Вы здесь

Херсонская катастрофа. Часть IV (Связь, ложь и видео 8)

Главные вкладки

ПОЧЕМУ ВС РФ ПРОИГРЫВАЮТ, ОТСТУПАЮТ И БУДУТ ПРОДОЛЖАТЬ ЭТО ДЕЛАТЬ. ЧАСТЬ IV.

(СВЯЗЬ, ЛОЖЬ И ВИДЕО - ЧАСТЬ 8)

Подержав в конце января 2015-го в руках, помимо “Арахиса”, “Азарт”(совершенно бесполезный, разумеется, сейчас расскажу, почему), я начал интересоваться историей проекта. И периодически, всё время до СВО, все эти годы, 2015-2022, прогугливал эту тему. И чем больше проходило времени, тем больше меня настораживало то, что я не видел в сети, ни на фото, ни на видео, ни даже в текстовой версии никаких упоминаний о наличии в войсках радиостанций “Азарт-Н” и “Азарт-БВ”.

За год до СВО в тексте про проблемы связи брони и пехоты я упоминал об этой проблеме – портативные радиостанции, “-П” есть, а “-Н” и “-БВ” нет. Может, они секретные, эти станции, раз их никто не видел? Да вот нет, не секретные.

 

Как видите, на фото морда радиостанции с лейблом “Ангстрема”, а под ней – табличка, на которой начинается надпись “Базовая возимая…”. Но только табличка относится к нижней полке, на которой эта “базовая возимая стоит”, а на фото перед нами – носимая версия станции, я так понимаю. Фотография с выставки вооружений в Нижнем Тагиле 2013 года.

Вот, кстати, возимая станция, но с маркировкой не Р-187БВ, а Р-187ВЕ, фотка отсюда.

 

Что означает индекс “Е”? А это “Експорт”. И нет, радиостанция Р-187ВЕ не оказалась какой-то “неудачной ветвью развития”. Она продаётся на етот самый експорт. Вместе с портативками Р-187П1Е. Пожалуйста, новость 2021 года, на фото с выставки они стоят рядом.

 

А вот рекламка экспортных портативок.

 

То есть базовые и носимые станции в природе-то есть, сконструированы фирмой “Ангстрем” и могут производиться, раз они их на экспорт предлагают. Но в нашей армии этих станций нет. Почему?

Начало ответа на этот вопрос кроется в формулировке, которую можно найти в сетевых публикациях по теме. Если ты немного знаком с тем, как всё работает, и знаешь, что искать, то находишь ты вот такой текст, первоисточник которого мне, к сожалению, не известен. Скорее всего – какой-то пресс-релиз, который потом додумались удалить, осознав задним числом, ЧТО они релизнули. Приведу здесь скрин текста, чтобы, если удалят, осталось для понимания. Я выделил самые важные формулировки. Датировать текст достаточно просто – это 2014-й год примерно с марта начиная и до декабря, потому что уже прошла Олимпиада в Сочи, но 2015-й год, когда планируется производить носимые и возимые радиостанции, это ещё будущее. Можно загуглить по формулировке “В настоящий момент “НПО Ангстрем” в инициативном порядке занимается разработкой носимой и базовой возимой радиостанции, серийное производство которых запланировано на 2015 г.” и получить первым по дате пресс-релиз с таким текстом от марта 2014-го. Дальше, соответственно, журналисты плагиатили, не вдумываясь, что они плагиатят. Закрывает парад копипасты публикация от 6 декабря 2014-го. Спасибо вам, журналисты-копипастеры. Сохранили улики для истории. Но я буду всё-таки опираться на первую данную ссылку, потому что там КРАСИВО.

 

Вверху там в этом конкретном источнике фотка, на которой Шойгу пожимает руки военным, упакованным портативными “Азартами”. Внизу – уже знакомая вам схема, нарисованная технарями “Ангстрема” при старте проекта. Вот только с учётом последней фразы о том, что “в качестве ретрансляторов тоже использовались Р-187П1” схемку-то надо перечертить. Почеркать, вернее, убрав из неё радиостанции “Азарт-Н”, “Азарт-БВ” и все связи между войсками на местности, опирающиеся на них.

 

Красным я зачеркнул то, чего нет, зелёным выделил то, что осталось.

Нет: никаких связей “на длинном плече”, свыше 4 км, без установки между абонентами цепочки ретрансляторов. Нет ППРЧ-радиостанций на бронетехнике и командно-штабных машинах. Нет вообще всего КВ-сегмента.

Есть: портативные радиостанции у пехоты, работающие в УКВ на расстоянии до 4 км, которым можно помочь, подняв такую же радиостанцию в воздух на БПЛА. Оставим на совести воинов пера то, как за годы пеара “до 4 км” связи “портативка-портативка” по местности превратились в “4 и более километра” и “от 4 километров”. Физика газеты не читает. ДО. До 4 км. При очень удачной местности и расположении станций. В среднем же - 2,5 км примерно.

То есть система, не на схеме которая, а которая реально принята на вооружение нашей армией, действительно не имеет аналогов в мире, она уникальна. Это – чудовищная пустышка, которая лишена базы, лишена мощной сети ретрансляторов и КВ-станций, лишённая радиостанций, интегрированных в танковые переговорные устройства (ТПУ или АВСК как они модно стали называться). Всё необходимое для полноценной работы системы оборудование было разработано, разработано технарями-производителями “в инициативном порядке”, и даже продаётся на экспорт, но не поставляется в российскую армию! ПОЧЕМУ? Потому что такая система связи для армии была признана годной на основании применения портативных радиостанций при “обеспечении безопасности массовых спортивных мероприятий”! НОВОЕ СЛОВО В ВОЕННОМ ДЕЛЕ! Вот так, побегав с портативными рациями вокруг нескольких стадионов в одном городе, принимать систему на вооружение армии, которая должна уметь осуществлять танковые прорывы на многие десятки километров. Кто же его сказал, это слово?

Прежде, чем ответить на этот вопрос, давайте закроем историю с отцом и сыном, российскими военными в зоне СВО в марте 2022 года, которые разговаривают по “Баофенгу” вместо “Азарта”, который у них один на двоих. Думаю, все уже примерно догадались, почему. Потому что рация сына, равно как и ещё множество портативных радиостанций расставлены как неподвижные ретрансляторы между штабами и расположениями российских войск там, где между ними больше тех самых 4 километров. Именно такова оказалась суровая реальность войны, вполне описанная в уставах и отыгрывавшаяся на учениях – тысячи квадратных километров, на которых разбросаны войска, “плечи” радионаправлений до десятков километров, множество разных радиосетей со своими каналами... при том, что, как вы уже догадались, портативная радиостанция "Азарт" в один конкретный момент может ретранслировать только один ППРЧ-канал. Вот так “ячеистая топология” с “ячейками” не более 4 километров и натянула все портативные станции Р-187П1 на высшее и среднее командное звено. А остальные, внизу, – “голышом”. Бегайте с “Баофенгами”, пусть вас слушает противник. Связь с вашими танками, БТРами и БМП? Дайте командирам танков “Баофенги”!

В итоге на тактическом уровне связь российской армии оказалась примерно на уровне ВСУ осени-зимы 2014 года. А ВСУ за прошедшие с тех пор 7 лет, наоборот, подтянуло свою связь, оснастившись цифровыми “Моторолами”, значимой частью - уже с 256-битным шифрованием, “расколоть” которое российский РЭР ниасиливал, в то время как ВСУ прекрасно пеленговали и слушали переговоры российских войск на тактическом уровне и реализовывали полученную информацию в засады, артналёты и огневые мешки.

Ну и, разумеется, если кто-то хотел ответа на вопрос “Почему хохлы не испугались и не побежали с началом СВО?”, то и этот ответ очевиден. Я сейчас не пишу ничего строго секретного, сплошные “открытые источники”, а они там не дурнее меня, очевидно, и даже без агентурной разведки (которая у них, конечно же, есть) ситуацию со связью в ВС РФ отслеживали, и понимали, какова будет реальная, управляемая, глубина “глубокой операции”. Поэтому так “сыграли” тероборонцы и ДРГ, растерзавшие коммуникации и фланги ВС РФ на Черниговском и Киевском направлениях. Поэтому вопросы ремонта и снабжения техники, даже вопросы кормёжки людей, с нашей стороны становились неразрешимыми.

В современной войне, когда быстро передвигающиеся рассредоточенные массы войск разбросаны на огромных пространствах, связь первична. У вас могут быть сколь угодно навороченные танки, пушки, ПТУРы, меганатренированные спецназовцы и даже ультрасовременные мобильные полевые банно-прачечные комбинаты, но если все они не знают, где им надо быть в какой момент, то и противник благополучно уйдёт с направления удара, ударив вам во фланг, и выжившие ваши солдаты останутся без бани, потому что мобильная баня тоже попадёт в засаду и не сможет позвать никого на помощь. Героически отстреливающихся банщиков перебьют а машины сожгут или затрофеят.

Вот почему провалился первый этап СВО и началась “деэскалация”. Не столько потому, что “надеялись на встречу с цветами”, это отмазка. А потому, что воевать даже не не умели – не могли воевать за пределами вот этих “до 4 километров”, которые, при отсутствии мачт и других удобных высоких точек для привязать к ним радиостанцию в качестве ретра, превращались в 2,5 километра.

В современной войне или ты можешь в режиме реального времени руководить по закрытой радиосвязи всеми своими войсками, или, даже в оборонительном сражении, у тебя их очень скоро останется ровно столько, сколькими ты можешь в режиме реального времени руководить по закрытой радиосвязи.

“Папы” из штабов с модными “Азартами” почти все живы. А вот многих парней с баофенгами укропы уже показали в своих издевательских роликах.

И крутость ЧВК “Вагнера” на фоне ВС РФ объясняется только и исключительно этим же моментом. При отсутствии возможности вести операции на окружение вы начинаете ломиться в эшелонированную оборону. И тут внезапно оказывается, что “Вагнера” купили себе цифровых “Моторол” и ретрансляторы. Поэтому в локальных штурмовых операциях они на голову выше ВС РФ, которым, при их огневой мощи, управляйся она так, как должна была управляться на красивой нарисованной почти десять лет назад схеме, отработка “штурмовых навыков” понадобилась бы чисто из соображений общего развития. Но увы, она не управляется. И с прорывами и операциями на окружение у нас проблемы. Поэтому на безрыбье и "Вагнер" - армия.

И нет, я не свожу все проблемы нашей армии к связи. У нашей армии море проблем. Просто связь, которой нет, проблема самая важная, базисная, определяющая на самом деле оперативные возможности войск – скорость, чёткость и возможную дальность их маневров в реальности, а не на картах.

Разумеется, возникает следующий вопрос. А что же с остальными системами связи, пусть и устаревшими на поколение?

Не пропал же в ночь на 24 февраля 2022 года из войск комплекс Р-168 “Акведук”, имевший весь спектр оборудования, включая танковые радиостанции? Не пропал. “Арахисы” не пропали? Не пропали. Что с ними, как использовались они?
Частично я этот вопрос уже осветил выше, в истории с батарейками на портативные 168-е станции. Не нужны были армии свежие батарейки ни на 168-й комплекс, ни на "Арахисы". Никто их с момента начала выпуска “Азартов” не закупал массово и за исправностью сданных на хранение 168-х комплексов, зарядных устройств и батарей не следил. С батареями на носимые станции - та же история. При этом, что самое интересное, оно всё может производиться и продаётся – ОАО “Энергия”, Елец. Или уже не производится из-за отсутствия спроса и люди просто распродают остатки?

Что же касается радиостанций Р-168, устанавливаемых на танках и другой боевой технике, например Р-168-25У или Р-168-100У, то ППРЧ на всего 100 скачков в секунду, технология примерно двадцатилетней давности, мягко говоря – не совсем то, что требуется для “технического маскирования” радионаправлений таких мощных радиостанций. Они ведь стоят не только на обычных танках и БМП свежих выпусков. С помощью таких радиостанций, это не секрет, разговаривают между собой и с командованием на значимые расстояния, например наши зенитно-ракетные батареи и отдельные зенитные установки. Вас ещё удивляет, почему вражеская авиация, изначально не очень многочисленная, по-прежнему существует и может наносить удары по нашим частям, почему в воздухе появляются "Байрактары"? Потому что нет “непортативных” “Азартов”.

И в некоторых местах доходит до смешного и анекдотичного. Вы же уже хотите спросить, как совместимы “Азарты” со всеми предыдущими поколениями радиостанций?

Текущая Ситуация: