Вы здесь

Связь, ложь и видео. Как у российской армии украли связь и БПЛА

Главные вкладки

ГЛАВА 1. КОЕ-ЧТО, ЧТО НАДО ЗНАТЬ О ЖЕСТОКОМ МИРЕ НАЖИВЫ И ЧИСТОГАНА

Прежде, чем перейти собственно к рассказу о тактической военной связи в современных ВС РФ, я, в качестве иллюстративного материала к описанию нравов российской бюрократии, приведу пример из далёкого 2010 года, когда в Москву, в одно из узкопрофильных медучреждений (фтизиатрия, “лёгочники”) перевели медицинского чиновника из Кемерово, представлявшего из себя типичного жлоба-рвача, дорвавшегося до вожделенной бюджетной титьки.

Это было прекрасное время, когда “на медицину начали давать деньги”, но давать их начали всем, кроме врачей. Ремонтировали больницы, закупали оборудование, а вот врачей порадовать трудовым рублём в темпе, опережающем инфляцию, не спешили.

Так вот, одним из наиболее характерных свершений чиновника по службе стало “освоение бюджета”, богатого бюджета, Москва всё-таки, на закупку навороченного диагностического оборудования. При котором освоении вместо трёх разных диагностических комплексов, которые вместе закрывали все потребности учреждения, были куплены три комплекта одного и того же, два из которых благополучно стояли в заводской упаковочной плёнке, пока один работал.

Почему чиновник так поступил? А потому что норма отката у фирмы, продававшей в России купленные однотипные комплексы, была выше, чем у тех фирм, что продавали комплексы не купленные, двух других необходимых типов. А на конечную эффективность купленного ему было плевать. Главное - урвать.

В том месте и в то время непосредственно от этого “освоения” никто не умер, хотя качество лечения в учреждении в итоге выросло ни разу непропорционально затратам на оборудование. В условиях, я напомню, необъявленной эпидемии туберкулёза в РФ и в Москве в частности, связанной с массовым завозом из Средней Азии носителей его открытой формы в её самых труднозалечиваемых вариациях. Но из-за того, что никто тогда и от этого акта "попила" никто не умер, менее типовым для нравов российских чиновников во всех сферах “освоение” от этого не стало.

Волков: Андрей "Бойцовый кот Мурз" Морозов тогда состоял в Движении против нелегальной иммиграции" - ДПНИ, воюя с коррупцией. Что характерно, в 2011 году один негр Амин Маджумер разразился тогда заметкой: "ДПНИ раскалывало наше общество": ( http://www.apn-spb.ru/opinions/article8572.htm ) Слава Богу, "толерантным" наше общество так и не стало.

Я откуда знаю эту историю – мне её медик из этого учреждения рассказал, мрачно напевая в качестве пролога гребенщиковского “Человека из Кемерово”. Я, собственно, вам уже рассказывал эту историю, и там по ссылке даже есть ФИО главного героя, но вы вряд ли помните. Там много вкусного было вроде момента, когда этот говнюк, экономя на дворниках, заставил врачей территорию подметать, но это уже для нас сейчас второстепенные детали.

Волков: это главврач Сергей Смердин. ( https://gazeta.a42.ru/lenta/show/uvolen-glavvrach-oblastnogo-tubdispanse... )

Главное, мы теперь знаем, почему при огромных расходах на госмедицину и гособразование в “жирные годы путинской стабильности” мы, в итоге, остались и без того, и без другого. Потому что кадры решают всё. Можно украсть на хитрых схемах с трудоустройством таджиков дворниками, но с зарплаты бюджетника не украдёшь, поэтому зачем ему платить больше? Не надо этого экстремизма! Давайте лучше ещё раз больницу отремонтируем или оборудование купим, которым никто не будет пользоваться. Потому что на этом украсть можно. И можно украсть много.

И кадры или стали изначально выбирать другие профессии, потому что слова “врач” и “учитель” стали синонимами слов “лох” и “лузер”, или стали уходить “в частный сектор”. Как вам это объяснить… Ну знаете, как ЧВК “Вагнера”, куда псковские десантники сваливали от женераля Каплия, который стриг с них “добровольные” пожертвования на храм ВС РФ, только наоборот – для медиков и учителей. Ну там
“Наш бизнес – жизнь, и он идёт хорошо!” - вполне себе слоган для частной клиники.

Так мы, с помощью нехитрой репризы-подводки, собственно, переходим от первых двух столпов государства по версии Голды Мейер, врача и учителя, к третьему – солдату.

ГЛАВА 2. КОЕ-ЧТО, ЧТО НАДО ЗНАТЬ О КРАСНОЙ АРМИИ

Следующий иллюстративный материал по теме датируется августом 2015-го года, когда я вернулся в Москву после лета, проведённого на танковых полигонах луганщины (сначала мы ездили пиу-пиу на полигон “двойки”, но потом ОТБ “Август” стал накатывать свой полигон “Круглик” под Лутугино).

Вернулся я на какое-то время поработать в нашу московскую айтишную контору, которая тогда делала сеть и пожарку в большом офисном комплексе в ПриМКАДье. Это вы должны помнить, там был юмор ниже пояса. Контора тогда херачила день и ночь, в нашем любимом режиме all-out-attack, и то, что я - типоадмин смягчающим обстоятельством не являлось. Херачил, как и все, монтажником до конца сентября, а потом ещё кусок октября, до ноябрьского возвращения на Донбасс, ходил переделывать косяки за сторонней бригадой, нанятой шефом в момент окончательного быть-или-не-быть по срокам.

Так вот в обеденные перерывы и во время переодевания из повседневного в рабочее утром и обратно вечером, мы таки с монтажниками общались. И я удовлетворял их естественный интерес к теме того, чем я занимался на Донбассе. А занимался я летом 2015-го связью в ОТБ “Август”, отдельном уже не механизированном, а чисто танковом батальоне (минус "Ведьма", "Магистр" и мехрота) корпусного подчинения 2-го армейского корпуса НМ ЛНР. Уже не как НС батальона, каковым был во время Дебали, а как волонтёр, и, в том числе, припёр на батальон большую партию портативных станций Р-169П1-01, работающих в “танковых частотах”, ограниченных диапазонами старых советских танковых радиостанций Р-123 и Р-173, то есть от 30 до 50 Мегагерц.

Это – специфический диапазон, который находится выше оккупированного автомобилистами и дальнобойщиками CB (Cи-Би), пересекаясь с ним только парой частот одного из не используемых в РФ поддиапазонов CB, но ниже традиционного 144-го VHF, который умеют портативные “Кенвуды” и “Баофенги”. Собственно, диапазон и называется Lowband-VHF, “нижний VHF”. Р-169П1-01 как раз и разрабатывались на рубеже веков для применения силовыми структурами как портативная замена советским пехотным Р-158 и Р-159, не очень удобным и, особенно в случае с Р-159, громоздким. И мы тогда, весной 2015-го, разобравшись в ситуации “что есть на рынке и что пригодно для войны”, как раз начали выкупать эти рации у оборотистых российских прапорщиков, которые их "списывали" из своих воинских частей, получавших более новую технику.

“Аааааа, - понимающе сказал тогда один из наших монтажников, - сто шестьдесят девятые…”

Я к тому моменту уже знал достаточно об уровне показухи в ВС РФ, связанной со связью. Знал, например, что “Танковый биталон” можно выиграть с неисправной связью, “на вожжах”. Это когда командир танка привязывает к погонам на плечах механика две верёвочки и тянет то за одну, то за другую, то вместе, командуя таким образом повороты и торможения-разгоны. Полигон знакомый, мишени не отстреливаются, так пуркуа бы и не па? Настоящий-то бой, конечно, так не выиграешь. Но когда он будет-то, настоящий-то бой? Но то, что рассказал наш монтажник, только что вернувшийся из армии, переживавшей, как мы знаем, невиданный подъём, удивило даже меня.

Парень служил в мотострелковой части. Номинально в части было необходимое количество Р-169П1-01, реально же, поскольку профессионального радиоремонтника среди связистов этой части не было, эксплуатируемые много лет военными рации представляли собой коллекцию разной степени полутрупов с повреждёнными антеннами и, как следствие, пострадавшими от этого выходными каскадами. То есть формально внешне одинаковые рации в реальности имели каждая свою реальную дальность передачи - от многих километров до нескольких десятков метров. И, после получения вводной на каждые новые учения, связисты садились думать над планом полигона – кому из бойцов и комсостава какие именно радиостанции раздать, чтобы связь была. Чтобы внутри нужных групп абонентов все друг до друга дотягивались, а рация с наибольшей дальностью оказывалась именно у того человека из группы, кому могло понадобиться вызвать другую группу, сильно удалённую от первой. И, пока все стоят или перемещаются четко по плану учений, связь вроде бы есть. Разумеется, всё это накладывалось на полностью ухайдоканные многолетней службой батарейки, что придавало учениям, с точки зрения связи, особенную красоту момента. Как там говорил капитан Врунгель у Некрасова про сломанные часы, которые дважды в день показывают верное время… угадать, в какой именно момент это происходит - “зависит от личных способностей наблюдателя”.

Так вот, благодаря не профессионализму, но изворотливости связистов воинская часть была достаточно боеспособна и управляема для полигонных “показушек” “в моменте”, то есть пока работают изношенные батареи и только по заранее известной расстановке людей на местности. В реальности же, в полноценной боевой ситуации, в боевых действиях на сутки и больше на значимой площади местности, связи у воинской части не было бы от слова “совсем”.

На бумаге – да, 100%. В реальных боях, если они случатся, – ОКОЛО НУЛЯ.

Собственно, монтажник этот у нас в конторе был не один отслуживший в армии, связистом примерно тогда же отслужил ещё один монтажник. Тому во время службы довелось поучаствовать в организации связи на праздничном Параде 9 мая в Москве. Но при попытке распросить его о том, как это выглядело “изнутри”, монтажник делал лицо Чебурашки с вьетнамскими флэшбеками.

В общем… “Сильна Красная Армия, но связь её погубит!” – успел сказать маршал Будённый до того, как его именем назвали Военную Академию Связи.

Здесь должна была быть реприза-подводка про Муад'Диба и Проповедника в Арракине через отсылки к управленческому кризису при Алии в "Детях Дюны" подводящая к третьей главе, но, обдумывая её, я залип на видении Будённого, в бурке и стилсьюте, правящего песчаным червём, размахивающего крис-шашкой и кричащего "Да здравствует Третий Интернационал!".

ГЛАВА 3. ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ. МОИ ЧИТАТЕЛИ

Одной из наиболее забавных реакций на первые две главы моего повествования стал перепост в каменты в “Янине” вот этой цитаты из Невзорова по поводу ситуации с призванными в Оренбурге, которых призывающие обозвали “мясом”, а призванные на это обиделись и написали жалобу:

Где-же Илья Ефимович? Где же Репин ? Он тут же написал бы картину «Мясо пишет письмо директору мясокомбината» : грудинка орет, окорок скандалит, рулька оскорблена, а корейка и вырезка напились и спят на полу забойного цеха.

Уж и не знаю, что другой мой читатель за меня додумал, читая свои мысли и свою логику в моих текстах, но в то же утро 4 октября мне в почту он прислал такое:

Царь был не в курсе.
Всё попиздили бояре, а он святой.
Грёбаный Экибастуз, Андрей, я считал Вас умнее.
Или вы решили дорогой Лебедя полететь? Наобещали чего?
Перспектива сомнительная, мягко говоря.

Хорошо, давайте я выделю отдельную главку под объяснение того, почему и для кого я это пишу. Раз уж никого не убедила правда – что Вова Грубник попросил меня всё бросить и написать про это, а Егор Холмогоров посетовал на то, что писать надо, но адаптируя/дробя лонгриды под формат “Телеграма”. И я последовал обоим советам.
Пережую вам эту правду ещё раз. Мелкими кусочками, без моих любимых предложений на три строчки, в которых играет вся красота и стройность нашего великого и могучего русского языка, хотя не все могут прочитать их сразу от начала до конца, уловив суть с первой попытки.

Я это всё не для начальства пишу. Не в надежде, что “Товарищ Сталин не знает!”. Гражданин Путин не “не знает”. Он не хочет знать. Иначе бы давно знал. Иначе бы всё давно было иначе. Он попробовал бы во всём разбираться, и его бы за это наказали. И заменили тем, кто не хочет разбираться во всём, таким Путиным, какого мы имеем сейчас. Который такой Путин, потому что НУЖЕН БЫЛ ИМЕННО ТАКОЙ ЧЕЛОВЕК НА ЭТОМ МЕСТЕ.

Нет смысла в диалоге с тем, кто врёт тебе в лицо. Тут только морду бить или махнуть рукой и уйти, прекратив бессмысленную трату времени.

Выйдет Путин, скажет на всю страну “Да, это мой дворец…” Ничего больше. Ни “зачем” он ему, ни “почему тайно”, ни “откуда деньги”, ни “а что дальше”. Просто честно скажет хотя бы только это. И с этого можно начать продуктивный “диалог с властью” о чём-либо.

Для кого я пишу? Я пишу для своих простых читателей. Которым разгребать это говно. Которым при этом разгребании на пустой желудок годами обливаться потом, а кому - и кровью. Я уже 15+ лет рассказываю им, как работает государство, в котором мы живём. Увы, тексты до августа 2009 года можно сейчас почитать только на “Тифаретнике”, но и написанное с 2009-го должно бы уже прояснить многим умы.

“Наши” не придут. Все “наши” – это мы.

Так, с присущим ему лаконизмом, говорит Грубник и, к сожалению, он прав.

Можно сейчас, во время войны, деятельно заняться демонтажом остатков нашего государства, можно сражаться, собирая по мелким кусочкам новый, реально работающий механизм, пока скрепит и рушится, исходя трещинами измены, тайной и явной, механизм старый. Каждый выбирает сам, что ему делать. И не обижайтесь потом, если вдруг по “Антивоенному майдану” в Москве одновременно с новостью о “Свержении Путина”, полетят обещанные ещё в далёком 2005-м году миномётные мины. И я не обижусь, если меня пристукнут до этого. Смогут – значит смогут. Как говорил мой дед, когда я спрашивал у него про исход футбольного матча, который он садился смотреть по телевизору – “Это футбол, Андрюша! Мячик круглый!”.

Волков: Разум всё-таки на первом месте. Прежде чем ломать старый дом, сначала нужно построить новый, как сделал, например, мой сосед по даче. Иначе придётся жить на улице.

Да, вопреки распространённым теориям моей нынешней “сетевой безнаказанности”, я не принадлежу к “номенклатуре АП”, как принято было или принято до сих пор, не знаю, называть “незаграничную агентуру” Управделами. Просто в 2005-м году кое-кто из чиновников АП решил пополучать плюсики и премии за деятельность “Красного блицкрига” (ТМ) против "либералов". Мол, “это наш проект”, хотя вся наша деятельность тогда строилась на смешных ресурсах нашей маленькой группы.

Будучи в курсе этого пикантного момента, я был только рад тому, что и агентура нашего противника в АП доложит ему, противнику, что мы – “апэшные”, и противник будет думать, что наши цели и скорость/качество наших реакций тоже “апэшные”. Это помогло нам выиграть в 2005-м с разгромным счётом, утопив в собственной безмозглости обе главные либеральные “молодёжки”, молодёжные политические организации, которые готовились тогда на роль “анижедетей” будущего госпереворота.

И да, “курировал” эти молодёжки тогда от “Яблока”, я уже писал об этом, мало кому тогда известный адвокат и начинающий блоггер Алексей Навальный. Помогал ли он сам “Красному Блицкригу”(ТМ) топить своих подопечных, потомственных либералов Илью Яшина и Машу Гайдар, чтобы освободить путь себе, селф-мейд-мэну без родителей-с-положением, - интересный вопрос, на который он сможет ответить вам сам, если захочет, когда выйдет из тюрьмы. Очень на то похоже. Надеюсь, я до того успею изложить в деталях историю "Летней кампании 2005 года". Хотя времени на это хронически не хватает. Всё-таки война.

Ну а пока, прежде чем вернуться обратно к нашей теме… попробую в лаконичность.

В реальности, кстати, остзейский немчина фон Кнюпфер не был похож на своего литературного двойника, с которого что-то очень многие стали брать пример в последнее время.

По свидетельству Бартенева, когда немцы, уже захватившие почти весь Эзель, предложили Кнюпферу почетные условия сдачи, он сказал, что "шкурников", которые приведут к нему парламентеров, он прикажет расстрелять, а самих парламентеров повесить.

Текущая Ситуация: 

Комментарии

Не смог удержаться от коммента. Про упомянутых "как бы людей" промолчу -просто противно про них. А вот на Р-169п-1-01 остановлюсь. Сознаюсь, н знал о такой. Пришлось поискать описание. И вот к чему пришёл. Согласен, у Вашей команды выбор был невелик ("на безрыбе и сам раком станешь (или встанешь?")), но считать это убожество применимым боевых условиях просто невозможно.

Пластиковый корпус - упал солдатик на что-то твёрдое - кончилась "радивка".

С антенной (особенно длинной (не "резинкой")) также

Мелкие кнопки управления. Летом может быть и ничего, а зимой в перчатках как?

Для полиции, ОМОНа, пожарных вполне приемлемо, в бою? Кто принял на вооружение такое изделие? Ведь продают их прапОйщики армейские.

Ну и о их ремонте. Согласен. Вполку радиоремонтной мастерской нет. По прошлым структурам они были в дивизии, а сейчас дивизий нет, есть "бригады" - меняемый набор батальонов для решения разных задач. Вот и имеем то, что имеем. Куча р/ст н организовать связь нечем.

Ну и напоследок об отношении офицеров к связи. В армии я служил почти 50 лет назад, тогда "особо одарённые" легко гробили Р-123 (казалось бы расчитаные на "прямое попадание ядрёной бонбы") Исжитрялись спалить даже ламповый выходной каскад на ГУ-50. Что же о современной полупроводниковой технике.

Так что прав быд С,М. Будённый в том что "связь её (красную армию) погубит..