Вы здесь

Мечты о чём-то большем

Главные вкладки

Мы продолжаем настаивать, что «православный интеллектуал» гр-н Кураев в атеистическом хозяйстве вещь полезная! Кто, как ни он, обнародует всякую «инсайдерскую» информацию ЗАО РПЦ, через кого мы, как правило, узнаём про гомосексуальные (и прочие) скандалы этой конторы! Вот и на этот раз Кураев собрал смачные цитаты мракобесов, предающихся мечтам. А что, разве мракобесам мечтать запрещено? Не-еет, мечты – штука нужная. Недаром ещё Ленин писал, что «Надо мечтать!» И Владимир Ильич, как обычно, прав: мечты умных и нравственных людей создают контуры Будущего. А мечты ... всяких иных-прочих тоже для Будущего полезны. Потому, что прислушавшись к ним, умные и нравственные люди поймут, с чем необходимо беспощадно бороться. Кого именно ради человеческой свободы необходимо содержать в клетке. (Да, законы диалектики «рулят», как говорит сегодняшняя молодёжь!)

Ниже мы приведём текст Кураева полностью, снабдив его некоторыми комментариями. Итак:

***

Я много раз предлагал собрать религиозных лидеров, политиков, идеологов, генераторов идей разных групп (и атеистов, и православных, и мусульман), запереть их в разных комнатах и позволить помечтать вслух при включенных видеокамерах о светлом с их точки зрения будущем.

Предположим, каждая из групп влияния действует в «вакууме», не встречая противодействия и потому имея возможность реализовывать любые свои прожекты. Вот помечтали они в своем кругу – а потом эти свои «сны о чем-то большем» предъявили бы стране. Итак, президент и парламент поддержат все ваши проекты, а телеканалы и радио промоют мозги населению в угодном вам направлении.

Так, какими вы мечтаете видеть нас и нашу страну?
Сможете вы сами поставить себе тормоза, наметить пределы своих властных аппетитов?

Где каждая из этих групп готова по своим убеждениям поставить себе пределы? Скажет ли, что здесь наши мечты и наше царство заканчивается, и начинается что-то другое. Это серьёзный аскетический и этический вопрос: насколько серьёзно я могу уважать чужую свободу, если у меня есть возможность её раздавить?

***

Отвлечёмся на минутку. Из формулировки вопроса следует, что «свободу» вообще-то нужно уважать. Недаром Вольтеру любят приписывать такое высказывание: «Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить». Ну, Вольтер – не Вольтер, а эта максима явно рассчитана на то, что слова не материализуются. Никакие и никогда. «Мели, Емеля...» Если же исходить из обратного (надеемся, что и богослов Кураев не считает слова «информационным шумом»...), то необходимо следует, что ... «фильтровать базар» временами необходимо. И далеко не всякую свободу следует уважать. Иную «свободу» и раздавить не грех! (Вспоминается знаменитая метафора Экзюпери про «ростки баобабов»...) Но вернёмся к нашим баранам.

***

Итак, пусть представители разных религиозных групп помечтают, что они готовы разрешить делать людям, которые с ними не согласны, а что они им запретят. Пусть ответят на вопрос - какие насилия и убийства готовы оправдать современные православные в порядке защиты своих «религиозных чувств»? С вашими чувствами проблема? Не стесняйтесь, расскажите о них! Кого и за что вы хотели бы растерзать в своих снах и мечтах?
Какой они видят "Россию моей мечты" или "Москвабад моей мечты".

Если Москва станет мусульманской, что здесь будет разрешено москвичкам и москвичам?

А если Москва станет атеистической, что будет разрешено всем остальным? В России, мечтаемой антиклерикальными идеологами, остались бы кресты на куполах храмов? Колокольный звон? Право монахов в рясе выходить за стены монастыря? Право родителей по вечерам дома молиться вместе со своими детьми? Библии в библиотеках?

Вот об этом мы обязательно подробно поговорим! Но чуть позже.

А если Москва станет православной, что будет разрешено мусульманам или атеистам? Вот дать архиерейскому собору на полгода полномочия Госдумы и посмотреть - как наши епископы определят границы своей компетенции? Скажут ли они хоть о чем-то – «вот сюда мы не вмешиваемся»? Если бы действия наших епископов разворачивались безо всякого сопротивления, в идеально-церковной атмосфере «простите, владыко,.. как скажете, владыко!», то весьма быстро мы вновь увидели бы и монастырских крепостных и монастырские тюрьмы.

Вот голос одного такого мечтателя: «при Синоде образована еще одна комиссия для обсуждения вопроса о том: могут ли иудеи носить христианские имена? Давно назрел этот вопрос, и пора решить его раз навсегда и окончательно. Пусть иудеи носят имена ветхозаветных праведников: к сожалению, мы едва ли вправе запретить им это, хотя очень бы желали, – ввиду того, что и многие из нас носят сии имена, – чтобы иудеи и произносили эти имена не по-нашему, а по-своему – чтобы Моисеи именовались Мойшами, Израили – Срулями; но допускать, чтоб они носили имена святых Божиих, во Христе прославленных, было бы кощунством и святотатством с точки зрения Церкви Православной.

***

Да, неудачная «пятая графа» самого гр-на Иисуса Иосифовича - уже две тысячи лет сущая заноза для церковных антисемитов. Но его-то они за этакий срок научились не замечать. Вот, даже ненавистные им имена носить готовы! Как говорил Король в пьесе Шварца: «Да мне плевать на ее происхождение! Я все законы переменю – она хорошенькая! Нет! Запиши! Я жалую ей немедленно самое благородное происхождение, самое чистокровное!»...

***

Приятно ли и простому человеку смертному, например хоть бы тому, кто возбудил вопрос о праве иудеев именоваться христианскими именами, приятно ли ему, если иудей, не испросив предварительно его разрешения, возьмет себе его имя и родовую его фамилию и будет величать себя ими? Затем: если признать это право за иудеями, то по какому праву мы будем отнимать его у магометан, как известно, также носящих немало библейских имен? А там, во имя свободы совести, свободы веротерпимости и других свобод, найдем ли мы основание отрицать это право и для язычников-буддистов, огнепоклонников и др. нехристиан? Представьте себе, что какой-нибудь иудей, заклятый враг Христа и нашей веры святой, назовет себя именем святителя Христова Николая только ради того, что так ему будет удобнее, так сказать, замешаться в толпе православных людей, чтоб удобнее их обманывать: ужели не оскорбим мы по-зволением носить сие имя нашего великого заступника и святителя-чудотворца? Ужели еще надо узаконивать и имена, ими похищаемые у нашей Церкви? Нет, Церковь должна крепко отстаивать святыню имен святых Божиих от такого святотатства».

(Архиепископ Никон (Рождественский). Можно ли иудеям дозволять носить христианские имена? // Православие и грядущие судьбы России. М., 2013. СС. 131-133
http://politconservatism.ru/upload/iblock/a1b/a1b46cc28fe35905e0399201dca2e3e3.pdf)

Также слушаем недавнего Чаплина:
"Идея отрицания того великого наследия, которое дает нам святой император Феодосий, это не наша идея, это чуждая нам идея. Попытка отказаться от основ нашей цивилизации.
В околобогословской традиции, которую нам пытались привить в 90 годы, считалось, что апостольство бродячих проповедников, которые создавали первую христианскую общину это и только это есть истинное апостольство...

***

Вот уж кто бы думал-гадал в СССР ещё 40 лет назад, что один из важнейших «религиозных» споров XIV века – спор о том, обладал ли Христос собственностью! – вновь станет актуален для «постсоветских» попов! А в XIV веке, да – Римский Папа (т.е. житель Италии, где капитализм зародился несколько раньше, чем в остальной Европе) настаивал на том, что «Церковь Христова» может и должна владеть богатствами. А менее продвинутые францисканцы оспаривали это, ссылаясь на «апостольство бродячих проповедников». Но ведь возобновление этого диспута вполне закономерно! Т.к. в масштабах общества у любой религии цель лишь одна: помогать владыкам держать рабов в повиновении и оправдывать любой эксплуататорский строй. Церкви просто позарез необходимо изобразить Христа и христианство такими, как того требуют заказчики - чтобы порядок вещей на небе копировал тот, который наличествует на Земле. Тирады известного мракобеса Чаплина, обличающие «апостольстве бродячих проповедников» (маргиналов каких-то!), наглядно демонстрируют, что Россия уже ... того... «Вернулась на столбовую дорогу цивилизации», словом...

***

Деяния государственных мужей, которые выбрали веру для своего народа, деяния, подобные князю Владимиру (и ведь не сразу поймёшь в этом контексте, какого именно Владимира имеет в виду Чаплин... – М.Ш.) , это вершина апостольства; это то, к чему всегда стремилась церковь, в том числе в период жизни первой апостольской общины. Вера может и должна быть общенародным делом; воля, проявленная к приложению спасаемых к церкви, может быть государственной волей ".

https://www.youtube.com/watch?v=6qB2rqj3m8U&feature=emb_logo. Выступление миссионера Всеволода Чаплина в Севастополе в правительстве, апрель 2015.

Прямолинейное отождествление интересов Церкви со своими личными, отождествление своей воли с волей Божией разъедает внутренние ограничители для власти князей церкви.

Но раз нет внутренних тормозов, должны быть внешние. И, значит, только светское государство, закон, общество, зубастая пресса и люди, говорящие «нет», могут ставить пределы их властным амбициям.

***

И понеслась дьяконова душа в рай!.. Только, видать, не в ту дверь попала – перед нами типичные рай либерала. (В раю-то тоже двери, чай, есть!) На то это и рай, что озвученные благие пожелания (чтобы «и волки, и овцы»...) нигде и никогда ещё не становились реальностью. «Зубастая пресса»? Ну, пресса везде в мире хорошо выдрессирована и отлично знает, на кого можно скалить зубы, а на кого нет. Взять к примеру такой символ буржуазной бесстрашной зубастости как Charlie Hebdo. Но пролистав любой его номер, видишь, что его сатирический накал крайне избирателен – ни одну из священных коров Запада он не куснул ни разу. А что такое «светское государство» и «закон» на Западе? Да, в общем-то, то же, что и везде – механизм насилия (и «мягкого», и «жёсткого») одной группы людей над другими. Одна из любимых идеологем Запада заключается в том, что «чем более разнообразно общество, тем более оно демократично» («More diversity means more democracy») На практике это неизменно приводит к образованию крайне разделённого общества, не способного слышать самое себя (пока машины жечь не начнут...). Общества, где есть отдельные сериалы для белых, сериалы для чёрных, и т.д. (Ну, точно как в прекрасной старой сказке: «Газета для толстеньких», и «Газета для тоненьких», и «Газета для умных», и «Газета для дураков»....). Где население любого городка США разделено на 4 основные группы (не считая более мелких): white rich, white trash, black rich, black trash (богатые белые, белый мусор, богатые чёрные, чёрный мусор). Принадлежа к одной из групп, каждый просто обязан ненавидеть 3 других. Моментом истины «демократии разнообразия» стали нынешние погромы в Америке.

Мы обещали поговорить про «мечту атеиста»! Напомним дьяконовы вопросы: «А если Москва станет атеистической, что будет разрешено всем остальным? В России, мечтаемой антиклерикальными идеологами, остались бы кресты на куполах храмов? Колокольный звон? Право монахов в рясе выходить за стены монастыря? Право родителей по вечерам дома молиться вместе со своими детьми? Библии в библиотеках?»
Рискну изложить своё личное видение проблемы. Религиозность любого толка представляется мне заразной психической болезнью. (Одни «разговоры верующего с богом» чего стоят!) Везде и всюду цель всякой религии лишь одна – заполонить собой всё общественное пространство. (Собственно, об этом Кураев и пишет.)

Держать религию в некой «резервации»... Да, именно это и пытались сделать гуманные большевики: они старались минимизировать влияние религий на общество, но никогда не ставили цель изнать их полностью.

 

Но рано или поздно религия, как джин в бутылке – находит трещинку, вылезает наружу и вступает в симбиоз с любыми оккупантами...

Поэтому ратовать за «свободу вероисповедания» - то же самое, что добиваться сохранения очагов чумы или того же «ковида». (А ведь и возбудители болезней тоже биологические существа! Отчего бы не взять их под охрану ради «природного разнообразия»?..) Кресты на куполах, разумеется, пускай остаются. Но сами церкви должны остаться лишь те, которые были построены до 1917-го. Многие из них по-настоящему прекрасны! «Гундяевки» же есть отметины вражесккого сапога на теле моей страны (равно как и «новые» мечети, синагоги и т.п.). Те из них, которые возводились на «отжатой» у парков и скверов земле, должны быть демонтированы, остальные же переделаны под мастерские, склады, бассейны, свинарники – что угодно полезное. Впрочем, особенно стараться руководству СССР-2 не придётся: как только религия перестанет спонсироваться из бюджета, тут же и «храмы опустеют». Поэтому главный принцип взаимоотношений с религией будет простым: «Чтоб ты жил на одну зарплату!».
«Право родителей по вечерам дома молиться вместе со своими детьми?» А как насчёт права побираться на улице вместе со своими детьми? Права совместно предаваться разврату? (Мало ли чего и чья душа просит...) Религия – штука опасная. Особенно для детей. Поэтому и ограничение должно быть таким же, как и на спиртное, и на сигареты. До совершеннолетия – никаких религий. А после – «хозяин-барин»...
«Право монахов в рясе выходить за стены монастыря?» Ну, тут явно 2 вопроса в одном. Первый – о монахах вообще. Полагаю, что в СССР-2 «монахи» вполне себе могут быть! Что такое типичный советский монах? Гражданин, желающий зарабатывать на хлеб насущный производительным трудом в какой-нибудь сельской или промышленной артели вместе со своими единомышленниками. Итак, собралась группа друзей-приятелей, перебрались на жительство в одну из разорённых путинщиной деревень, обзавелись хозяйством... Разве же тут есть какой-либо грех против социализма?! Если такая группа потребует отдать им архитектурный комплекс прежних веков в центре Москвы – подобная претензия вызовет недоумение («А чего это именно вам?»). Да и условий по сохранению этого комплекса государство поставит столько, что артель едва ли их потянет. Но в глуши пусть селятся. (Все монастыри начинались ведь с одинокого скита «в пУстыни», не так ли?) И нет государству дела до того, что они будут делать после работы – решать шахматные этюды, стучать лбом об пол, подтягиваться на турнике, или смотреть телевизор (наше, советское ТВ, естественно). Вот с детьми, если выберут, всё же, «лбом об пол», большая сложность (см. выше). Но монахам дети ведь и не полагаются! Вторая часть вопроса – про «выходить в рясе за пределы монастыря». Несомненно, советский гражданин волен рядиться, кем он хочет! Можно римским патрицием, можно японским самураем, можно средневековым монахом и даже странствующим рыцарем! Но тогда не нужно удивляться, если прохожие будут крутить пальцем у виска... Если патриций или монах начнёт в ответ агрессивно к ним приставать, «раскрывать глаза», и т.д., то будет принудительно отправлен в лечебное учреждение. Делов-то!
«Колокольный звон?» Во-первых, в черте города вообще запрещены «звуковые загрязнения среды». Ни громкие автомобильные сигналы, ни колокола, ни протяжное пьяное «Шумел камыш!», ни завывания муэдзинов в городе не приветствуются. (Если же речь идёт о всё той же общине-артели, выращивающей кур и помидоры где-нибудь в восстановленной деревушке, то пусть хоть в рельс бьют, хоть в колокол звонят.) Во-вторых, после 30-ти лет искусственного и агрессивного навязывания религий давайте дадим обществу отдохнуть! Подумать в тишине (без колокольного звона). Повторить забытые школьные учебники. Психологи, которым доводилось вытаскивать людей из сект, из лап всяких «иеговистов-евангелистов», признавались, что им приходилось делать то же самое, что вытворяли над жертвой сектанты – но «в обратном порядке». Поэтому в СССР-2 должен быть безусловный запрет на любую миссионерскую деятельность. А колокольный звон в городе? Лет через –дцать, когда нынешние ужасы забудутся, а религия окончательно отойдёт в область истории, вполне можно ради исторического колорита и в колокол иногда позвонить. А раньше не стоит...
«Библии в библиотеках?» Ну, разумеется! Во-первых, Библия достаточно интересная и глубокая книга – такая же, как и сборники греческих мифов, и трактаты древних даосов. Всякий образованный человек обязан её прочесть. (А в СССР-2 будет культ образования!) Во-вторых, библиотеки – на то и библиотеки, что в них содержится вся мудрость мира, равно как и вся его глупость, гадость и дичь... Не только Библия, но и человеконенавистнические религиозные трактаты, ей вдохновлённые, и «Майн Кампф», и сочинения того же попа Чаплина, и «полное собрание обещаний» Путина... В ново-советских библиотеках всему место найдётся!

Скажи мне – о чем ты мечтаешь, а я подумаю, на какое расстояние к тебе можно безопасно приблизиться. Станет ясней, чья утопия опаснее, и кому рогов лучше не давать.

Своей мечтой я честно поделился. Рискну предположить, что у многих социалистов мечты похожие. Люди, желающих думать, заниматься науками и искусствами, работать, творить, вместе мечтать о будущем Земли без лжи и насилия – они все могут «безопасно приближаться», ничем не рискуя.
А вот тем, кто «профессионально» уговаривает людей терпеть ложь и несправедливость «в этом мире» в обмен на загробные блаженства, тем, кто любит жить чужим трудом, тем кто «кровожад и чужие пироги трескает» (Шолохов), тем кто желает видеть людей смиренными баранами (дабы не мешали ему самому и его хозяевам), просто дуракам, не желающим и не умеющим думать – всей этой публике, конечно, лучше от социализма держаться подальше.
И это явно не «утопия». Утопия ведь означает то, чего нет, «Нигдея». А у нас страна, построенная на похожих принципах, была. Будем надеяться, что будет и в дальнейшем.

Дьякон Кураев: https://diak-kuraev.livejournal.com/2947380.html

Дьякону немного помог Михаил Шатурин...