-то и замолчали. Это очень плохо. Не хочется признаваться себе, но похоже, что его «сдали», назначив ответственным за всё. Если миссия Аббаса провалится, то следующий на очереди он - Фарук ибн Тахир.

Выжившего из ума Халифа вряд ли тронут, старик всё равно умрёт со дня на день. Вот тогда начнётся открытая война старших принцев за власть. В этой войне младший принц Фарук был очень нужен всем. Cейчас, когда его партнёры должны были выполнить свои обязательства, он получал такие козыри, что мог всерьёз рассчитывать провести в Халифы своего кандидата. К этому моменту он шёл всю жизнь. Из-за этого он принял предложение Очень Серьёзных Людей начать эту игру с Островом, которая оказалась намного опаснее, чем показалось вначале. Свою часть он, можно считать, выполнил, выполнить задачи-максимум не удалось, но оглушительный скандал был раздут до небес, а большего он и не обещал.

Хотелось бы, кстати, посмотреть в глаза тем специалистам, которых прислали его «дорогие партнёры» - именно они уверяли, что штурм будет невозможен и заложники или погибнут, или Океанийский Союз начнёт торговаться на переговорах. При любом из двух исходов океанийские кафиры проигрывали. Однако получился третий вариант. Его рассматривали как крайне маловероятный, но он был готов и к нему. Он был даже готов к тому, что дорогие партнёры попытаются его «кинуть». Для них это больше правило, чем исключение. Но для этого случая был предусмотрен вариант двойного агента и гиперзвуковика. Партнёры были связаны одной ниточкой, так что им ничего не оставалось, как защищать Фарука как самих себя. Но гиперзвуковик взлетел и… исчез. Это было очень плохо, теперь у дорогих партнёров почти развязаны руки и он очень боялся, что они заявят сами не при делах, а всё случившееся – чисто его инициатива. Почему они пошли на попятную, почему удался невозможный штурм? Он подумает об этом после. Сейчас надо выкрутиться и как можно скорее.

Трудно было представить из нескольких вариантов ложных путей противник так быстро возьмёт верный след. Ожидалось, что океанийцы будут получать удар за ударом и им будет совсем не до того, но партнёры «слили» на удивление быстро. Чем были уничтожена секта? Он никак не мог понять – все умерли в течение нескольких минут, а вышли из строя не более чем за полминуты. Биологическое оружие так не действует. Химическое оружие? Остались живы все остальные теплокровные – домашние животные, птицы, местная фауна. Если бы было какое-то излучение или яд, то погибли бы все. Какая-то чертовщина, никаких следов в лабораториях Халифата не нашли. Сказали какую-то чушь насчёт того, что «похоже они все задохнулись». Бездари… Зато правоверные… Может быть в Швейцарии найдут? За что он платит десятилетиями такие гранты? Он отправил им образцы и информацию, которую имел. Адептов Сути Веры он жалел не более, чем пастух, пригнавший стадо баранов на бойню – для этого их и вырастили. Жаль, что дурковатый «шейх» Сейед погиб при ударе кафиров по Мальдивам. Бараны не переведутся, а надёжных овчарок вырастить сложнее.

Хорошо, что он привёз с собой сюда троих из четырёх жён и пятерых из семи детей. Малый Дворец охранялся не хуже, чем резиденция Халифа, был мало кому известен, подобраться к нему по пустынной местности незамеченным невозможно. Хотя местность была пустынной только для непосвящённых, на самом деле непрошенных гостей ждало немало сюрпризов. Несмотря на название, Малый Дворец был намного больше резиденции Халифа, площадь помещений была огромна и средствами электронной разведки нельзя было точно вычислить, где находится цель. Надёжным вариантом был ядерный удар тремя-четырьмя тактическими зарядами, но на такое вряд ли решатся даже безбашенные отморзки с Острова. В реальности здесь намного безопаснее, чем в столице или на военной базе.

Пока противник не показывал никакой подготовки к атаке. Почти сутки назад были неуверенно определены какие-то летательные аппараты, потом гидроакустики нашли что-то похожее на малые подводные лодки. Затем все сигналы пропали, поиски ничего не дали. Пять часов назад Малый Дворец подвергся нашествию нескольких сот чаек. Птицы выглядели уставшими и какими-то больными. Их отпугивали, они возвращались назад. Начальник охраны он дал приказ на всякий случай отстрелить несколько птиц для проверки, мало ли какая у них зараза. На его удивление, птицы не очень испугались, а продолжали летать, кричать и гадить. Наконец, через полчаса они убрались. Тушки птиц проверили – нет, не роботы, заразы никакой. Охранники и солдаты, которые жили раньше на побережье, что такое бывает. Но на всякий случай принц приказал отправить тушки гиперзвуковиком в Швейцарию – мало ли там что?

Где, шайтан его забери, этот разгильдяй Аббас? Раньше за ним такого не водилось. Да ещё когда он так нужен он умудрился отключить личную связь, что категорически запрещено? Вот ведь идиот! Ещё утром Аббас улетел на один из маленьких островов Бахрейна чтобы переговорить с представителем партнёров с другой стороны планеты. Принц уже начал всерьёз беспокоиться. Наверное, надо было лететь самому, хоть это и сильно увеличивало риск засветки, всё-таки Фарук ибн Тахир слишком заметная фигура в узком мире тайных операций. Аббаса же почти никто не знал, а он был одним из немногих людей, кому он доверял полностью.

Принц взглянул на своё отражение в полуметровом стекле. На него смотрел похожий, но казалось, незнакомый человек - неприязненный взгляд, толстое одутловатое лицо, начавшая капризно отвисать губа. Почти ничего не осталось от подтянутого орлиного лица талантливого, остроумного и блестяще образованного арабского принца, от одного огненного взгляда которого женщины сходили с ума. Он их тоже любил… Фаруку прочили карьеру блестящего учёного. Но он пошёл по другому пути. Тридцать с лишним лет пролетели как один миг. «На что я разменял свой талант? На грязную борьбу за власть, убийства и предательство доверившихся людей?» - подумал он.

Раздался сигнал экстренного вызова, это был Марио из Швейцарии. Они знали друг друга ещё с университета. Тридцать лет назад принц ибн Тахир дал грант его группе молекулярной биологии, с тех пор она выросла в лабораторию, известную во всём мире. Живущий в своём научном мирке Марио тем не менее, был порядочным человеком и всё жизнь помнил сделанное добро даже сейчас, когда мог бы и отказаться от денег Фарука. Хотя он догадывался, чем занимается университетский приятель и может быть побаивался. Принцу было всё равно, главное, что б честно работал.

Появилась голограмма маленького лобастого всегда взъерошенного человечка. – Фарук, - Фарук, - забыв поздароваться затараторил учёный. – Я понял что это! Сейчас в нашем сообществе только об этом и говорят. Океанийцы сильно опередили нас в этой области… Я общался с ребятами с другого полушария, говорят, им в качестве ключа передали слово, когда-то перехваченное у океанийцев: «виробот.» Теперь я всё понял, в принципе, они тоже поняли…

- Говори по делу, я очень занят!

- Да-да. Считалось, что это просто гипотетический объекты, не более, но похоже, что он создан! В общем, виробот – синтетический организм, объединение вируса и наноробота, способный к активному самовоспроизводству в живом организме или водной среде определённых видов. Он собирает свои копии подобно вирусу, но не использет для этого клеточную ДНК. Основное назначение - биологическое оружие четвёртого поколения.

- Какими свойствами они могут обладать и как действуют? Почему их не обнаружили?

- Судя по всему, вируботы могут проникать через неповреждённую кожу и даже тонкую одежду. Я уверен, что ввироботов встроен биологический таймер, контролирующий начало активных фаз. Виробот может программировать несколько различных фаз заболевания – от лёгкого недомогания до паралича, а также почти мгновенной смерти. Я думаю, что программирование фаз осуществляется непосредственно перед применением. После отработки программы включается механизм самоуничтожения и они распадаются на вещества, которые обычны для организма.

- Как ты их нашёл?

- Я обнаружил в тканях погибших людей необычно повышенную концентрацию…

- Я понял, давай поскорее, каким образом они действуют? Прямо на мозг?

- Нет, что ты, такие штуки пока вряд ли смогут пройти мозговой барьер, мозг человека достаточно надёжно защищён. Всё просто и примитивно – они вызывают резкое падение кровяного давления. В зависимости от степени воздействия можно вызвать недомогание различной тяжести вплоть до потери сознания. Характерный признак – внезапно темнеет в глазах.

- Человек может выздороветь?

- Да, конечно, практически без последствий. Но если у него пониженное давление, то может умереть. Но я обнаружил в образцах ещё один способ убийства – по всей видимости, красные кровяные тельца теряют способность переносить кислород на какое-то время. Организм погибает стремительно, потом вироботы разрушаются и трудно определить причину.

- Можно ли вылечиться от вироботов?

- Теоретически, конечно, но методы лечения надо разрабатывать, вирубот может иметь несколько механизмов поражения и если не сработал один, включить другой, проще предотвратить заражение. Но если человек будет находиться прямо в госпитале, то с падением кровяного давления, например, можно вполне эффективно бороться…

- Как можно определить их присутсвтие?

- Думаю, это несложно, они проходили защиту, потому что маскировались под безобидные для наших способов обнаружения вещи… но нужно время чтобы разработать, а для этого очень нужно раздобыть хотя бы один тип вироботов, без этого весьма сложно…

- Я понял, давай покороче. Что с птицами, которых тебе послали?

- Извини, чуть не забыл… да твои чайки. Это тоже очень круто! Никто не думал, что их создадут так быстро! Это птицы-зомби!

- Они были заражены этими ботами?

- Никаких следов заразы в крови не обнаружено. Но это ничего не значит. Они могли самоуничтожиться или, например, какие-то объекты были под перьями и уже вышли…

- Что эти зомби делают и чем могут быть опасны?

- Сами по себе они не опасны, они могут быть носителем чего-то или совершать примитивные действия – сесть куда-то, ну клюнуть, допустим, нагадить. Там мозг сильно редуцирован.

- Что такое эти зомби?

- Ты слышал про насекомых-зомби? Принцип похож, удивительно, что этого добились с теплокровными.

- Нет, не слышал. Чего именно добились? – принц говорил нетерпеливо и отрывисто. Как обычно, учёный через какое-то время начинал раздражать его.

- Например, кордицепс или муравьиный повелитель. Когда споры гриба попадают на муравья, они начинают развиваться и выделяют вещества, который полностью подчиняет муравья одной цели – покинуть муравейник, залезть под листок на определённой высоте и намертво вцепиться в него челюстями, это лучшее место для развития и распространения гриба. Вскоре муравей погибает, а из его головы вырастает грибное тело, рассеивающее споры.

- Давай к делу! – принц начал терять терпение.

- Мозг теплокровных слишком сложен, чтобы им было так легко управлять, поэтому они вывели чаек с редуцированным примитивным мозгом, который создан под внешнее управление. Внешне чайка почти не отличима от обычной. Она меньше и выглядит усталой, это связано с неправильной работой гормональной системы. В её мозг, по-видимому напрямую введено что-то вроде вируботов. После гибели организма-носителя это «что-то» самоуничтожается. Я нашёл только продукты распада, это вещества, которые есть в нормальном организме, просто их концентрация в некоторых местах слишком высока…

- Всё понятно, Марио, спасибо, мне достаточно…

- Фарук… мне кажется, тебе угрожает опасность, ты выглядишь усталым и раздражённым… ты думаешь… что тебя могут убить с помощью вироботов? Может быть…

- Марио… давай пока не будем об этом. Никому не говори пока про то, что ты мне рассказал. Когда будет можно я тебе скажу. До свидания.

Вот оно что! Принц откинулся в кресле, анализируя информацию. Значит, по нему уже наверняка отработали вироботы. В Малом Дворце хорошая противобиологическая защита, но всё-таки не режим чумной лаборатории. Он очень удивился почему мировые намертво  молчали о полном уничтожении секты Джохар аль Иман. Вообще-то это геноцид, насколько он понимает и повод для волны праведного гнева лучше придумать трудно. По идее надо было устроить настоящее светопредставление, а тут ни слова. Для быдла у головизоров то, что там не показано, вообще не существует. Только позавчера все программы захлёбывались рассказами о беспрецедентом захвате заложников гневными но справедливыми сектантами, а вчера днём скороговоркой сказали про освобождение и «имеющиеся жертвы» и всё.

Да, демонстрация силы океанийцами была успешной. Теперь партнёры заткнутся до тех пор, пока не будет найдено противоядие новому оружию. Они боятся за свою шкуру, боятся мировой паники, которую подогреют океанийцы, боятся нестабильности, которая будет создана паникой. Стоит океанийским бандитам растерянно вякнуть что-то вроде «ой, обороняясь от нападения сами не заметили, как инфекция вырвалась и убежала…» то под предлогом этого они запросто раскрутят такое, что останется только вводить глобальный карантин. Это значит конец всем международым перемещениям, крах глобального разделения труда, изоляция… Тут таких ужастиков нагонят, что средневековые истерии покажутся детским утренником. Последствия будут катастрофическими.

Получается, что теперь его самого тихо сольют. Сейчас его уничтожит бесшумная смерть, включающаяся по часам и все всё забудут… Партнёрам опять не придётся выполнять свои обязательства, они попытаются запутать следы. Кто из нескольких могучих кланов устроил всё это найти не так просто. Гиперзвуковик исчез... Криво усмехнувшись, принц нажал несколько виртуальных рычажко на голографическом пульте. Если он сейчас и умрёт, то не облапошенным лохом, а в ожидании хорошей компании.

Внезапно у принца потемнело в глазах, он резко встал и чуть не упал назад в кресло. Одним стремительным движением он открыл универсальную аптечку, которая всегда была под рукой. Укол, повышающий давление. Стало заметно лучше.

Если эти вироботы убивают самыми обычными вещами, то надо перейти поближе к госпиталю. На сигнал вызова никто не ответил. Фарук ибн Тахир на всякий случай вытащил из ящика стола автоматический пистолет, с ним было как-то спокойнее, да и вдруг его попробуют захватить и открыл герметичную дверь. В этот момент два маленьких полупрозрачных насекомых размером меньше комара стукнулись ему один прямо в нос, другой в большой палец руки. Жестокая судорога свела всё тело принца и непроизвольно он упал на одно колено. Ибн Тахир был сильным человеком, умирая, он успел подать сигнал общей тревоги. Но в Малом Дворце на неё никто не среагировал, потому что все были уже мертвы. Принц так не успел узнать, что несколько часов назад на небольшом островке неподалёку от острова Бахрейн полковник Аббас был захвачен сразу после переговоров в отеле сотрудниками внешней разведки Комитета Общественной Безопасности. Вывезти его не удалось, потому что еле удалось уйти самим, но он рассказал перед смертью немало интересных вещей.

Павел Краснов

Возможное Будущее : 

Комментарии

Символично обилие батальных сцен в повести. С самого начала - ни одной "мирной" главы.

Что верно, то верно: в ближайшем обозримом (и даже не очень) будущем любителям "просто жить в своё удовольствие" будет неуютно.

Однако, сразу же видна ещё одна важная проблема, с которой неизбежно столкнулись океанийцы, стремящиеся к гармоничному обществу: им придётся достигать отличной боеспособности без излишней милитаризации сознания и отношений. Уметь в постоянных войнах и тяжёлом труде слышать тишину (и природы, и внутреннюю человеческую - тот самый "звук хлопка одной ладонью", одним словом). Задача непростая.

Совершенно не вовлечённых в какие-то разборки государств очень мало, вроде Швейцарии какой-нибудь. Да, ты правильно говоришь, они будут уметь находить удовольствие в любом моменте, иначе состояние постоянной войны и гонки куда-то, которое сильно отравляло жизнь СССР, где официальной нормой считалось что "сердцу тревожно в груди" (С), надрывное лихорадочное строительство - норма. Когда делали Индустриализацию - состояние вечной гонки на пределе понятно. Но такое бесплатно не бывает. Гнать на пределе и выше него можно, но потом надо компенсировать.