Вы здесь

Херсонская катастрофа. Часть VI (Связь, ложь и видео 10)

Главные вкладки

ПОЧЕМУ ВС РФ ПРОИГРЫВАЮТ, ОТСТУПАЮТ И БУДУТ ПРОДОЛЖАТЬ ЭТО ДЕЛАТЬ. ЧАСТЬ VI.

(СВЯЗЬ, ЛОЖЬ И ВИДЕО - ЧАСТЬ 10)

 

После этого небольшого открытия ответ на вопрос “Почему не купили базовые и носимые станции, оставив армию без нормальной связи?” получается сам собой – потому что на базовых станциях, которые в куда большей степени пришлось бы делать здесь, в России, нежели портативки, столько воровать не получилось бы. “Норма отката” была бы исчезающе мала. А задрать цену на носимые и базовые станции до нужной "нормы отката", на уровне портативок, было невозможно - она получалась бы совсем уже фантастической. Поэтому весь выделенный на связь бюджет был забит портативками. То самое стандартное мышление российского чиновника, которое описано в первой части текста.

То есть вполне конкретные люди, гражданские и военные, которые должны работать исходя из соображений подготовки армии к войне, вместо этого сказали друг другу “Да не будет никакой войны, можно спокойно украсть сколько влезет” и пошли считать, сколько именно влезет. Не разрабы-инженеры, которые тужились-корячились родить и родили изначально вполне дееспособный проект, а ответственные госчиновники, как в форме, так и в дорогих цивильных костюмах. А потом началась война и армия пошла воевать со связью на 2,5-3, в самом лучшем случае, если с мачты или возвышенности - 4 км.

Жизни всех наших погибших и замученных в украинском плену солдат были обменяны ими на миллиарды рублей. Уж простите за обилие курсива, но я конкретизирую

Десятки тысяч наших погибших солдат и множество покалеченных заплатили своими жизнями не просто за “воровство чиновников”, а за желание чиновников сохранить при воровстве интересную им “норму откатов”.

Всё. На этом текст можно, в принципе, можно было бы и заканчивать. И, прочитав о том, что в разгар войны госдума занимается запретом компьютерных игр, я могу, конечно, яростно выматериться в адрес наших парламентариев, обозвав их теми словами, которые они вполне уже успели заслужить, но я всё-таки попробую, в последний раз, чес слово, предложить им вместо херни заняться парламентским расследованием этой истории. Как можно более публичным. Потому что пока у нашей армии нет современной связи, все её, армии, достоинства возможности проявить нет и не будет, а все недостатки вредят и будут вредить ей с удесятирённой силой.

И да, “Азарты” – это только часть дела “Воентелекома”. (Причём, судя по всему, конкретно генерал-полковника Арсланова от конкретно этой истории отмазали – обвинений по "Азартам" ему не предъявили и дело вынесли в отдельное производство, где и похоронят, скорее всего). Воровали на “армейской электронике и телекоммуникациях” масштабно, с размахом. Страна могла оснастить свою армию системой связи куда лучше, чем у ВСУ, но в итоге эти деньги шли на счета в оффшорах и на виллы в Подмосковье. Не одному же Саддаму нашему жить во дворце, в самом деле.

Помню как-то, в середине 2010-х, знакомый телекоммуникационщик поделился итогами общения с военными, которые показали ему смету телекоммуникационного оборудования на свою воинскую часть, добытую у начальства.

- Это что, аэродром что ли или бункер под какой-то Пульт Управления Миром, откуда наша Родина, согласно фильму “ДМБ”, будет диктовать всем свою непреклонную волю?
- Да нет, обычная воинская часть с казармами, просто Интернет нужен и всё такое.
- А зачем тогда оборудование такое дорогое и в таком количестве? Ну это реально телеком на небольшой европейский аэропорт!

[немая сцена]

Этот текст, являющийся образцом того, какими на самом деле должны были бы быть “расследования” того же Навального, если бы он был российским а не украинским политиком, действительно можно было бы заканчивать, если бы не одно “НО”. Нам надо выигрывать войну.

Всё время своего участия в этой войне, с 3 мая 2014 года, когда я принял решение в ней участвовать и начал собираться на Донбасс, и по сию пору, все 8+ лет этого участия я каждый день сомневался в том, что мы выиграем эту войну. Ни в моих текстах, ни в выступлениях голосом вы не найдёте слов “мы обязательно победим”. Безответственные дебилы и тогда бегали с этими словами наперевес, бегают и сейчас, объявляя всех остальных ЦИПСОшниками и вредителями. А народ, наблюдающий Херсонский драп-марш, застыл сейчас в оцепенении и непонимании, и каждый в меру своего личного эмоционального состояния и интеллектуальных способностей застрял где-то в своем месте шкалы Кюблер-Росс, ровно так, как это было полтора с лишним года назад в ситуации с тайным дворцом Путина, отрицать принадлежность которого после вскрытия циферки 3950 стало уделом ну совсем конченой мразоты из числа так называемых "охранителей".

Только для меня и таких как я происходящее – не новость, не неожиданность, а закономерность. Я уже писал и напишу здесь ещё раз, что ВС РФ, героически штурмуя, обливаясь кровью и бестолково теряя людей, но всё-таки занимая деревеньки и посёлки, проигрывали и будут проигрывать противнику на оперативном уровне, оставляли и будут продолжать оставлять не деревеньки, а целые области и райцентры. Именно потому, что у ВС РФ нет нормальной системы связи и управления. А у ВСУ она есть. И ВСУ с самого начала знали, что ВС РФ на оперативном уровне будут беспомощны в столкновении со сколько-нибудь управляемым и при этом соизмеримым с ними по формальной численности противником.

Я ни ищу “договорняк” в Изюмском драп-марше, потому что знаю, что управление нашими войсками штабы Изюмской группировки потеряли в первый же день украинского наступления. Не ищу его и в Херсонском драпе, потому что в его основе лежит всё-таки донесённое до верхов понимание того, что полноценно управлять боями за Херсон, управлять ПВО и логистикой района через Днепр не получится, сражение будет очень кровавым для нас и, скорее всего, будет проиграно.

Сама логистика на другой берег боеприпасов для миномётов и самоходок, которые остались бы в городе, упиралась бы в то, что плохое управление огнём этих орудий и миномётов приводило бы к такому расходу БК, который логистика не потянула бы. Оборона города строится на артиллерии, как и любая оборона, как и любое наступление. А “связь с артиллерией на другом берегу”, как в Сталинграде, это именно то, чего у нас нет.

Уже не говоря о том, что, в условиях города, остро критична оперативная координация действий штурмовых или, наоборот, контрактующих групп, от которой зависит конечный успех начатого артиллерией.

Итог - принятое верхами осторожное, по причине общего офигения от ситуации, решение не устраивать “Мариуполь наоборот”. Хотя моё мнение вы знаете – сражение, возможно, дать следовало. Укропы дали сражение за Мариуполь, проиграли его в итоге, но обескровили боеспособные части Донецкого Корпуса, и мы теперь имеем то, что имеем – многомесячные “бои за избушки лесника” по окраинам Донецка вместо “освобождения всего Донбасса к осени”.

Брошенные под Изюмом склады с артиллерийскими снарядами, которые снаряды сейчас летят в нашу сторону, брошенные на СПАМах танки, брошенные расчётами комплексы БПЛА и ЗРК – это всё не “договорняк”. Вполне достаточно того, что все те, кто отвечал за уничтожение складов при наступлении противника, за то, чтобы сжечь танки на СПАМах, сжечь БПЛА и ЗРК, чтобы не достались врагу или увезти их, если есть на это время и транспорт, узнавали о приближении противника не из сообщения командования, переданного по средствам связи, а визуально – “….!!! Это что, укропы? УКРООООПЫ!” И всё, никто ничего не успел сделать.

Никакие втираемые массам в мозги охранителями “НАТОвские спутники”, никакие втираемые туда же оппозиционерами-патриотами “договорняки” не дадут такого эффекта, как семь лет бесконтрольного воровства чиновников на проекте переоснащения армии связью.

Что теперь делать?

Редкий вопрос по адресу, если вы зададите его мне, человеку, который после Дебальцево понял, что давшееся большой кровью относительно успешное наступление никого ничему не научило и для изменения умонастроений в верхах необходима серия страшных провалов. И я все эти семь лет, да, тоже семь лет, какое совпадение, занимался тем, что пытался подготовиться к этим “страшным провалам”. Я не вдавался в подробности, объясняя окружающим, что именно будет и как. Говорил – “Готовьтесь! 2014-й год покажется лёгкой прогулкой! А Дебаль будете вообще вспоминать с ностальгией!”

У меня интересовались, в том числе коллеги и начальство по прежней гражданской работе, какого рожна я тут сижу, в захолустной ЛНР. Мол, возвращайся ты в Москву, вот у нас - работа! Очередной проект делаем, платят хорошо… А я сидел тут и помогал луганчанам готовиться к тому, что происходит сейчас. А происходит сейчас то, что укры, заняв Херсон, высвободят силы и начнут зимой, а то и прямо сейчас, наступление, а то и два, не только на нас, но и, скажем, на Мариуполь. Потому что посадки стоят голые, ничего в зелени не спрячешь, а выпадет снег – так вообще вся движуха как на ладони, потому что следы-следы-следы. И преимущество в тактической воздушной разведке – у них. И даже в маскировочных сетях, осенних и зимних, на машины и военную технику, у них преимущество – потому что МО РФ годами такие масксети не покупало, не украдёшь на них толком потому что, а для ВСУ в каждой украинской школе эти сети плели детишки и учительницы, индоктринированные в свидомые украинские ценности.

И вот сейчас, в ожидании наступления противника, выясняется, что в ЛНР внезапно со связью в целом лучше, чем в ВС РФ. Разумеется, есть куча мобилизационных батальонов, которые наплодили в феврале и потом весной, у которых на старте была совсем задница со связью, но и их стараются подтянуть. И это не потому что именно я такой гениальный тут нахожусь, а потому что здесь собралось довольно большое сообщество специалистов-связистов, которым нужна Победа. И они не воруют, они наоборот, в добавок к привозимому волонтёрами, кучу оборудования и расходников докупают на свои деньги.

Главный же злобный анекдот текущей ситуации состоит в том, что хоть какая-то военная связь в ЛНР есть именно потому, что её нет в ВС РФ. Потому что “рынок военных радиостанций”, к отсутствию которого апеллировала защита генерала Арсланова, успел немного посуществовать, пока не начались рейдерские наезды и “заказухи” на ООО “Радиотехника”, о которых я уже писал недавно.

Когда “Росгвардия” решила поехать воевать в Сирию и обнаружила, что связью ей придётся обеспечивать себя самой, ООО “Радиотехника”, как говорится, “в инициативном порядке” вручило росгвардейцам свои комплексы связи, и, благодаря такой “рекламной акции” состоялся знаменитый в узких кругах “Росгвардейский контракт”, на который обратили внимание те люди, которые проворачивали “азартовскую схему” с продажей Родине по завышенным ценам радиостанций, на 90% сделанных в Китае.

Обратили они внимание потому, что цена за станцию от ООО “Радиотехника” была сильно ниже “азартовской”, а станция умела практически всё необходимое и, главное, никаких преимуществ у комплекса “Азарт”, лишённого носимых и базовых возимых КВ-станций, перед продукцией “Радиотехники” не было. Так что контракт, заключенный “Радиотехникой” палил всю схему наживы тем, кто украл миллиарды на “Азартах”!

И именно тогда случился упомянутый по ссылке выше арест 4000 плат 1р324н от радиостанций Р-324, фактически – готовых радиостанций. Добавил простенькую платку пользовательского интерфейса с экраном и кнопками, вставил в корпус - готова рация. Нельзя было, вот ваще нельзя было, чтобы рынок военных радиостанций появился, и оказалось, что изготовление в Китае плат для военных радиостанций, продаваемых нашим военным, может быть дешевле того, чем занимались люди, укравшие не только миллиарды на сделанных большей частью в Китае “Азартах”. Возник бы вопрос – а где собственное производство? И тут бы оказалось, что украден ещё и завод “Ангстрем”, который строился под Москвой для того, чтобы делать собственную микроэлектронику, а получился банкротом. И там тоже фигурируют многие миллиарды рублей.

Сами понимаете, “Радиотехника” была практически обречена. Надавили на людей следственные органы, добыли из них программное обеспечение, которое должно было загружаться в эти станции по прибытии в РФ, перед сдачей росгвардейским связистам, и сделали заключение – у нас тут контрабанда военной техники! Хотя, разумеется, в Китае для тестирования плат использовалось другое, специальное тестовое ПО, лишённое основного функционала, и военной техникой плата при этом не становилась.

Разумеется, контракт надо было закрывать несмотря на арестованные 4000 плат, поэтому “Радиотехника”, уже себе в убыток, отрастила необходимое производство в РФ, привезла всё то же самое, только компонентами, и собрала всё заявленное в контракте!

Разумеется, это возбудило противоположную сторону ещё сильнее. Жульничество какое! Так же можно докатиться и до полностью собственного производства. И где нам тогда красть?

В общем, никто не скучал, пока тянулось это дело. С завидной регулярностью “компетентные органы” набегали с проверками на подмосковный завод “Радиотехники”. С другой стороны здания при этом… вот сейчас не надо делать большие глаза, так и было, не преувеличиваю, выбегали в лес прятаться сотрудники “Радиотехники” у которых были луганские паспорта. Да, это всё звучит как анекдот, шутка и комедия, но “Радиотехника” несколько лет “в инициативном порядке” вооружала современной связью связистов Донбасса. Не только ЛНР, но большей частью ЛНР. Потому что именно здесь нашлись необходимые для этого кадры. В ДНР аппаратуру тоже использовали, но в меньших масштабах. А здесь с этой аппаратурой работали практически все лучшие местные специалисты связи, технари, которые кто в 2014-м, кто позже, надели погоны НМ ЛНР. Они тесно взаимодействовали с заводом, вылавливали программные и аппаратные косяки, помогали улучшать систему, ездили в Москву и даже, у кого заканчивался контракт с НМ ЛНР, оставались там поработать.

Но забеги в лес скоро всем надоели, и в итоге “Радиотехника” просто перенесла, так сказать, рабочие места значимой части персонала, занимавшегося НИОКРами, в ЛНР. Зрелище верстака, занимающего весь периметр стен в мастерской, который я увидел этой весной в Луганске, до сих пор терзает мне сердце. Хочу так жить!

Одним из людей, принявших деятельное участие во всём этом, был покойный комбат “Призрака” Алексей Геннадьевич Марков, позывной “Добрый”, который как-то давным-давно зашёл в “Радиотехнику” спросить, не могут ли они продать недорого сколько-нибудь гарнитур от старых радиостанций “Гранит” Р-169П1-01, которые так шикарно переделываются в полевые гарнитуры для радиостанций “Моторола”. В итоге “Призрак” стал первым батальоном русской армии, в котором были одновременно и цифровая связь DMR-стандарта на “Моторолах”, и малозаметная радиосеть производства “Радиотехники”, накрывавшая всю зону действия батальона.

Когда в феврале 2020-го штурмовали “Бассейн”, опорник ВСУ, оборудованный украми на нейтралке во время “перемирия и разведения сил”, весь радиообмен подготовки штурма увели из DMR-сети в сеть “Радиотехники”, поэтому радиоэлектронная разведка противника так и не просекла, что готовится какая-то активизация – активность и количество абонентов в DMR-сети не выросли. А сапёры уже подтаскивали в горку “кишки” для “Горыныча”, который в 5 утра 18-го февраля полетел на “Бассейн”.

А потом была поездка одного из луганских специалистов в Новочеркасск, к российским военным, с оборудованием и демонстрация им того, что оно, оборудование, умеет. И, как итог последовавших за этим прекрасных открытий, - описанная вот в этом моем февральском посте “возня с техникой и бумажками”. Да, это приехала, наконец-то, перед началом СВО в НМ ЛНР большущая партия оборудования “Радиотехники”. И да, выделенные прошедшим летом на связь для НМ ЛНР деньги ОНФ, занимающегося перековкой “внебюджетных фондов” наших чиновников на гуманитарку для солдат Донбасса, тоже перенаправили с “Баофенгов” на эту аппаратуру. Ну это уже да, это уже я постарался чуть-чуть свести людей вместе.

Итог – ЛНР получила тот реальный, ежедневно используемый в боевых действиях уровень военной связи тактического звена, которого нет ни в ДНР, ни в ВС РФ. Да, у нас есть куча мобилизационных батальонов, в которых со связью пока задница разной степени глубины. Да, за исключением “Призрака”, на всей броне в ЛНР стоят старые советские радиостанции Р-123 и Р-173. Но и первое, и второе есть и в ДНР, и в ВС РФ, а у нас ещё работает общее оперативное управление войсками в закрытом от прослушки противником режиме, а часто - и в режиме, когда сам факт работы радиостанций противником не фиксируется.

И обязана Республика этим руководству ООО “Радиотехника” и тем дядькам-связистам, которые 24 февраля встретили уже поголовно в пикселе, на военной службе, и все эти месяцы пашут как проклятые.

А в РФ в это время происходят две вещи. “Ангстрем” пытается в очередной раз переделать “Азарты”, в которых было порядка 25 санкционных компонентов, из которых штук 5 сейчас не достать вообще никак, то есть возможности производства новых раций крайне ограничены, а недосуженная и недоубитая высокопоставленными рейдерами “Радиотехника”, которая не могла всё это время нормально расширять производство, завалена военными заказами на несколько месяцев вперёд.

Постирония, циничная ты сука!

(Вообще, вы если хотите понять, насколько дофига в нашем оружии продукции американских компаний Texas Instruments и Analog Devices, а также другой западной электроники, почитайте доклад на эту тему от тех, кто захваченное у ВС РФ поковырял. Вряд ли его переведут в полном объёме на русский язык и покажут по Первому каналу. По понятным причинам – будет же чудовищный просто шкандаль.).

Андрей Морозов

Сайт КЦПН:

https://kcpn.info/

Текущая Ситуация: