Вы здесь

Красная Армия - глава 01

Главные вкладки

Аватар пользователя SERGeant

 

Приветствую вас, дорогие участники Русского Проекта.

"Наше дело - правое! Победа будет за нами! Вперед, в СССР-2!"

Приношу свои извинения за долгое отсутствие. Оно было вызвано личными причинами, и вполне возможно, что у кого-то сложилось мнение, что товарищ Сержант, ограничившись статьей "Войны шестого поколения",  более не участвует в  Проекте, однако смею заверить: товарищ Сержант вернулся и готов продолжать работу. 

Предлагаю на ваш суд начальную главу своего первого большого литературного произведения в жанре фантастического боевика. Жду от участников Проекта конструктивной критики и предложений по поводу того, что нужно изменить в книге, что добавить, что удалить. Все предложения будут учтены и необходимые правки будут внесены.

Каждая глава моего произведения делится на эпизоды - как я их называю, логи. В главе может быть от двух до четырех логов. Начиная с этого дня, обязуюсь предоставлять  хотя бы по одному новому эпизоду каждую неделю - кроме тех случаев, когда ну совершенно не будет возможности взяться за работу .

Сразу хотелось бы уточнить следующее. К работе над своим произведением меня подтолкнула крайне интересная книга, принадлежащая перу американского писателя Ральфа Питерса.

Ральф Питерс (Ralph Peters), в прошлом – подполковник военной разведки армии США (вышел в отставку в 1989 г.), аналитик Пентагона и советник Президента США, специалист по России, в настоящее время известен как популярный автор и ведущий колонок и обзоров в американских газетах. Ральф Питерс является автором нескольких крупных публицистических работ, а также ряда романов, некоторые из которых принесли ему известность в США (часть работ опубликована под псевдонимом Овен Пэрри (Owen Parry)). Переводился на китайский и русский языки (роман «Война 2020 года», издательство «Вагриус», 1995 г.). В англоязычных книжных обзорах Питерс иногда фигурирует как «Том Клэнси для умных».

Хвалебную речь  к этой книге написал российский писатель Сергей Анисимов - автор знаменитого романа "Вариант "Бис".

Роман Ральфа Питерса «Красная Армия» (Red Army; Pocket Books; New York, N.Y.: 1989, периздавался в мягкой обложке), не будучи самым известным романом автора, является, в то же время, его наиболее интересной работой. Основой сюжета становится гипотетическое вторжение Советской Армии и армий стран Варшавского Договора в центральную Европу. Ни причины, ни предпосылки войны не объясняются совсем; фактически, книга начинается с описания развёртывания частей ЗГВ (поданных глазами срочника-мотострелка) и последних предвоенных решений офицеров штаба советского Западного Фронта. Написанная офицером военной разведки, данная книга, однако, не является клоном технотриллеров, где герои становятся лишь придатками к боевой технике. Наоборот, книга ярко и объёмно выписывает характеры тех людей, кто сидит за рычагами танков, штурвалами боевых самолётов, над раздираемыми стрелами наступлений картами. И все эти люди принадлежат именно к Советской Армии. В отличие от склеенного экзотическим славянским именем стандартного набора из балалайки, ушанки, водки и самовара, образы героев Ральфа Питерса созданы так, что вызывают к себе искреннее расположение даже у русского читателя. Фактически, Ральф Питерс является первым современным англоязычным писателем, который оказался способен понять если не душу, то по крайней мере психологию русского человека, что является сильнейшим плюсом романа. Приняв для книги «мозаичную» структуру, и ведя несколько параллельных сюжетных линий, автор со знанием дела и заметным уважением к слову внедряется в психологию героев самого разного уровня: ничего не понимающего рядового, мрачного командира танкового батальона, усталого пилота истребителя-бомбардировщика, полковника ВДВ, комфронта, его начштаба, и нескольких других. И каждый из характеров выглядит на 100% достоверно. Батальные сцены (из цепочки которых в основном и состоит роман) просто поразительны – каждая из них, без исключений, написана интересно, с динамикой и экспрессией, делающей автору честь. В тылу врага высаживаются воздушные десанты, бойцы и командиры которых, даже понимая, что их приносят в жертву для высоких оперативных целей, дерутся со злобой и гордостью, через пробитые в линии фронта коридоры вперёд рвутся покрытые шрамами танки и скользят пытающиеся остаться незамеченными разведчики, к вражеским аэродромам прорываются, теряя друзей, звенья русских ударных самолётов... В отдельных сценах, героями которых являются офицеры штабов и командиры высокого ранга, не касающиеся собственно войны, автор весьма интересно выписывает взгляд «сверху» на оперативное искусство, и тут же, в следующих эпизодах, снова показывает во что выливается передвижение стрелок на карте для непосредственных участников бойни.
В послесловии автор выражает свою уверенность в том, что советской армии образца 80-х годов противостоять в Европе не могло НИЧТО. В уста одного из своих героев – советского офицера-самоходчика, воюющего с обстоятельностью и хваткой крестьянина, он вкладывает фразу, хорошо понимаюмую любым русским человеком: «Войну выигрывает вовсе не наиболее подготовленная армия. Войну выигрывает наименее неподготовленная». Подобные детали прекрасно иллюстрируют то, что автор явно знает, о чём пишет. На последних страницах Ральф Питерс выписывает себе индульгенцию у американского издателя (и читателя) тем, что в книге впервые появляются американцы: их экспедиционный корпус, наконец-то добирается до линии фронта и наносит по русским успешный локальный контрудар, но это уже не имеет никакого значения – раздавленная бронированным катком Советской Армии Германия сдаётся. Опалённые войной, оглушённые, герои книги пытаются осознать произошедшее, - от внезапно наступившей тишины у них звенит в ушах, и именно это ощущение проецируется на переворачивающего последнюю страницу читателя.

Весьма показателен тот факт, что роман Ральфа Питерса "Красная Армия" никогда не издавался в России, перевода на русский язык не существует в природе, в то время как романами конченного идиота печально известного автора Тома Клэнси буквально завалены книжные прилавки. 

Что касается товарища Сержанта, то он верит, что участники Русского Проекта своими советами и комментариями помогут ему хотя бы немного приблизиться к уровню творчества американского подполковника :)

Английский текст книги Ральфа Питерса можно скачать здесь.

Итак, поехали.

 

 

КРАСНАЯ АРМИЯ

 

 

"...В СМИ пишут, что после военного переворота народу еще хуже жить стало... Говорят, жратвы кругом нет,  страна в блокаде, поток импорта перекрыли, а теперь полки в магазинах пустые, да еще армейские приходят и остатки под метелку вычищают, опять военный коммунизм... Дорогие мои. Чем жаловаться, вступайте же наконец в ряды Красной Армии - и будет вам жратвы вдоволь. В чем проблема-то?..."

Из выступления краскома А. Вершинина (январь 2018 г.) 

 

«Войну выигрывает вовсе не наиболее подготовленная армия. Войну выигрывает наименее неподготовленная».

Ральф Питерс "Красная Армия"

 

- Не люблю советскую историю. Терпеть не могу ничего советского. Ни с чем советским не связываюсь и связываться не хочу. Непонятная, нехорошая история.

   - А ты застрелись.

Из разговора

 

 

  01-01

  

  Проклятая жара когда-нибудь сведет его с ума.

  Небо чистое и ясное, лишь далеко в вышине парят обрывки перистых облаков. Яркое полуденное солнце слепит глаза. Резко-континентальный климат - это значит минус сорок зимой и плюс сорок летом. Сейчас июль, лето в разгаре, уже две недели асфальт плавится от нестерпимого зноя. Внутренний хронометр отсчитывает минуты до начала штурма. Солнце из зенита печет голову, как будто в духовку ее засунул. На этой неделе во взводе уже четверо слегли с тепловыми ударами, но их вовремя откачали, а теперь не хватало еще и командиру показать пример. И ведь это не Африка, заметьте, а родные просторы. После таких веселых деньков становится особенно смешно, когда вспоминаешь нелепые стереотипы в сознании иноземщины, связанные с представлением о суровом русском климате. У нас самая холодная страна, бесспорно, но рискните здоровьем в отдельных регионах летней порой - и чудовищная жара станет стеной, о которую стереотипы разобьются в прах.

  Но скоро станет еще жарче.

  Стерев рукавом с лица пот, лейтенант Сергей Строгов нахлобучил на голову шлем из "армоса" - высокопрочного материала советского производства, который слывет куда прочнее кевлара. Последние секунды уходят в пустоту вместе с гулкими ударами сердца. В перегретом мозгу, густо напичканном наноэлектроникой, эхом отзываются радиопереговоры, текущие по внутренним каналам нейросвязи.

  Взвод Строгова на исходной позиции. Двигатель приданной взводу боевой машины источает горячие волны. К броне лучше не прикасаться голой кожей - можно схлопотать ожог.

  Рядом с командиром как всегда его заместитель - младший лейтенант Федор Тихонов.

  - Артиллеристы и отряды поддержки на позициях, - доложил он. - Посты наблюдения сняты. Второй и третий батальоны на противоположных окраинах готовы к броску.

  - Время?

  - Двенадцать сорок.

  Сверив часы, Строгов кивнул. Перед его "внутренним взором" развернулась объемная виртуальная карта - воспроизведенный в памяти зрительный образ. Подчиняясь мысленному усилию, карта провернулась вокруг оси, чтобы предстать в наиболее удобном ракурсе, масштаб увеличился.

  Зона боевых действий на карте выделена красным цветом - высшая степень напряженности. Раньше здесь был поселок городского типа Новореченск с населением 25 тысяч человек. В старину такие населённые пункты назывались посадами - ни город, ни село, а нечто среднее. Типичный такой моногородок еще старой советской эпохи, в Период Распада чуть не загнивший от того, что продукция его машиностроительного завода стала вдруг никому в стране не нужна. Население понемногу сократилось на треть, большинство ринулось искать по стране более хлебные места, и городок постепенно умирал. Так бы, наверное, и продолжалось, если бы в стране опять не произошли радикальные перемены. Период Распада подошел к концу лет двадцать назад, страна медленно, но верно пошла на поправку, и лет шесть назад на месте Новореченска возник современный производственный комплекс, выделенный в автономный сектор, не входящий в состав крупных технополисов, расположенных в этом регионе. Население воспряло духом, работа закипела, численность горожан стала обратно расти, новое предприятие стало выпускать крупными партиями стрелковое оружие, спрос на которое в стране очень увеличился в свете новой геополитической обстановки. И тут - снова грянуло. Именно этот поселок одна из региональных группировок Концерна выбрала как опорный пункт.

  Как правило, именно такие моногорода и становятся основными целями для ударов - противник не рискует сразу лезть в густонаселенные зоны Советской Империи, ему сперва нужен перевалочный лагерь, чтобы было куда подтягивать дополнительные силы из Западного Приграничья. Однако, если не задавить угрозу в зародыше, то она неминуемо расползется по окрестностям, пожирая население и оставляя после себя выжженную землю.

  Каким-то образом, войскам Концерна за считанные часы удалось сломать сопротивление местного отряда СГО (Сил Гражданской Обороны). Но уже на вторые сутки с момента нападения к сектору были подтянуты войска. Война идет на уничтожение, и в средствах здесь не стесняются, а потому силы на подавление обосновавшегося в этом секторе противника брошены немалые. В радиусе десяти километров к началу штурма приготовились около трех тысяч человек.

  Три штурмовых батальона с трех сторон окружили сектор, отрезав противнику все пути отступления. Наводчики и корректировщики заняли позиции, готовые корректировать огонь артиллерии и подсвечивать цели. Реактивная артиллерия на позициях к югу от сектора расчистит проходы для мотопехоты; штурмовые батальоны войдут в сектор и проложат пути к центру; подразделения огневой поддержки накроют залпами укрытия боевиков.

  И отчет уже идет.

  "Ромб-1", проверка", - раздался в мозгу Строгова тихий, мелодичный, как шепот трав на ветру, голос девушки-оператора, сидящей в данный момент за пультом управления внутри мобильного командного пункта где-то далеко отсюда. Строгов услышал этот голос не снаружи, а непосредственно внутри своей черепной коробки. Неподготовленный человек, никогда прежде не имевший дела с нейротехнологиями, принял бы такое сообщение за слуховую галлюцинацию.

  "Заря", прием, - последовал ответ. - "Ромб-1" на исходной, слышу вас хорошо".

  "Ромб-1", время "Ч" - шестьдесят секунд. Боевая готовность номер один".

  "Вас понял, "Заря" Время "Ч" - шестьдесят секунд. Боевая готовность номер один".

  Общение при помощи нейросвязи не требует напряжения голосовых связок, нейросвязь позволяет при помощи радиоволн транслировать сформулированные мысли и четко представленные зрительные или звуковые образы в обход речевого и слухового аппаратов. Сигнал хитрым способом кодируется, поэтому говорить можно открытым текстом, но реплики должны быть сжатые, в радиопереговорах нужна конкретика.

  Переключившись на частоту внутренней связи подразделения, лейтенант начал перекличку:

  "Угол-1", связь".

  "Угол-1" готов", - ответил сержант первого отделения.

  "Угол-2", связь".

  "Угол-2" готов", - ответил сержант второго отделения.

  "Угол-3, связь".

  В ответ - треск помех.

  "Угол-3", чтоб тебя!"

  Мысленная речь командира экипажа боевой машины прорвалась сквозь шум:

  "Неполадки с аппаратурой, товарищ лейтенант. "Угол-3" к бою готов".

  Строгов сделал глубокий вздох. Секундная стрелка на циферблате его механических часов завершила последний оборот.

  Противник в данный момент испытывает серьезные трудности - у него вдруг пропала связь с подразделениями на подступах к городской черте. Эфир для них замолк, и это вызовет тревогу, но сориентироваться в изменившихся условиях они просто не успеют. Спецы из подразделения радиоэлектронной борьбы будут глушить частоты боевиков, искажать сообщения, а на мониторах радаров будут искриться причудливые кляксы ложных целей.

  Тем временем пальцы командиров реактивных систем залпового огня синхронно давят пусковые кнопки, чтобы послать в небо десятки осколочно-фугасных снарядов.

  И яркое полуденное небо воистину темнеет от массы устремившихся к сектору со всех сторон реактивных копий.

  Со свистом огненные копья проносятся над головами двинувшейся вперед линии бойцов.

  И через секунду в воздухе над сектором повисает исполинское облако пламени.

  Этот звук нельзя ни с чем сравнить. На короткий миг слух перестает работать, а голова гудит как потревоженный колокол.

  Здания, пристройки, гаражи, строения - все, что в пределах видимости, вдруг исчезло. В воздух, поднятые чудовищной силой, взлетели комья земли, осколки кирпичей, расколотые бревна, исковерканные остовы машин, разорванные на части тела людей, все это завертелось, смешалось в кучу, потонув в огне.

  Обернувшись к бойцам, Строгов сделал отмашку:

  - Взво-о-од!!! Вперед - МАРШ!

  Десантно-штурмовой взвод - два полных отделения по двенадцать человек плюс командир взвода с заместителем. Бойцы полностью экипированы, хорошо вооружены, хорошо обучены. Тщательно выкормленное пушечное мясо пойдет на прорыв в первом ряду, чтобы проложить дорогу для наступления основных сил.

  Бронежилет - девять кэгэ, шлем с забралом из пуленепробиваемого стекла - четыре, разгрузочный жилет с автоматными магазинами, гранатами и выстрелами к гранатомету - десять. Автоматно-гранатометный комплекс А-91М - 7,62мм автомат с интегрированным подствольником - почти пять. Еще тяжелее пулеметчикам, РПКМ с барабаном на 75 патронов и дополнительными приблудами весит за шесть. Добавить сюда одежду, обувь да всякую мелочь - итого переваливает за тридцать кэгэ.

  Но атака - это стремительное и безостановочное движение мотострелкового подразделения в боевом порядке в сочетании с интенсивным огнем. Организмы, снабженные адреналином сверх всякой меры, игнорируют тяжести. Солдаты передвигаются короткими перебежками от укрытия к укрытию при надежной огневой поддержке товарищей. Под огнем противника длина перебежки не должна превышать 10 шагов, при этом следует избегать прямолинейного движения, двигаясь зигзагом.

  Бойцы штурмовой группы продвигаются вперед на 60-70 шагов, занимают укрытия и открывают стабильный огонь, под его прикрытием подтягивается группа поддержки.

  Далее штурмовая группа совершает очередной бросок, снова занимает укрытия - и опять подтягивается группа поддержки.

  Таков принцип огневого прикрытия - пока одни продвигаются, другие остаются на месте и обеспечивают огневую поддержку тем, кто идет на прорыв.

  Следом за пехотой по улице с грозным лязгом движется слегка потрепанная БМП-3 с красными звездами на камуфлированных бортах. За ней по асфальтированной дороге тянутся непрерывные следы от стальных гусениц.

  В эфире сразу на нескольких частотах идут интенсивные переговоры. Разведка передает координаты засеченных огневых точек, командиры подразделений корректируют работу "смерчей". Управление боевой операцией осуществляется через летающий командный пункт А-50, нарезающий круги почти на десятикилометровой высоте.

  "Ромб-1", доложите обстановку, прием", - потребовала девушка-оператор.

  "Движемся вглубь сектора, линия обороны прорвана, противник подавлен огнем, прием".

  "Так держать, "Ромб-1". Продвигайтесь к центру сектора, старайтесь держаться обозначенного на карте маршрута, дорога расчищена артиллерией. Подавляйте сопротивление огнем, при необходимости вызывайте поддержку. Как поняли, прием?"

  Перед внутренним взором Строгова снова распахнулась прозрачная виртуальная карта, обновляемая в реальном времени данными, получаемыми от ГЛОНАСС. Маршрут обозначен ломаной линией от окраины сектора в центр - туда, где только что воцарился огненный ад. Еще две ломаные линии с других направлений - маршруты других передовых отрядов.

  "Заря", понял вас. Продвигаемся к центру, прием".

  Улица пропахана воронками от разрывов. Навстречу по левой стороне улицы потянулась колонна разбитой бронетехники. Сперва мимо проплыл искореженный остов БМП-2 с порванными гусеницами, из люков машины вырывается пламя, вокруг разбросаны сгоревшие тела. Затем проплыл подбитый танк, еще один танк, снова БМП, потом обугленная "шилка" с оторванной башней. Колонна бронетехники, выдвинувшаяся из глубины сектора, угодила под раздачу реактивных снарядов "смерча".

  Дальше почти три сотни метров тянется полоса сожженных домов - полуразвалившихся, с содранными крышами. От некоторых построек остались только дымящиеся развалины. Здесь тоже пролегла серия разрывов реактивных снарядов.

  Еще дальше улица оказалась завалена перевернутыми сожженными автомобилями, проезжая часть окончательно пришла в негодность, вся дорога изрыта воронками. Бронемашина вынужденно маневрирует, отжимая в сторону растерзанные легковушки.

  Постепенно полоса разрушения закончилась, по левой стороне улицы снова потянулись относительно целые дома. Низко над городской застройкой, оставляя в небе дымные шлейфы, с оглушительным ревом пронеслось звено из пяти штурмовиков. Строгов, задрав к небу голову, проследил, как звено заходит для удара. Огненные копья, срываясь с направляющих под крыльями - по два копья с каждого самолета - вонзаются в город, землю под ногами ощутимо трясет, и в местах попаданий над рядами домов вырастает цепь исполинских огненных пузырей.

  Слева от дороги мимо колонны потянулись однотипные двухэтажные коттеджи с окнами, заложенными мешками с песком.

  Внезапно в пяти метрах от левого борта БМП полыхнуло огнем - сработала "Арена". Комплекс активной защиты уничтожил выпущенную по БМП реактивную гранату на подлете к цели. Спустя секунду еще две вспышки опалили борт машины чуть левее и выше.

  "Взвод, - скомандовал по внутренней связи взвода Строгов. - Держать дистанцию от БМП".

  Мотопехота растеклась вокруг бронированного транспорта, образовав широкое полукольцо.

  Стомиллиметровое орудие нацелилось на второй этаж приближающегося коттеджа, из окна которого по бронемашине были выпущены реактивные гранаты. Орудие изрыгнуло пламя, и здание содрогнулось. Снаряд проломил стену, из окон ударной волной выбило рамы, крыша просела внутрь дома. Из пролома в небо стали подниматься клубы дыма.

  Орудие чуть повернулось. Снова жахнуло, и тотчас укутался дымом второй этаж соседнего коттеджа.

  "Первое отделение, - скомандовал Строгов. - Огонь по окнам".

  Пулеметный и автоматный шквал обрушился на коттедж с двух сторон, продувая первый этаж занятого противником дома сквозь оконные проемы. В темноте внутри дома мелькнули размытые силуэты, но их тут же срезало очередями. Несколько раз хлопнули подствольники. Проезжая мимо коттеджа, БМП развернула башню, и к слитному автоматно-пулеметному гулу добавился рокот тридцатимиллиметровой пушки, заряженной лентой осколочно-фугасных боеприпасов. Фасад здания тут же скрылся в облаке множественных разрывов, изрешеченные кирпичные стены начали обваливаться, и вскоре перекрытия, утратив несущие опоры, рухнули под собственной тяжестью. Здание сложилось как карточный домик, подняв тучу пыли.

  Приблизился следующий коттедж, и по боевой машине противник снова выпустил реактивные гранаты, но оба кумулятивных копья лопнули огненными пузырями, не долетев до борта считанные метры. В ответ тяжело громыхнуло орудие. Снаряд продырявил стену, из пролома повалил дым.

  "Первое отделение, - пронеслась по внутренней связи команда. - Подавить огнем!"

  Раздались хлопки гранатометов, одновременно застрекотали автоматы, но общий шум потонул в могучем рокоте тридцатимиллиметровой пушки. И вновь стены коттеджа небрежно складываются, погребая под обломками уцелевших боевиков.

  За изгибом улицы на бронемашину обрушился ураганный огонь с правой стороны дороги. Два реактивных снаряда сгорели в тридцати метрах, едва вырвавшись из пусковых труб РПГ.

  "Второе отделение - работать по крыше, - скомандовал Строгов. - Повторяю - работать по крыше".

  Шесть автоматов и два ручных пулемета нацелились на здание круглосуточного магазина. Дула полыхнули огнем, и фигуры боевиков, замеченные на крыше магазина, смело, будто плетью.

  Экипаж БМП в это время сконцентрировал огонь на третьем по счету коттедже - из окна мансарды по машине хлестнул крупнокалиберный пулемет. Раздался глухой удар - стомиллиметровое орудие выстрелило в пулеметное гнездо. Зажигательный снаряд ударил точно в цель, в небо взлетел ворох горящих обломков, мансарда растворилась в огне. Через открытый парадный ход из коттеджа поочередно выбежали трое боевиков с автоматами наизготовку. Пулеметная очередь срезала всех троих, словно луч марсианского треножника.

  "Взвод - огонь по магазину".

  На короткое время весь взвод вместе с боевой машиной превратился в многоствольную орудийную батарею. Здание магазина, легко простреливаемое сквозь тонкие щитовые стены, приобрело весьма печальный вид: витрины расколочены вдрызг, внутри кавардак, среди разбросанного барахла виднеются трупы боевиков в лужах крови.

  "Ромб-1", доложите обстановку" - потребовал голос оператора.

  "Продвигаемся к центру сектора, - доложил Строгов, выдергивая из А-91М пустой магазин и вставляя взамен снаряженный. - Потерь нет, сопротивление подавляем огнем".

  "Ромб-1", продолжайте наступление, не задерживайтесь. Следом за вами пройдут основные силы, они проведут зачистку, ваша задача - обеспечить им проход".

  "Вас понял".

  Безжалостно кромсая гусеницами асфальтовое покрытие дороги, БМП-3 в окружении бойцов двинулась дальше. Из близстоящего дома пулеметный огонь высек искры по броне. Башня развернулась, орудие изрыгнуло пламя, и в стене двухэтажного кирпичного дома образовалась внушительная пробоина. Очередь осколочно-фугасных из тридцатимиллиметровой пушки прошлась по окнам, пытаясь достать укрывшихся боевиков. Ответного огня не последовало, и бойцовый взвод благополучно миновал опасный участок.

  Дома раздвинулись, улица стала шире, пошла вверх. Поверх линии горизонта в небо валят черные клубы дыма.

  "Заря", движемся по маршруту, - доложил Строгов. - Как поняли, прием?"

  "Принято, "Ромб-1".

  "Подождите..."

  Строгов напрягся.

  "Ромб-1", получаем данные от беспилотника. Впереди блокпост противника, у боевиков есть "Горчак".

  Перед внутренним взором командира развернулось виртуальное окно.

  Универсальное огневое сооружение (УОС) "Горчак" - типовая долговременная огневая точка, предназначенная для фортификационного оборудования укрепленных районов. Типовой бетонный модуль, имеющий усиленную защиту и условия для размещения расчета. Вооружение - пулеметы ПКМ и НСВ, автоматический гранатомет АГС-17, ПТРК "Конкурс". Расчет всего два человека, но в виртуальном окне видно, что вокруг "Горчака" копошатся еще человек сорок махры.

  "Ромб-1", артиллерия на позиции. Две минуты - зарядить орудия".

  "Принято".

  Строгов переключил волну.

  "Взвод, - прозвучал приказ. - Прямо курсу "Горчак", приготовиться к бою".

  Как только БМП в окружении пехоты вскарабкалась на холм, УОС встретила бронемашину прямой наводкой, выпустив ПТУР. Лобовую броню БМП прожгло бы насквозь кумулятивной струей, если бы не "Арена". Выпущенный по цели "Конкурс" сгорел в тридцати метрах от бронемашины, и та, словно с ходу напоровшись на невидимую преграду, замерла на месте. Следом заработал автоматический гранатомет, череда разрывов осколочно-фугасных снарядов пролегла поперек движения взвода.

  - Рассредоточиться! - заорал Строгов. - Занять укрытия!

  Пехота рассыпалась вдоль улицы, огрызаясь из автоматов. Одновременно заработала автоматическая пушка БМП, поливая осколочно-фугасным огнем пространство вокруг "Горчака", где мелькают согнутые фигуры боевиков. Обладая божественной огневой мощью, БМП тяжело придавила противника к земле интенсивным обстрелом, не позволяя продвинуться дальше определенного рубежа. Поводя стволом орудия слева направо по сектору обстрела, удалось достать десяток вражеских боевых единиц. Узкая полоса улицы, на которой остановился противник, сплошь расцвела вспышками разрывов, в пламени замелькали поднятые в воздух тела с оторванными руками и ногами. Ухнул гранатомет Строгова, сорокамиллиметровая граната, описав в воздухе дугу, разорвалась снопом осколков, поразив двух боевиков. Показалось, что еще немного, и улица начнет плавиться под массированным огнем.

  Но "Горчак" остался цели и невредим, бронированная крышка надежно защитила стрелков и вооружение от вражеского огня. Еще один выпущенный в сторону БМП "Конкурс" бесславно сгорел, не долетев до цели.

  Тогда над БМП распухли три мутных серых облака, разрослись, скрывая бронемашину надежной завесой. Видимость для врага резко ухудшилась.

  Сквозь дымовую завесу в направлении БМП вылетели две противотанковые гранаты, но обе вспыхнули метрах в тридцати, пойманные автоматикой "Арены".

  Строгов укрылся за кирпичной стенкой автобусной остановки по правой стороне дороги. Совсем рядом пролегла череда разрывов тридцатимиллиметровых гранат, и голова Строгова загудела, как потревоженный колокол. На другой стороне улицы длинная пулеметная очередь из НСВ "Горчака" попыталась достать бойцов первого отделения, рассредоточившихся вдоль забора.

  "Заря", мы под огнем. Что с поддержкой?".

  "Артиллерия на позиции, нужна подсветка цели".

  "Принято".

  Строгов сделал знак Тихонову, укрывшемуся за стенкой остановки вместе с командиром. Тот, высунувшись из-за укрытия, вскинул автомат, оснащенный дальномером. По бетонному модулю "Горчака" заплясала прямая нить лазерного луча.

  Батарея, уже сменившая позицию для стрельбы, сообщила, что готова снова открыть огонь. Беспилотный разведчик, выписывающий кренделя нал полем боя на недоступной взгляду высоте, но оснащенный сверхчувствительной аппаратурой, за считанные секунды передал координаты подсвеченной с земли цели в штаб батареи. Спустя несколько секунд, примерно в двух километрах к югу от города две 120-мм установки "Вена" разом задрали к небу стволы.

  По своему могуществу осколочно-фугасные снаряды, используемые "Веной", вполне сравнимы со снарядами калибров 152 мм, а уж кучность стрельбы гарантируется выше всех похвал. Оба "Китолова" легли точно в указанный квадрат. На месте модуля в небо взмыл огненный фонтан, следом детонировала боеукладка, и ударная волна разметала модуль в клочья, тяжелые куски металла обрушились вокруг позиции горящим ливнем.

  - Взвод!!! - заорал Строгов, поднимаясь во весь рост. - В атаку - вперед!!!

  БМП плавно тронулась с места, продолжая поливать огнем из автоматической пушки пространство на сто метров впереди себя. Первое отделение двинулось слева от бронемашины, второе отделение - справа.

  Дым стал рассеиваться, обнажив последствия артудара. От "Горчака" остался лишь дымящийся обугленный остов, вокруг которого набралось немало разодранных осколками трупов.

  Обогнув сокрушенный УОС, взвод стал продвигаться дальше.

  Вскоре разгромленный блокпост остался позади. Дорога, по которой продвигался взвод, плавно слилась с многорядным проспектом.

  "Ромб-1", как слышно, прием?"

  "Слышу вас, "Заря".

  "У нас свежие данные. "Ромб-2" ввязался в бой возле вокзала, по данным разведки противник стягивает туда дополнительные силы. "Ромб-3" на своем направлении встретил ожесточенное сопротивление, у них много засад на дороге, они пытается прорваться, но пока безуспешно. Как поняли, прием?"

  "Вас понял, "Заря". Что от нас требуется?"

  "Разведка не видит, чтобы противник пытался перекрыть наступление с вашего направления. Пока "Ромб-2" и "Ромб-3" отвлекают основные силы, ваш взвод будет штурмовать администрацию. Как поняли, прием?"

  "Объясните задачу".

  "От вас до администрации семьсот метров, вы к ней ближе всех. Ваша задача - прорвать оборону, захватить здание и удерживать до прибытия подкрепления. Реактивная артиллерия расчистит подходы. Как поняли, прием?"

  "Вас понял, "Заря". Сделаем".

  Спустя тридцать секунд на своих позициях к югу от сектора реактивные системы залпового огня, принявшие с заряжающих машин новую порцию боеприпасов, щедро опустошили пусковые трубы.

  Сноп ракет 9М55С с термобарическими боеголовками обрушился на сектор. Вокруг центра пролегла цепь мощнейших взрывов, пожирающих дома в огромном радиусе от каждого места попадания. Как будто вокруг центра одновременно изверглись полторы сотни вулканов, выбрасывая в небо громадные огненные шары. Тонны обломков кирпичей, рваных клочьев металла, кусков бетонных плит метеоритным дождем обрушились на окрестности.

  Огненная стихия быстро утихла, оставив вокруг центра населенного пункта полосу катастрофических разрушений. Сквозь источающие чудовищный жар обугленные развалины бойцовый взвод двинулся в направлении администрации.

  Перед внутренним взором Строгова снова развернулась карта.

  Здание администрации имеет на горизонтальном плане форму удлиненного прямоугольника. Тактический перевес штурмующих основывается как раз на том, что в торцевых частях этого прямоугольника количество окон, потенциальных огневых точек, будет намного меньше, чем на его фронтальных сторонах. Потому и рубежи выдвижения штурмовых групп находятся с торцов здания.

  В кипящем мозгу командира уже сформировался четкий план действий, выполненный в соответствии со старой, как мир, инструкцией по штурму укрепленных объектов.

  Штурмовая группа: приблизиться к "мертвой" зоне под окнами первого этажа здания, забросать окна первого этажа гранатами, прорваться в них, развернуться на первом этаже и завязать там боевые действия.

  Группа прикрытия: приблизиться к объекту следом за первым, оказать ему огневую и другую посильную поддержку для проникновения на объект.

  По внутренней связи пронесся беззвучный приказ, и взвод перешел в атаку.

  Для подхода к зданию или другому объекту, который необходимо захватить, используется прием, хорошо отработанный еще во время Великой Отечественной. Заключается он в следующем: автоматчики продвигаются к объекту по улице, с обеих сторон, вдоль стен на расстоянии 6-7 метров друг от друга, бросками от укрытия к укрытию. Во время их продвижения пулеметчик, оставшийся сзади, поддерживает и прикрывает подразделение огнем, стреляя на поражение, но в основном ведет заградительный быстрый огонь короткими очередями по всем появляющимся целям, по всем местам, откуда замечен огонь противника - по чердакам, подвалам, окнам. Рядом с пулеметчиком работают гранатометчики, их задача - уничтожение укрепленных и опасных огневых средств противника, пулеметные гнезда и снайперов, которые стреляют преимущественно из глубины жилых помещений.

  Штурмовая группа продвинулась вперед на шестьдесят метров, залегла за укрытиями и открыла стабильный огонь, следом быстро подтянулась группа прикрытия. Воздух наполнен слитным шумом автоматной пальбы, стрелки ведут огонь по целям, расположенным на противоположной стороне улицы. Группа прикрытия - два пулеметчика и два гранатометчика со вторыми номерами, которые переносят боеприпасы и обеспечивают бесперебойную работу основных номеров. На отдаленном рубеже осталась БМП, обрабатывающая здание по окнам из пулемета и тридцатимиллиметровой пушки.

  Строгов пожалел только, что нет возможности приблизиться к объекту со стороны солнца - оно помешало бы противнику вести прицельный огонь. Зато удалось приблизиться к объекту с правой от стреляющего противника стороны. Казалось бы, такая несущественная мелочь, но в бою она может дать преимущество. Противник находится в здании и стреляет из окон, а бойцы приближаются перебежками от укрытия к укрытию, под огневым прикрытием товарищей с правой от него стороны, то есть огибают здание против часовой стрелки, от этого поле боя закручивается, и преимущество пока что на стороне атакующих, а не обороняющихся.

  Стомиллиметровое орудие БМП-3 изрыгнуло пламя. Снаряд проломил двери парадного входа, голова командира зазвенела от шума. В образовавшемся проломе зависло облако пыли.

  "Штурмовая группа, вперед".

  Подчиняясь приказу, шеренга бойцов поднялась с земли с оружием наизготовку.

  "Гранаты внутрь. Пулеметы по окнам работают, по окнам!"

  Группа прикрытия открыла интенсивный огонь, не давая противнику стрелять по штурмовой группе прицельно после того, как в пролом в стене влетела граната из РПГ. Сразу же вслед за этим в пролом влетели три выстрела из гранатометов. И сразу же за разрывами своих гранат внутрь прорвались штурмующие.

  Первые из проникших в помещение, пригнувшись и рывком, резко отошли в стороны от входа, ведя огонь очередями по всем затемненным местам, даже не утруждая себя прицеливанием. Задача первых, прорвавшихся в помещение, дать возможность ворваться основным силам штурмовой группы, расчистить им путь огнем, по обстановке прикрыть их. Автоматные магазины опустели буквально в два счета, и бойцы рассредоточились по углам, чтобы перезарядить оружие, а следом за ними в пролом хлынула основная волна штурмующих.

  Часть штурмовой группы, возглавляемая Строговым, ринулась на верхние этажи здания, прижимаясь спиной к стенам, на расстоянии чуть меньше лестничного пролета друг от друга, сразу же вслед за разрывами своих гранат. Остальные бойцы звеньями по три человека рассредоточились по первому этажу, выискивая и отстреливая противника.

  Второй этаж - это лабиринт комнат, коридоры загромождены шкафами и ящиками, выполняющими функции укрытий. Поэтому необходимо соблюдать основные принципы движения по лабиринту - какое-либо укрытие огибать только против часовой стрелки, справа налево, при этом автомат находится по правую сторону от бойца, чтобы у него было преимущество, стреляя влево, даже не целясь, навскидку.

  Главное штурмовое правило со времен Великой Отечественной не изменилось - сперва в комнату летит граната, а уж за ней врывается тот, кто ее метнул. Гранаты, кстати, с тех пор тоже не изменились. Что можно придумать нового в отношении ручного метательного оружия? Принцип действия незыблем. Сорвать кольцо, размахнуться, совершить бросок.

  Толкнув ногой первую дверь, Строгов швырнул серую ребристую сферу в проем, та ударилась о стену, звонко брякнулась на пол, выкатилась на середину комнаты, и едва Строгов успел отпрянуть за угол, как за дверью прогремело.

  В комнате стало шумно и пыльно. Трое ослепленных и оглушенных охранных боевиков встретили ворвавшегося в комнату Строгова беспорядочным огнем, но очереди прострочили стену и потолок у него над головой.

  Стрельба очередями из А-91М способна создать в замкнутом пространстве губительную для всего живого плотность огня, но бить можно и короткими очередями - без промаха и очень экономно. Один выстрел - один труп.

  Фигура слева получила две пули в грудь, стала медленно заваливаться набок.

  Фигура по центру, схлопотав порцию свинца точно в голову, отшатнулась к стене, сползла по ней на пол.

  Фигура слева дернулась в сторону, отчего пуля ударила ее в плечо, и боевика от попадания развернуло вокруг оси, тогда Строгов выстрелил снова, и боевик с дымящимся отверстием между лопаток рухнул на пол.

  Первый боевик, пораженный в грудь, заворочался на полу, и Строгову, пробегая мимо, пришлось его добить в голову.

  Обогнув стол, Строгов проверил, дышат ли остальные двое, но оба боевика сражены наповал.

  Не теряя времени зря, Строгов выбил ногой следующую дверь. Граната влетела внутрь, лейтенант отпрянул, а как только грянуло, в помещение ворвались двое бойцов. Ураганный автоматный огонь прошелся вдоль стен, добивая уцелевших после взрыва боевиков.

  Следующая дверь оказалась заперта. Замок прострелили двумя пулями из автомата, атакующие встали по бокам двери. После отстрела замка дверь распахнулась ударом ноги сбоку, одновременно в распахнутую дверь влетела граната. После ее взрыва штурмовая группа резким броском, пригнувшись, прорвалась в помещение, бойцы сразу же переместились в сторону от дверного проема, фиксируя боковым зрением обстановку. Двое боевиков, исполосованных автоматными очередями, сползли по стенам на пол.

  Не стихает стрельба в соседних комнатах, здание периодически содрогается от взрывов гранат. Через две минуты второй этаж полностью зачищен, и тяжелый топот штурмовой группы направляется к лестнице на следующий этаж.

  Наверху ждет засада. Противник забаррикадировал коридор, укрывшись за шкафами, опрокинутыми поперек коридора. За угол летят гранаты, коридор заполняется гулом, здание вибрирует. Баррикаду разносит в клочья, ударная волна размазала боевиков по стенам. Сразу после взрывов штурмовая группа вырывается из-за угла, основная задача первых двоих, кто прорвался в коридор - прикрыть огнем других бойцов штурмовой группы. Длинные очереди из пулемета РПК превратили в дымящиеся лохмотья четверых боевиков, укрывшихся за пробитой баррикадой. Последний рывок - и штурмовая группа прорвалась к двери кабинета.

  Оказалось не заперто. Хватило одного мощного пинка, чтобы дверь распахнулась в кабинет. Лейтенант ворвался первым, тонкий луч лазерного целеуказателя заметался по кабинету, потом уперся в грудь массивной фигуры, восседающей в кресле за столом в центре помещения. Следом за командиром в кабинет двумя цепочками вбежали шестеро бойцов.

  Хозяин кабинета оказался внушительных габаритов мужиком в военной форме, с пышной, хорошо откормленной физиономией. Он растекся по креслу как студень, безвольно свесив руки с подлокотников. Голова свешена набок, физиономия осунулась, глаза прикрыты, будто хозяин кабинета дремлет. Обойдя стол по кругу, Строгов оттянул голову толстяка за волосы, дабы убедиться, что дело обстоит гораздо хуже, чем кажется.

  На столе перед хозяином кабинета покоится раскрытый ноутбук, экран тускло мерцает, по нему идет рябь.

  "Лейтенант, что у вас?" - донесся по внутренней связи голос Тихонова.

  "Мы нашли командующего".

  "Взяли живым?"

  Строгов пощупал у толстяка пульс на шее. Очень слабый, но пульс прощупывается, однако никакое внешнее воздействие уже не потревожит покой этого человека, разум которого померк.

  "Живой, - констатировал лейтенант. - Но уже бесполезен".

  "Все ясно. У нас потери, лейтенант".

  Строгов напрягся.

  "Четверо двухсотых на первом этаже, - продолжил Тихонов. - Граната рванула под трупом. Сразу четверых и накрыло".

  Строгов потер лоб.

  "Это боевые потери, - подумал он. - Ты же знаешь, раз они погибли в бою, то будут восстановлены. Империя их восстановит. И это будут те самые парни, которых мы знали".

  "Скверно как-то... Почти ведь до конца дошли..."

  "Федор, прекрати. Я все прекрасно понимаю, но мы заняли опорный пункт, и лучше принимайте меры, чтобы нас не выбили отсюда. Забаррикадируйте нижние этажи и полуподвалы, определите сектора обстрела. Огневые средства распределите так, чтобы можно было попеременно стрелять из разных позиций. Федор, как понял?"

  "Понял, командир. Будет сделано".

  Строгов переключил волну:

  "Заря", на связи "Ромб-1", прием".

  "Ромб-1", слышу вас".

  "Задача выполнена, администрация захвачена, прием".

  "Что с командующим, прием?"

  "Взят живьем, но... состояние вызывает опасения, прием".

  "Дайте картинку, прием".

  Небольшое мысленное усилие, и изображение, получаемое органами зрения Строгова - застывшее в кресле изваяние в военной форме, перетекло по беспроводной связи на монитор пульта управления в командном пункте.

  Секунд тридцать в голове трещат помехи. Наконец оператор снова заговорил:

  "Информация принята. "Ромб-1" - отличная работа. "Ромб-2" и "Ромб-3" скоро к вам присоединятся. Сектор практически очищен, через два часа к вам нагрянет командование, до тех пор оставайтесь на месте. Как поняли, прием?"

  "Вас понял, "Заря".

  Операция по освобождению сектора вошла в фазу завершения. Встав у окна, лейтенант увидел, как на площадь перед зданием администрации, с тяжелым лязгом кромсая асфальт, с двух направлений вползают тяжелые боевые машины основных сил.

  

  01-02

  

  Разгоняя клубы пыли потоком ураганного ветра от несущего винта, тяжелая, брюхастая туша транспортного вертолета Ми-17 медленно опустилась на посадочную платформу мобильного командного пункта.

  Посадочная платформа - громоздка передвижная конструкция на базе восьмиосного спецшасси МАЗ-7904, способная принять для заправки и пополнения боезапаса до шести вертолетов за раз. Мягко коснулись платформы маленькие, словно игрушечные, колеса, стих оглушающий рокот, и не успел замереть пятилопастной, похожий на звезду, винт, как из люка начали один за другим выпрыгивать неуловимо похожие друг на друга парни в пятнистой камуфляжной форме, безоружные - но каждый боец сгибается под тяжестью увесистого прямоугольного черного кофра за плечами.

  Последним выпрыгнул рослый человек средних лет, с ярко выраженными кавказскими чертами лица. Одет тоже в камуфляж, знаки отличия полковника, на голову водружен форменный зеленый берет с эмблемой СИБ.

  Двенадцать человек выстроились в шеренгу. Командующий объединенной группировкой войск генерал-майор Дмитрий Лебедев двинулся полковнику навстречу. Они обменялись рукопожатием, в момент которого произошел нейросенсорный обмен персональными данными, что позволило им подтвердить личности друг друга. Генерал удостоверился в том, что прибывшего в командный пункт горца зовут Руслан Закаев, ему сорок лет, и он руководит региональным управлением Системы Информационной Безопасности, то есть хоть у него и звание полковника, но в силу своего социального статуса он находится на одном уровне с командующим группировкой войск.

  - Рад познакомиться, товарищ полковник, - произнес Лебедев.

  - Взаимно, товарищ генерал, - кивнул Закаев. - Со мной прибыл оперативный отряд с оборудованием, как вы и требовали. Людей нужно разместить.

  - Следуйте за мной, - ответил Лебедев.

  Он указал взглядом на исполинскую тушу МКП.

  - Замечательно. Ребята пока отдохнут, а вы введете меня в курс дела.

  Закаев, обернувшись к заместителю, отдал мысленный приказ, и отряд вслед за командиром затопал прочь с платформы по переходу.

  Мобильный командный пункт состоит из трех машин. На равнине, где развернулся комплекс, все три машины стоят бок о бок, а между ними проложены специальные металлические переходы для удобства перемещения между частями комплекса.

  Первая машина в составе командного пункта - передвижная платформа, годная для базирования транспортных вертолетов.

  Вторая машина - ремонтно-техническая база.

  В качестве командно-штабной машины, как и в случае вертолетной платформы, используется МАЗ-7904 - исполин грузоподъемностью 200 тонн. Экспериментальный тяжеловоз такого типа был создан еще в 80-х годах прошлого века для одного из ракетных комплексов с МБР. Долгое время считалось, что этот автомобиль безвозвратно утрачен, потому и серийное производство этих чудовищ, не имеющих в мире аналогов, было начато лишь восемь лет назад.

  Каждая такая туша покоится на гигантских колесах - 3 метра диаметром каждое - и рядом с ними поневоле чувствуешь себя лилипутом, попавшим в страну Гулливера.

  Командно-штабная машина вздымается от земли на вышину трехэтажного дома. Учитывая грузоподъемность, командный пункт было решено сделать двухъярусным. Центром КШМ, его "головным мозгом", стал бортовой суперкомпьютер, полностью использующий вычислительную мощность 2 тысяч процессорных вычислительных ядер. Система радиоэлектронной разведки, размещенная на борту КШМ, сродни знаменитой системы "Коралл", используемой во Флоте. Такой мощи вполне под силу справиться с обработкой и анализом огромного потока данных, получаемых от внешних источников, таких как беспилотники, спутники ГЛОНАСС и другие разведывательные системы. Но поскольку аппаратура работает в СШП-диапазоне, вместо такелажа громадных антенных настроек на КШМ установлены небольшие вытянутые цилиндры HZ-антенн, что делает машину компактнее. Экипаж машины составляет 40 человек, в состав входят два кластера операторов боевого управления, кластер технического обеспечения, командир и два механика-водителя.

  Разумеется, МКП является очень жирной целью для авиации и артиллерии - не только благодаря своим размерам, но и в силу того, что является мощнейшим источником радиоизлучения. Кроме того, что мобильный командный пункт расположен всегда на значительном удалении от зоны боевой операции, каждая машина снабжена системами маскировки, включающими в себя полный ассортимент, начиная от простейших устройств постановки дымовых завес и заканчивая средствами радиоэлектронного подавления и постановки помех.

  Всего для новой Советской Армии было выпущено 12 таких комплексов - по одному для основных ударных формирований.

  Оказавшись на борту КШМ, полковник по достоинству оценил простор, предоставленный для работы.

  Вдоль стен длинного вытянутого помещения первого яруса КШМ расположены компьютерные терминалы, к которым подключены с помощью нейроприводов молодые девушки - операторы управления. Наиболее важная информация выводится на главное электронное табло на стене в конце помещения. Сейчас на нем изображена подробная топографическая карта района боевых действий, на которой в реальном времени отображаются перемещения боевых подразделений.

  - Ваши люди останутся здесь, - сообщил Лебедев. - Пусть пока подготовят оборудование, а мы поднимемся наверх.

  Закаев следом за генералом поднялся по металлической лестнице на второй ярус.

  Здесь вокруг центрального пульта управления собрался командный состав - пять человек, по одному высшему офицеру от каждого рода войск.

  Командир 22-й комбинированной дивизии Советской Армии - генерал Николай Удалов.

  Командир 120-й воздушной дивизии - генерал Василий Наумов.

  Командир 76-й гвардейской десантно-штурмовой дивизии - генерал Дмитрий Злобин.

  Полковник СГБ Вячеслав Хитров - возглавляет в штабе отдел контрразведки.

  И, наконец, полковник ГРУ Антон Добролюбов - разведотдел штаба.

  Вместе с Лебедевым - итого шестеро.

  Между участниками заседания налажен постоянный контакт при помощи нейросвязи для скоротечного обмена данными. Запрос на подключение к внутренней Сети штаба был немедленно принят, и Закаев присоединился к обсуждению.

  - Насколько мне известно, операция по освобождению Новореченска вошла в завершающую фазу, - сообщил Закаев. - Хотелось бы узнать, по какой причине сюда вызвали подразделение СИБ.

  - В ходе операции возникли непредвиденные... сложности, - угрюмо ответил Лебедев. - Поэтому нам потребовалась ваша помощь. СИБ занимается разработкой методов противодействия манипуляции сознанием, так?

  - И не только, - усмехнулся полковник. - Мы занимаемся информационной войной - во всех ее проявлениях. Сюда можно отнести и методы противодействия, и методы промывки мозгов, и методы подавления. У меня в отряде двенадцать профессиональных хакеров, специализирующихся на проникновении во вражеские информационные сети. С чем конкретно нам предстоит иметь дело?

  - Сейчас поймете.

  На табло центрального пульта возникла фотография комплекса зданий, судя по всему, расположенного на территории освобожденного города. Комплекс подвергся артиллерийскому обстрелу. Некоторые сооружения комплекса превращены в дымящиеся развалины, но центральное здание выглядит относительно целым.

  Очевидно, что здание использовалось как укрепленный пункт. Центральный вход заблокирован, окна заложены мешками с песком, на крыше размещены огневые точки.

  - Это городская больница, - пояснил Лебедев.

  Изображение на табло сменилось - теперь показан снимок со спутника при максимально возможном приближении. Видно, что комплекс по периметру окружен войсками - все подходы перекрыты техникой, мотострелковые взводы ручьями растеклись вокруг центральной постройки, на здание нацелены десятки орудийных стволов боевых машин.

  - Два часа назад должен был состояться штурма здания, - продолжил рассказ Лебедев. - Однако противник, с которым мы столкнулись, явно был нами недооценен, и штурм пришлось отложить.

  - Вот как? - заинтересовался Закаев. - И с кем же мы имеем дело?

  На табло возникло окно, в котором стали мелькать фотографии, изображающие инородного происхождения бойцов, вооруженных стрелковым оружием иностранного производства, оснащенных иностранным оборудованием, облаченных в черный номекс - импортный защитный материал, используемый для изготовления спецкостюмов.

  - Это не боевики группировки URC, оккупировавшей данный сектор, - комментировал фото молодой угловатый человек - начальник разведывательного отдела штаба операции Антон Добролюбов. - Это иностранное спецподразделение превратило больницу в свой опорный пункт.

  - Что за подразделение?

  На бойцах противника единая форма, то нет никаких опознавательных знаков.

  На табло открылось новое окно. В нем стала вращаться эмблема - красный щит с вертикальным черным мечом. Поверх щита дугой изгибается надпись AIRBORNE. Ниже эмблемы потекла колонка данных.

  - 1-й оперативный отряд Специального Назначения "Дельта", - прокомментировал начальник разведотдела штаба. - Как всем известно, данная группа находится в подчинении Командования специальных операций США и направлена на исполнение секретных заданий на территории противника. Данные разведки говорят о том, что именно с ними мы и столкнулись.

  - "Дельта"? - сверкнул глазами Закаев, расплываясь в хищной улыбке. - Это... интересно. Как им удалось попасть в Новореченск?

  - Скорее всего, воздушным путем отряд был переброшен с одной из авиабаз на территории Западной Украины, - произнес генерал Авиации.

  Присутствующие согласно закивали. Система воздушно-космической обороны с этого направления до сих пор не восстановлена, потому противник способен засылать по воздуху диверсионно-разведывательные группы в массовом количестве.

  - Давно пора было заткнуть все бреши в обороне, - добавил генерал Авиации. - Но у ВКО пока что не хватает ресурсов. Значительная часть сил в этом году была стянута на Дальний Восток после обострения обстановки на китайской границе.

  - Из-за этого в Западной России противник разгуливает как у себя дома, - ехидно заметил контрразведчик. - В этом году было обезврежено почти вдвое больше вражеских подразделений, чем в минувшем.

  - Учитывая общую протяженность наших границ, у нас нет возможности контролировать ее всю, - уныло ответил генерал Авиации.

  - Проникают не только по воздуху, но и сухопутными путями, - продолжил контрразведчик. - По прибытии на место первым делом выискивают людей, пригодных для перепрограммирования. Если сразу не выявлять очаг распространения заразы, то в скором времени образуется какая-нибудь очередная "освободительная армия". В данном случае такая армия уже была заранее подготовлена.

  Примерно то же самое происходило в СССР в период Великой Отечественной, когда Третий Рейх тысячами переправлял диверсантов через линию фронта. В новейшее время по причине ускоренного развития транспортных систем диверсионная война стала непрерывной. Это главная причина, по которой еще двадцать лет назад по всему миру был запрещен туризм.

  - "Дельту" сюда направили? - уточнил Закаев. - С какой целью?

  Контрразведчик ответил:

  - По имеющимся данным, ЦРК США два дня назад вступила в контакт с командованием URC - незадолго до того, как группировка URC захватила Новореченск. Не исключено, что операция по захвату города была спланирована командованием URC вместе с американскими коллегами. Этого следовало ожидать.

  - Американцы хорошо понимают, кого именно надо использовать, чтобы нанести нам удар, - добавил начальник разведотдела. - Группировок ренегатов на территории Империи не перечесть. ЦРК регулярно засылают к ним в помощь спецгруппы, прекрасно подготовленные для совершения диверсионных рейдов.

  - Очевидно, если бы город не был взят в кратчайший срок, то он стал бы прекрасной базой для совершения разведывательно-диверсионных операций в глубине Империи, - заметил начальник отдела контрразведки.

  - Что насчет группировки URC? - спросил Закаев.

  - Два часа назад было захвачено здание администрации, где располагался штаб, - ответил бравый седоголовый человек с погонами генерала Армии. - Командующий был взят живым, но получить от него информацию не представляется возможным.

  - Почему? Что с ним?

  - По всей видимости, его мозг был взломан во время обмена данными с "Дельтой". Сделано грязно, небрежно, вся информация из его памяти стерта вместе с личностью. Теперь мочится под себя, пузыри пускает... - Генерала передернуло. - Пустая оболочка без души.

  Закаев согласно кивнул. Он сам не единожды видел похожую картину. В силу специфики своей профессии он зачастую собственноручно стирал кому-нибудь личность.

  - "Дельта" решила перестраховаться, - заключил контрразведчик. - Американский командир вовремя понял, что исход боя предрешен, и принял меры предосторожности.

  - Туда и дорога, - прорычал сурового вида мужик со знаками отличия генерала Десанта. - Я бы эту конченную мразь... - На его хищном лице отразилось намерение - что он сотворил бы с командующим URC, если бы тот оказался вменяем.

  - Так в чем заключается сложность, с которой мы столкнулись? - настороженно спросил Закаев.

  - За двадцать минут до начала штурма командир отряда вышел с нами на связь, - ответил начальник разведотдела. - Он сообщил, что "Дельта" взяла заложников. Сейчас в больнице почти полторы тысячи человек - местное население, не успевшее покинуть город до начала операции. Согнали с двух районов. Из них двести человек - медицинский персонал больницы.

  Закаев потемнел:

  - Это же не их метод.

  - Видимо, они сами об этом забыли, - угрюмо ответил генерал Армии. - Восемь заложников были выведены на крышу и показательно расстреляны. Чтобы без недомолвок.

  В распахнувшемся на табло окне показано в процессе, как это происходило. Снято было с вертолета или беспилотника: восьмерых человек в гражданской одежде ставят на колени в линию, потом боец в черном номексе переходит с пистолетом от одного заложника к другому, аккуратно простреливая каждому голову. Среди убитых две женщины в белых халатах.

  - И никакого сопротивления, - с тоской проговорил армейский генерал.

  Причину огорчения можно понять. Городское население должно было быть подготовлено к такой ситуации. Боевая программа Гражданской Обороны, как раз рассчитанная на подобные случаи, закладывается в память гражданам по достижении дееспособности. Рядовой гражданин должен с легкостью переформатироваться в рядового бойца. Иными словами, использовать советского гражданина в качестве заложника гораздо труднее, чем некоторые себе это представляют.

  - Наверняка программа ГО была взломана, - предположил Закаев. - Каждое подразделение "Дельты" сопровождается высококлассными специалистами. Можно предположить, что противник проник в локальную сеть ГО, а уже через нее подавил волю подключенных граждан к сопротивлению.

  - Как бы то ни было, это крайняя мера, к которой пиндосы могли прибегнуть, - гневно заявил генерал Десанта. - "Дельта" здесь в западне. Выбраться из города у них ни малейшего шанса, и они прекрасно понимают, какой приговор их ждет. Мы не берем пленных. Хороший глобалист - мертвый глобалист.

  - В данном случае мы могли бы сделать исключение, - ехидно заметил контрразведчик. - Пообещать им "зеленый коридор" до ближайшего аэродрома, и пусть убираются отсюда.

  - Сомнительное предложение, - покачал головой человек из ГРУ. - Если позволим врагу уйти безнаказанным, это плохо для нас обернется в дальнейшем.

  - Но и штурмовать мы пока что не можем, - заключил Лебедев. - Еще неизвестно, какие сюрпризы "Дельта" могла нам приготовить на случай штурма.

  - Два подразделения спецназа ждут приказа, - сообщил человек из ГРУ. - Ребята опытные, натасканные, но во время штурма их должны подстраховать спецы из СИБ, иначе не избежать ненужных потерь.

  - "Дельта" больше не выходила на связь? - спросил Закаев. - Требования выдвигали?

  - Американский командир обещал ответить в 17-00, - глухо отозвался Лебедев. - То есть через десять минут. Ждем сообщения.

  - Будут переговоры?

  - Разумеется, мы с ними переговорим. Мы должны понять намерения "Дельты". Если прийти к взаимному соглашению не сумеем, то...

  - Не забывайте, с кем мы столкнулись, - резко оборвал генерал Десанта. - Эти твари натасканы выполнять приказы. Мы с вами прекрасно знаем, как их программируют.

  - Я согласен, что без боя они не сдадутся, - подтвердил генерал Армии. - Штурм будет при любом раскладе.

  - Американское командование от этого отряда уже отреклось, - произнес начальник отдела разведки. - Им нет смысла продолжать выполнение задачи. Мы можем сыграть на этом.

  - И что же мы им пообещаем? - с наигранным интересом спросил контрразведчик.

  - Как я и сказал - отпустить по "зеленому коридору".

  - Проявим гуманизм к врагу? - поинтересовался генерал Авиации. - Может, еще и самолет им дадим?

  - Разумеется, - ответил представитель ГРУ, не уловив сарказма в вопросе.

  - Сильно сомневаюсь, что они оценят такой подход, - скривился генерал Армии. - Это проявление слабости.

  - Я категорически против такого решения, - отрезал генерал Десанта. - Пусть враг получит то, что ему причитается.

  Его лицо запылало от гнева. Так как между присутствующими установлена постоянная нейросвязь, то его эмоциональное напряжение передалось окружающим, и каждый воспринял по-особому: генерал Авиации тяжело вздохнул, армейский генерал задумчиво кивнул, контрразведчик издал короткий смешок, полковник ГРУ провел по лицу ладонью. Лебедев остался холоден и спокоен.

  Внезапный тревожный сигнал разрядил обстановку. В головах штабистов пронеслось сообщение старшего оператора:

  "Товарищи офицеры, "Дельта" на связи, командир требует вступить в переговоры".

  "Изображение на центральный пульт", - мысленно распорядился Лебедев.

  На широком жидкокристаллическом экране открылось виртуальное окно, по нему прошла рябь, затем возникла изможденная англо-саксонская рожа с цепким, колючим взглядом и высокомерным выражением типа "я вам не нравлюсь, ну а вы мне - и подавно". На роже вздулись желваки, по лбу пролегли глубокие морщины.

  - С вами говорит кэптэн сил специального назначения Соединенных Штатов - Уильям Фишер. К кому мне следует обращаться?

  - Командующий объединенной группировкой войск западно-российского военного округа Советской Империи - генерал-майор Лебедев.

  - Прекрасно. Насколько я понимаю, вы командуете операцией по захвату города?

  - Освобождению города, - деликатно поправил Лебедев.

  - Не важно. Важно то, что вы несете личную ответственность за провал боевой операции, если он произойдет, не так ли?

  - Совершенно верно.

  - И ваш статус позволяет вам принимать решения категории особой важности?

  - Именно так.

  - В таком случае, я предлагаю вам сделку. Я предполагаю, что условия сделки вас не устроят, но я уверен, что так мы с вами выйдем из затруднительного положения, в котором оказались.

  - Ну что ж, мы готовы выслушать. Продолжайте, кэптэн.

  Рожа расплылась в белозубой ухмылке.

  - Итак, дженерал. Вам известно, что моим отрядом была взята в плен группа ваших соотечественников...

  - Взята в заложники, - перебил Лебедев.

  - Ну что вы, дженерал. Как вы могли такое подумать? Америка не берет заложников, это же уму непостижимо. Я представляю интересы цивилизованной системы. Речь идет именно о пленных. Как мы с вами понимаем, ситуация, в которой мы оказались, не продлится долго. Рано или поздно у кого-то из нас сдадут нервы, что неминуемо приведет к адекватной реакции с другой стороны... Поэтому я надеюсь на ваше благоразумие. Вы должны предоставить моему отряду возможность покинуть территорию Советской Империи. Мы расстанемся лучшими друзьями, и никто не пострадает. Вы согласны со мной, дженерал?

  - А не поделитесь планами на будущее, капитан? Вы ведь знаете, что ваше непосредственное руководство отказалось от вас, как только получило информацию о ситуации в Новореченске? Поправьте меня, но это стандартная практика, разве нет?

  - К чему вам это, дженерал? - скривился Фишер. - Не сомневайтесь, я смогу найти подходящее занятие моим ребятам после этой заварухи. Конечно, мы уже не вернемся на постоянную службу в Специальные Силы, но всегда найдется транснациональная корпорация, заинтересованная в наших услугах.

  - Вот это меня и тревожит, капитан. Советская военная традиция не дает нам права отпускать врага, если очевидно, что его снова пустят в оборот. Однако, учитывая обстоятельства, я готов выдвинуть встречное предложение.

  - И какое же?

  - Сложите оружие. Думаю, это лучшее, что вы можете сделать.

  - Неужели?

  - Мы со своей стороны гарантируем вам жизнь... но взамен потребуем ваш боевой опыт.

  - Вот как? - приподнял брови Фишер.

  - Империя постоянно нуждается в профессиональных солдатах. Учтите, капитан, вам выпало очень редкое предложение. Мы не разбрасываемся словами.

  - И какие у меня основания вам верить?

  - На нашей стороне хотя бы тот факт, что советское командование никогда не отрекается от своих солдат. Это противоречит нашему моральному кодексу, заложенному в Программу.

  - Я понимаю.

  - Прекрасно, что вы меня понимаете. Думаю, процедура вам известна. Вы вместе со своей группой будете подключены к советской информационной Сети - но будете ограничены в правах на протяжении испытательного срока, который мы установим. Для этого нами была разработана специальная версия советской Программы. Если вы делом докажете, что достойны советского гражданства, то в будущем ограничения будут сняты, и вы станете полноценными гражданами Империи.

  - Занятно. Раз вы выдвинули встречное предложение, то могу ли я сделать вывод, что мой план вас не устраивает? Отпускать нас вы не собираетесь?

  - Нет смысла.

  - Уверены?

  - А что вы собираетесь сделать, если мы откажемся выполнять ваши требования?

  - Зачем вы задаете вопрос, если и так знаете ответ?

  - Вы собираетесь уничтожить заложников?

  - Поверьте, сделать это мне ничего не стоит. Мы уже провели демонстрацию. Или вам этого показалось недостаточно?

  - Капитан, но с чего вы взяли, что сможете таким способом нас запугать? Все наши соотечественники, погибшие в этом городе, будут восстановлены после того, как операция закончится. Хуже того - они будут восстановлены за государственный счет. Так устроено наше социалистическое общество. Вы всерьез думаете, что есть смысл совершать акт террора против советских граждан?

  - Я знал, что вы скажете это. Но вы забываете, что меня и моих людей ждет то же самое. Наши резервные копии хранятся в Пентагоне. Так что мы с вами будем в расчете.

  - Скорее всего, вас уже восстанавливают. Вы согласились, что ваш отряд списан со счетов, капитан. Вы же не думаете, что американское командование будет ждать вашего чудесного спасения?

  - Значит, наша работа будет продолжена новой группой, которая получит наш опыт и наши личностные параметры.

  - Тем не менее, смерть неизбежна, капитан.

  - Спасибо, я в курсе.

  - Ваше сознание растворится в небытии. Вместо вас будет ваша точная генетическая копия, но это будете уже не вы, а другой человек - ваш преемник. Мы же предлагаем вам уникальную возможность сохранить жизни ваших бойцов и свою заодно.

  - Я вам, конечно, признателен, но меня совершенно не устраивает идея поступить к вам на службу. Закроем эту тему. Здесь я устанавливаю правила.

  Лебедев, оторвав напряженный взгляд от ухмыляющейся англо-саксонской физиономии, повернулся к Закаеву:

  - Как думаете, он отдает себе отчет?

  - Хотите узнать, принимает ли он сознательные решения? - уточнил тот.

  - У меня мнение, что мы имеем дело с биороботом.

  - Исключено. В американских войсках командир подразделения обычно наделен широкой свободой действий. Это точно не биоробот. Иначе он вообще не стал бы рассуждать.

  Лебедев снова воззрился на Фишера.

  - Мое предложение еще в силе, - заявил тот. - Я готов дать вам время на размышления. А чтобы предостеречь вас от необдуманных решений, я вам сейчас кое-что продемонстрирую.

  Изображение на экране сместилось в сторону - кто-то развернул камеру.

  - Вы видите это? - донесся голос Фишера из-за кадра.

  Камера зафиксировала мрачное устройство в виде опутанного жгутами проводов цилиндра полуметрового диаметра и полутораметровой длины, покоящееся внутри металлического контейнера с поднятой крышкой. Сверху на устройстве имеется электронная схема с жидкокристаллической панелью и клавиатурой.

  - Вы догадываетесь - что это?

  Камера повернулась к лицу Фишера.

  - У вас ровно два часа на раздумья, господа, - прокомментировал он. - Думаю, на этом разговор можно считать оконченным. Я сам с вами свяжусь, когда подойдет время.

  Виртуальное окно погасло.

  В помещении как будто резко упала температура. Боевые офицеры застыли в напряженной тишине, переглядываясь между собой.

  - Это неожиданный поворот, - первым нарушил тишину полковник Добролюбов. - Мы не рассчитывали, что у противника в рукаве окажется настолько серьезный козырь.

  - Хотя следовало, - заметил контрразведчик. - Атомное оружие используется в региональных конфликтах вот уже двадцать лет.

  - Готов поспорить, что это запланированная мера, - заявил Злобин. - Их снабдили ядерным оружием специально для того, чтобы они могли прихватить с собой на тот свет побольше народу.

  - Мы не можем быть застрахованы от таких ситуаций, - сказал полковник ГРУ. - Однако наша группировка войск подготовлена для ведения боевых действий в условиях, связанных с применением ядерного оружия.

  - Да, но сейчас бомба грозит взорваться прямо у нас под ногами, - прорычал Злобин. - Мать вашу, что это вообще было? Что мы видели?

  - Ядерный фугас, - уныло ответил Добролюбов. - Вернее, ядерный боеприпас для устройства ядерно-минных заграждений.

  - И мы уверены, что это не подделка? - спросил генерал Армии. - Они могли просто-напросто пустить нам пыль в глаза.

  - Уверен, - кивнул Добролюбов. - Можно, конечно, прокрутить запись, чтобы тщательнее анализировать устройство, но зрения меня не обманывает.

  - Прокрутите! - потребовал генерал Армии.

  На экране замелькали кадры. Как только в поле зрения возникло устройство, прокрутка записи остановилась, изображение увеличилось.

  - Сравнительный анализ, - приказал Лебедев.

  В соседнем виртуальном окне появилось изображение аналогичного устройства, имеющего минимальные отличия от оригинала на записи. Потекла колонка данных.

  - Это... модернизированная ядерная мина М172 MADM, - сообщил полковник СГБ. - Мощность заряда - 15 килотонн.

  - Почти Хиросима, - вздохнул Добролюбов.

  - В 80-е годы эти мины были сняты с вооружения, однако Третья Мировая Война вынудила Штаты возобновить производство, - сообщил контрразведчик. - Как видим, перед нами усовершенствованный образец. Похоже, данная модель используется в качестве диверсионного устройства, хотя и тяжеловата, килограмм 160 будет.

  - Каковы будут последствия применения фугаса? - спросил Лебедев, усердно массируя висок, будто началась мигрень.

  - Радиус зоны полного разрушения составит примерно 1,2 километра. То есть накроет всех, кто в городе. Ущерб будет катастрофическим, но не стану грузить цифрами. Центральный район города будет практически полностью уничтожен. Главное, что возникнет обширная зона радиоактивного заражения, и потребуется длительный период дезактивации территории... для обеззараживания придется согнать все пожарные и спасательные бригады региона...

  - Все ясно, - решительно произнес Лебедев, отстраняя руку от головы.

  Контрразведчик примолк. Наступила тишина. Штабисты воззрились на генерал-майора в ожидании его решения.

  Лебедев послал мысленный запрос полковнику Закаеву. Офицер СИБ медленно кивнул, понимая, что с этого момента начинается работа, для которой он и был сюда вызван.

  

  01-03

  

  Практика ведения вооруженной борьбы с незаконными формированиями в годы Первой Чеченской хорошо показала, что успех сопутствует той стороне, которая активно использует подземные коммуникации и сооружения. Бесспорно, что боевики в этом деле изрядно поднаторели. Лучше всех в подземном отношении дудаевцами был подготовлен Грозный, подземные коммуникации в этом городе были удачно вписаны в систему оборонительных рубежей, позиций, ходов сообщения. Промышленные вентиляционные системы, имевшие большое сечение и объем, а также прочный материал стенок каналов, боевики использовали для незаметного передвижения под землей, выхода в другие районы боевых действий, как это было в боях за грозненские нефтеперерабатывающий и консервный заводы. Соединенные ходами сообщения с коллектором дождевой канализации, эти маршруты создавали диверсионно-ударным группам дудаевцев отличные условия для маневра между узлами сопротивления и объектами, не на шутку осложняя жизнь федеральным войскам.

  С другой стороны, в период Первой Чеченской именно использование спецназом ГРУ подземелий и канализаций под Грозным спасло жизни тысячам русских солдат, попавших в окружение. Во многие дома, превращенные бандитами в крепости, проникали через канализации и подвалы. Боевики, не ожидавшие атаки из-под земли, не успевали перестроить оборонительные позиции, и уничтожались спецназом ГРУ в короткие сроки.

  Можно вспомнить и 2002 год, когда специалисты, используя подземные ходы, помогли спецназу ФСБ и внутренних войск установить видеонаблюдение внутри здания на Дубровке и тем самым успешно провести спецоперацию по освобождению заложников.

  Подземные коммуникации - особая стихия. Действия разведчиков в городских подземных коммуникациях можно сравнить с выполнением задач разведки ночью. Темнота и ограниченное пространство подземелья вызывает у многих естественное чувство страха, появляется неуверенность в своих силах и подозрительность, потому и отбирается для выполнения таких задач личный состав с устойчивой психикой.

  У майора ССН Империи Ярослава Трофимова на счету уже порядка двадцати успешных операций такого рода, то есть имеется солидный практический опыт. Потому чувствует он себя вполне уверенно, оказывая воздействие и на остальных бойцов взвода.

  Группировка боевиков URC удерживает полторы тысячи заложников в здании стационара городской больницы Новореченска. По оперативным данным, сорок боевиков заняли оборону в здании, еще двадцать боевиков удерживают заложников в подвале. Подвал - разветвленная подземная система коммуникаций со складскими помещениями. Десять бойцов противника расположились на крыше, из них четыре - пулеметные расчеты и шесть - снайперские пары. Двадцать боевиков URC подготовили долговременные огневые позиции на четырех этажах здания. Шесть бойцов контролируют входы и выходы в подвал, четыре - входы-сообщения с канализациями. Пять человек отвечают за управление, взрывотехнику и связь. Возможно, заминированы все подступы к объекту, а также до 100 метров подземных коммуникаций, ведущих к зданию.

  Но самое главное - группировке URC оказывает содействие диверсионное спецподразделение "Дельта" Сил Специальных Операций США. Численность - примерно тридцать человек. Укрывшись в глубине здания, "Дельта" угрожает применить тактическое ядерное оружие - мощности небольшой, но вполне достаточной, чтобы превратить город в обугленный котлован, окруженный радиоактивной пустошью.

  Объект оцеплен войсками. Штаб принял решение: выделить три группы для проведения спецоперации по освобождению заложников.

  Первая группа должна провести разведку и проникнуть в здание через подземные коммуникации. В группу вошли: командир - Ярослав Трофимов, специалист по подземным коммуникациям, специалист-взрывотехник, специалист технического наблюдения, специалист связи, специалист РХБЗ, штурмовое подразделение в составе восемнадцати человек.

  Вторая группа - прибывшее в штаб подразделение СИБ под командованием полковника Закаева. Задача группы - внедрение в информационную сеть "Дельты".

  И, наконец, основная группа - десантно-штурмовое подразделение под командованием лейтенанта Сергея Строгова, которое должно будет завершить операцию.

  Группа Трофимова выступила двадцать минут назад.

  Мир вокруг майора окрашен в темно-зеленый цвет. Перед внутренним взором, слегка заслоняя обзор, распахнуто полупрозрачное виртуальное окно с планом подземелий. На схеме коммуникаций проложен маршрут движения с указанием выходных люков и расстояний между ними.

  Туннель проходного коллектора устремляется далеко вперед - темный, мрачный, конца впереди не видно. По левой стене под самым потолком проложены силовые кабели в толстых гофрированных шлангах, по правой стене протянуты линии связи, по потолку волочатся кабели внутреннего обслуживания коллектора. Внизу по левой стене протянут широкий трубопровод тепловой сети, справа - труба водопровода.

  От железобетонных стен веет холодом. Атмосфера внутри городского кишечника тяжело давит на психику.

  Впереди всех продвигается робот - высокая установка на гусеничной платформе, оснащенная встроенной видеокамерой с ночным видением и гибким манипулятором, похожим на живое щупальце. Робот способен совершать простейшие приемы, достаточные для обнаружения и обезвреживания минно-взрывных заграждений и поиска проходов. Следом выступает головной дозор, куда входят разведчик на пару с химиком. Разведчик кроме обнаружения МВЗ, не увиденных объективом робота, должен найти места вероятных засад. Специалист РХБЗ постоянно отслеживает показания газоанализатора и измерителя радиоактивности.

  Проблема в том, что под землей нередок эффект "гуляющих газов" - когда ядовитые газы, концентрирующиеся глубоко под землей, при нарушении объема воздуха и возникновении тяги переходят сплошным облаком с места на место и могут накрыть всю группу. Газ, скопившийся в одном месте, может и сдетонировать.

  Впрочем, и сами вражеские диверсанты могут применить газовые устройства. Какие там к черту "женевские конвенции"? Достаточно вспомнить, что стало со Швейцарией.

  Стрелок с автоматом А-91М осуществляет прикрытие двух специалистов. На удалении 30 метров движется командир группы, за ним тянется штурмовой взвод, затем связист, затем специалист технического наблюдения, который интуитивно управляет роботом при помощи нейроинтерфейса. Следом идет специалист-взрывотехник. Замыкает колонну тыловая группа, прикрывающая подразделение на случай появления противника из смежных тоннелей. Впрочем, атака с тыла маловероятна, но порядок есть порядок, и его нужно соблюдать.

  Все снаряжение подогнано с учетом подземной специфики: спецперчатки, спецсредства освещения, приборы ночного видения, противогазы, приборы автономного дыхания, элементы диггерского снаряжения, как то тросы, лебедки и прочее - каждый боец экипирован по высшему разряду. Разумеется, каждый боец обут в специальные ботинки с мелкоячеистыми металлическими сетками на подошвах. В современном военном деле на орудиях труда не экономят.

  В это же самое время приступила к работе группа полковника Закаева.

  Задачу полковник поставил нетривиальную: взломать информационную защиту "Дельты".

  Вживленная в центральную нервную систему каждого бойца наноэлектроника превращает его в живой сетевой терминал. Кластер таких бойцов, оснащенных нейроинтерфейсами, действует как единый живой организм, состоящий из нескольких биологических элементов. Однако чтобы данный организм исправно функционировал как единое целое, между элементами кластера необходимо постоянно поддерживать кодированную связь. Общее инфополе боевого кластера - это внутренняя боевая сеть, огороженная от внешних информационных сетей файрволлом.

  Беспилотник-разведчик, нарезающий круги над зданием больницы, оснащен очень чутким оборудованием, позволяющим перехватывать радиосигналы в широком диапазоне частот. Анализ радиоэфира позволил сделать вывод, что "Дельта" вопреки ожиданиям не перешла в автономный режим - когда напрочь обрубаются все каналы связи. Отряд продолжает получать через спутниковую связь информацию из глобальной Сети. Общий файрволл, состояние которого находится под контролем приданного отряду специалиста, тщательно фильтрует все поступающие из глобальной Сети данные. Однако файрволл сам по себе не панацея от всех угроз. В частности, он ни хрена не защищает от загрузки вредоносных программ, в том числе вирусов. Для решения этой проблемы используются антивирусы, которые подключаются к файрволу и пропускают через себя соответствующую часть сетевого трафика.

  Разумеется, группе специалистов предстоит столкнуться отнюдь не с подобием "Золотого Щита" - "Великого Китайского Файрволла", фильтрующего содержимое сетей в Народной Республике. В электронном арсенале доступен длинный список специально разработанных средств информационного поражения, да и группа весьма хорошо натаскана на противника.

  Сканирование файлов для поиска известных вирусов, соответствующих определению в антивирусных базах, ни к чему не приведет. Вражескому спецу останется только выискивать подозрительные программы, но это дело потребует времени. Группа Закаева справится гораздо быстрее.

  Специалист в команде "Дельты", ответственный за информационную безопасность, потерял сознание от неожиданной вспышки боли - голову будто пронзило раскаленной иглой. Разумеется, это всего лишь виртуальная боль, порожденная рассудком, а не физическим повреждением. Однако спец надолго выбыл из строя, чем оперативники Закаева и воспользовались.

  Для того чтобы анализировать звенья в цепи управления бойцами "Дельты", потребовались считанные секунды. Закаев выбрал наиболее подходящую цель для удара.

  Командир отряда "Браво", охранявшего заложников в подвале, лейтенант Дуэйн Митчелл решил устроить перекур, когда вдруг сообразил, что с ним творится что-то не то.

  По внутренней сети пришло срочное сообщение, и Митчелл, разумеется, принял его. В момент передачи файла он испытал легкое головокружение - буквально на пару секунд. Так он воспринял загруженный ему в мозг объем данных. Однако никаких попыток проникновения в его систему он не зарегистрировал, и потому успокоился. А как только он разархивировал полученный файл - вот тут и последовал удар.

  Внезапно Митчелл понял, что не может управлять телом.

  Руки обвисли безвольными плетьми. Глаза испуганно вытаращились в пустоту. Сигарета вывалилась изо рта, открытого в крике, но Митчелл не смог выдавить из себя ни единого звука. Все, на что он оказался способен - так это бешено вращать глазными яблоками. Сердце в его груди отчаянно заколотилось.

  Правая рука Митчелла поднялась сама собой. Закаев поднес руку лейтенанта к лицу лейтенанта, внимательно оглядел ее глазами лейтенанта, несколько раз сжал и разжал в кулак обтянутую черной тканью ладонь. Затем он попробовал сделать шаг, но его пошатнуло, и он чуть не упал. Пришлось опереться о стену. К дистанционному управлению чужим телом надо еще привыкнуть.

  Странное поведение лейтенанта привлекло внимание возникшего рядом капрала. Предчувствуя неладное, он двинулся Митчеллу навстречу.

  - Лейтенант, сэр? С вами все в порядке?

  Секундное замешательство, наступившее после того, как капрал заглянул Митчеллу в глаза, стоило дорого.

  Резким движением Митчелл выхватил из кобуры на бедре пистолет "USP Tactical". Капрал отшатнулся, сдергивая с плеча SCAR, но пуля сорок пятого калибра вдрызг разнесла ему черепную коробку.

  Подобрав выроненную капралом штурмовую винтовку, полковник Закаев мысленно отметил, что операция успешно перешла в новую фазу.

  Спустя десять секунд майор Трофимов получил кодированное сообщение о том, что проникновение в стан врага произведено успешно. Бойцы, укрывшиеся в одном из ответвлений туннеля, предусмотрительно закрыли герметичные шлемы, чтобы ненароком не схлопотать повреждения органов слуха. Получив от командира утвердительный кивок, взрывотехник повернул рычажок у себя на пульте дистанционного подрыва.

  Основание больницы содрогнулось.

  Стена подвала, за которой в этот момент находились четверо бойцов URC, исторгла мощный фонтан кирпичей. Образовался огромной величины пролом.

  Трофимов швырнул в пролом гранату. Вновь прогремело, подвал выдохнул густое облако пыли. Майор сделал отмашку, и штурмовой взвод ворвался в больницу.

  Одновременно лейтенант Митчелл пинком распахнул дверь в энергоблок. Внутри шестеро бойцов второго отделения отряда "Браво". Сержант обернулся на шум распахнувшейся двери:

  - Лейтенант Митчелл, что это было? Русские пошли на штурм?

  Вместо ответа ему в лицо уставилось черное дуло штурмовой винтовки.

  SCAR громко затрещал, непрерывно исторгая поток свинца. Сержант с простреленной головой повалился на спину, остальные бойцы стали оборачиваться. Отдача подбросила ствол вверх и в сторону, очередь прошлась по спинам первого и второго бойцов, пропорола живот третьего, прошила грудь и голову четвертого. Остаток очереди хлестнул по груди оставшегося пятого - и тот сполз по стене на пол.

  Закаев удовлетворенно кивнул самому себе. Вместо пустого магазина в разъем воткнулся полный.

  Лейтенант Митчелл, запертый в собственном мозгу и не имеющий никакой возможности повлиять на происходящее, забился в беззвучной истерике. Рассудок его помутился.

  Пройдя к громадному электрощиту на стене, полковник дернул вниз рубильник, и гул автономной силовой энергоустановки, питающей подземный этаж больницы электричеством, прервался.

  Подвал мгновенно погрузился в кромешный мрак. Закаев включил встроенный в шлем прибор ночного видения.

  Командир первого отделения отряда "Браво" - сержант Джеймс Уорнер - среагировал на изменение обстановки достаточно оперативно. Его отряд разместился в комнате отдыха персонала. Уже через десять секунд все его подчиненные числом семь бойцов перешли в боевой режим.

  "Приготовиться к обороне, - скомандовал он в эфир. - Действуем по плану".

  И тотчас ему поступил вызов по внутренней сети:

  "Джим!"

  В виртуальном окне возникло лицо лейтенанта Митчелла.

  "В чем дело, Дуэйн?"

  "Противник прорвал оборону, первое отделение срочно должно сменить позицию! Прими данные!"

  Уорнер получил по внутренней связи тот же самый пакет данных, с помощью которого Закаев проник в разум Митчелла. Однако на сей раз Закаев не ставил перед собой цель взять чужое тело под управление, все гораздо проще.

  Вирусная программа, вторгнувшись в мозг Уорнера, не остановилась на этом, она пошла дальше, поразив за считанные секунды всех подключенных к командиру бойцов отделения. Оператор из группы Закаева, сидящий за пультом в мобильном командном пункте, привел вирус в действие.

  Сердце вдруг сжала невидимая хватка - так показалось. Уорнер ощутил внутри себя странную пустоту. Насос мгновенно перестал качать кровь, и Уорнер мягко опустился на пол. Жуткий холод начал сковывать тело, постепенно отказали ноги, затем руки, вскоре тело перестало сержанту принадлежать.

  Вызванный вирусом сердечный недуг в один миг парализовал все первое отделение. Профессиональные солдаты превратились в беспомощные рэгдоллы, которым неведомый кукловод перерезал нити.

  Клиническая смерть - обратимый этап умирания, переходный период между жизнью и смертью. На данном этапе прекращается деятельность сердца и дыхания, полностью исчезают все внешние признаки жизнедеятельности организма. Клиническая смерть в среднем продолжается не более трех-четырех минут.

  Дверь комнаты отдыха распахнулась, и на пороге возник полковник Закаев - полный намерения ускорить этот процесс. По полу покатилась граната, Закаев отпрянул за угол. Раздался громкий хлопок, комната сотряслась, через дверной проем вылетело облако пыли. Сержанта Уорнера и семерых бойцов разметало в клочья, повисшие на стенах.

  На виртуальной карте перед внутренним взором Трофимова красными метками отмечены скопления заложников - встроенная в организм аппаратура фиксирует их местонахождение по излучению персональных идентификационных датчиков. Густые скопления отметок рассредоточены по всему подземному этажу.

  Просторный зал, в который ворвался штурмовой взвод, завален сотнями человеческих тел. Видимо, всех привели сюда, потом накачали препаратом, в результате чего всех заложников охватил паралич. Атмосфера пропитана запахом пота, мочи, дерьма, вокруг грязно, душно, смрад стоит невыносимый. Хотя это было грамотное решение - лишить заложников возможности самостоятельно передвигаться, чтобы избежать возникновения лишних проблем с управлением массой людей.

  Следующий зал - аналогичная обстановка. Груды человеческих тел, распространяющие омерзительное зловоние выделений.

  Трофимов прыгнул в коридор, взгляд метнулся по сторонам, ноги понесли к повороту. Прямо по курсу технические помещения, справа поворот к складу, в другой стороне - котельная, силовая установка и подсобные помещения.

  Первое отделение взяло вправо, второе отделение пошло в противоположную сторону. Третье отделение должно запечатать лестницу и шахту лифта.

  Новый поворот, три свето-шумовых "факела" летят вперед. Едва отзвучали взрывы, и гранатометчик с РГ-6 на миг выскочил за угол, вперед полетел выстрел. Раздался всплеск, и к стенам приклеились трое ослепших и оглохших боевиков - взрыв гранаты из РГ-6 облил их целиком густой массой специального полимера, мгновенно твердеющей на воздухе. Нашпиговав нейтрализованных боевиков свинцом, группа понеслась дальше.

  Сумасшедший бег до первой двери, удар ногой - и дверь улетает внутрь помещения. Вдоль стен вповалку громоздятся тела в гражданской одежде - при отдаленном рассмотрении совершенно безжизненные. Сколько же их здесь? Десятки тел, весь пол завален телами. Два бойца пробираются мимо сержанта вглубь помещения. Еще двое стоят у входа, а двое стерегут в коридоре.

  Дальше по коридору подобную операцию с соседним помещением проделывают два звена. За дверью то же самое - сваленные в кучи обездвиженные люди, очень много людей. Командир видит это глазами сержанта.

  Стрельба в глубине подвала нарастает. Оглушительные хлопки "факелов" и автоматные очереди гремят со стороны, где работает второе отделение.

  Следующий поворот. Опять операция с очисткой коридора, три свето-шумовых гранаты и выстрел из РГ-6 исчезли в глубине коридора. Следом за вспышками расплескался полимер. Сержант, вылетев из-за поворота, увлекает два звена за собой, шестеро боевиков, приклеенные к стенам, не в состоянии ответить огнем, и их безжалостно дырявят автоматные очереди.

  Прошли два поворота, щедро усыпая путь светошумовыми гранатами. Нападение застало боевиков врасплох, организовать серьезное сопротивление они не сумели. В замкнутом пространстве лопаются гранаты с полимером, густая масса быстро превращается в камень, сросшиеся с полом и стенами боевики расстреливаются автоматным огнем.

  За дверью склада отметки жизненных датчиков скопились в огромном количестве. Дверь вышибло зарядом пластита, и в складское помещение ворвалось звено. Бойцы двинулись вдоль стен в разных направлениях, зачищая сектора. Следом за ними вошло второе звено, затем вошло третье.

  Сержант, ворвавшийся последним, осмотрелся по сторонам. Вокруг беспорядочно разбросаны тела в медицинской форме - персонал больницы.

  Стрельба по всему подвалу стала стихать. С момента начала штурма прошло четыре минуты.

  "Угол-2", обстановка?" - вызвал Трофимов сержанта второго отделения.

  "Противник подавлен огнем, - прозвучал ответ. - Много гражданских, тут все подсобки телами завалены".

  "Угол-3, что у тебя?"

  "Лестница заблокирована, - ответил сержант третьего отделения. - Сверху к нам пока никто не сунется, держим оборону".

  "Угол-2", что с заложниками?"

  "Все обездвижены, сильно истощены, но жизненные показатели, судя по датчикам, в норме".

  Трофимов перевел дух.

  "Хорошо. "Угол-2" - выделить группу в помощь "Углу-3". Держать лестницу, пока не завершится эвакуация. Отбой".

  На связь вышел Закаев:

  "Майор, думаю, моя работа здесь закончена. Ситуация с заложниками под контролем, доложите в штаб, пусть высылают по вашему маршруту медбригаду".

  "Вам помочь?" - спросил Трофимов.

  "Нет, справлюсь сам. Не привыкать".

  Отключив связь, Закаев приставил к виску своего носителя дуло "USP Tactical". Палец мягко потянул спусковой крючок, и сорок пятый калибр вышиб мозги полубезумного лейтенанта Митчелла на стену.

  Очнулся Закаев в кресле старшего оператора. Перед внутренним взором возникло виртуальное окно с пылающей надписью "КОНТАКТ ПОТЕРЯН". Устало вздохнув, Закаев достал из кармана пачку сигарет. В головной мозг стала поступать кровь, насыщенная психоактивными веществами.

  Трофимов связался со штабом операции: "Вторая фаза завершена". Пришло время пустить в бой основное подразделение.

  Группа поддержки открыла по зданию ураганный огонь из десятков пулеметных и автоматных стволов. Тяжело замолотили тридцатимиллиметровые автоматические пушки боевых машин, и фасад здания повсеместно запузырился от разрывов осколочно-фугасных снарядов.

  Ухнуло танковое орудие, снаряд разнес в клочья забаррикадированные двери парадного входа, и в пролом полетели гранаты. В холле больницы вихрь осколков разметал в клочья шестерых боевиков. Затем в разгромленный холл ворвался штурмовой взвод, обрабатывая очередями места, в которых могут быть оборудованы позиции.

  Почти одновременно в небе над зданием больницы стал нарастать характерный хлопающий звук, производимый роторными системами вертолетов. В полутора километрах от больничного комплекса на солнце ярко сверкнуло остекление кабины "крокодила".

  Автоматизированные турели пулеметных расчетов "Дельты" развернулись было навстречу воздушному противнику, но цели не нашли. Хоть "крокодилы" и устарели, но трудно их засечь даже при ярком дневном свете, так как новейшее активно-камуфляжное покрытие копирует цвета неба и облаков почти также хорошо, как поглощает волны радаров, и потому приближающуюся угрозу почти не разглядеть. Снизившись, вертолеты буквально пропали из виду - даже если точно знать, куда смотреть.

  Вертолет клюнул носом, затем пилот надавил гашетку, и небо над больницей густо исчертили дымные трассы.

  Ракетный залп обрушился на верхний этаж здания, разламывая стены. Затем очередь тяжелых 80мм НУРСов пропахала крышу вдоль, сметая кирпичные надстройки. Череда разрывов пролегла точно по огневым позициям, над зданием зависло густое облако дыма и обломков, в котором без следа растворились пулеметные расчеты. Вертолет пронесся над крышей на предельно низкой высоте. Отдалившись от здания, боевая машина заложила вираж, намереваясь облететь больницу по кругу.

  Следом за ним на цель зашел второй "крокодил", и вдоль крыши пролегла новая череда разрывов.

  На цель зашел третий вертолет. Очередного ракетного урагана перекрытия не выдержали, и весь верхний этаж здания рухнул вниз лавиной осколков стекла, кирпичной крошки и кусков штукатурки.

  Тем временем в холле первого этажа больницы линия обороны, составленная из боевиков URC, встретила мощный натиск штурмового подразделения.

  Двадцать четыре бойца в бронекостюмах, спаянные в единое целое при помощи системы нейрокоммуникации, у каждого - тяжелая броня из "армоса", каска, выдерживающая выстрел в упор, восемь гранат РГД-5, лучше всего подходящих для использования в помещениях. В качестве основного оружия модифицированные стрелково-гранатометные комплексы А-91М - стандартное вооружение Советской Армии. На каждое отделение приходятся два стрелка с пулеметами РПК, они идут последним и готовы прикрывать штурмовую группу огнем. Также есть два подрывника с большим запасом самых разнообразных средств взрывания. Обладая подавляющей огневой мощью, штурмовой взвод разбил вражескую оборону в течение считанных секунд.

  Командир взвода лейтенант Сергей Строгов ринулся на второй этаж, увлекая за собой группу, состоящую из пулеметчика и подрывника. Динамичная атака - стремительное проникновение на объект, с целью ошеломить и подавить противника до того, как он сможет оказать организованное сопротивление. Скорость представляет собой ключевой фактор динамичного штурма, часто с применением взрывчатки для вышибания дверей или пролома стен.

  На верхних этажах расположенных вокруг больницы зданий размещены снайперские позиции - при помощи инфракрасных сканнеров отслеживаются перемещения отрядов противника. Информация поступает в командный центр, а оттуда распределяется между штурмовыми группами.

  Весь второй этаж разгромлен, пол обильно усыпан стеклянным крошевом, каждый шаг отзывается острым хрустом, везде больничный инвентарь, шприцы, ампулы, медикаменты, ворохи бумаги. В стенах зияют дыры. Путь извивается между медицинскими столами, каталками, поломанным медоборудованием, в спешке вынесенным в коридор. Атмосфера больницы пропитана запахом фармакологии с примесью гари, пороха и крови.

  Строгов шагает вперед, пулеметчик топает прямо за ним, подрывник вдоль противоположной стены замыкает движение, периодически оборачиваясь в тыл.

  В первой палате распростерты трупы боевиков в разодранном городском камуфляже. Окна палаты обработаны из тридцатимиллиметровой пушки, пол устелен густой смесью стекла, штукатурки, кирпичей.

  Дверь следующей палаты выбита взрывом. К стене прилип убитый снайпер, его размазало ударной волной до состояния влажной кляксы.

  Из третьей палаты тянется по полу кровавый след. Четвертая, пятая, шестая - дверные проемы завалены обломками перекрытий, след уходит в седьмую палату. Проходя мимо выбитой двери, Строгов мельком зафиксировал труп в луже крови, с разодранной спиной, отсутствующей левой ногой - бедняга сумел проползти довольно далеко, пока не откинул копыта.

  "Ромб-1", прием", - прозвучал в голове лейтенанта голос оператора.

  "Ромб-1" на связи, работаем по второму этажу, прием".

  "Ромб-1", противник прямо перед вами, двое, направляются в вашу сторону, прием".

  "Заря", понял вас, отбой".

  Как по команде, в конце коридора распахнулись двери. В проеме возникли две вооруженные автоматами фигуры.

  Строгов метнулся к противоположной стене, освобождая обзор пулеметчику. Автомат в его руках выдал длинную порцию свинца. Отдача подбросила ствол вверх и вправо. Очередь ударила по ногам первого боевика, прошила живот второго.

  Первый боевик рухнул как подрубленное дерево. Слева от Строгова задолбил РПК пулеметчика - и боевик обмяк на полу.

  Другой боевик остался на ногах. Бронежилет выдержал попадание двух пуль и спас ему жизнь. Метнувшись в боковой коридор, он ответил огнем из-за угла, очередь хлестнула по стене у Строгова над головой.

  Раздался короткий хлопок подствольника, и в стену за спиной боевика ударил вог. Ударная волна вышвырнула противника из-за укрытия, и он кубарем покатился по полу. Пулеметчик разрядил в него четверть диска, пули вспороли броню, и боевик затих. Строгов быстро двинулся к дверному проему, перешагивая через распростертые на полу тела.

  "Ромб-1", противник с восточной стороны - двадцать метров, шестеро, прием".

  "Заря", понял вас. Продвигаемся, отбой".

  Через двадцать метров после поворота коридор оказался забаррикадирован мебелью. Строгов пинком распахнул дверь в палату слева от баррикады, отпрянул в сторону, подрывник зашвырнул внутрь гранату. Ударная волна от РГД-5 разворотила устроенную в палате засаду. Четверых боевиков раскидало в стороны, нашпиговав осколками. Ворвавшись в помещение сквозь дым, Строгов ударил очередью по свалившимся у стены фигурам. Пулеметчик, ринувшийся следом, с ходу расстрелял двух боевиков, выбежавших навстречу из соседней палаты.

  С оружием наизготовку Строгов двинулся по проходу между рядами больничных коек, неустанно сканируя пространство перед собой сквозь коллиматорный прицел. Пулеметчик шагает следом, подрывник контролирует тыл.

  "Ромб-1", противник десять метров, за поворотом засада, четверо".

  "Понял, "Заря", продвигаемся, отбой".

  Вражеская граната разорвалась, как только Строгов высунулся в дверной проем. Лейтенант вовремя отпрянул, и осколки пронеслись мимо, но по ушам здорово шарахнуло. Подоспевший пулеметчик высунул за угол ствол РПК, и поток свинца начал хлестать плетью в проходе между стен. Стряхнув оцепенение, Строгов кувыркнулся к стене напротив выхода из палаты, встал на колено. Автоматная очередь прошила воздух следом за его кувырком. Два одиночных выстрела уложили на пол рослую фигуру в конце коридора.

  Строгов, вскочив на ноги, резко переместился к противоположной стене, его место занял пулеметчик. С тыла группу прикрыл подрывник. Лейтенант медленно двинулся вперед.

  Приблизился поворот, лейтенант переместился к другой стене. Из-за поворота в стену ударили длинные очереди - трое бойцов URC засели за перевернутым медицинским шкафом. За угол полетела брошенная лейтенантом граната. Громко бабахнуло, из-за угла вырвалось густое облако пыли, и лейтенант рванул вперед. Пулеметчик прикрыл шквалом огня. Взрывом гранаты укрытие разнесло в щепки. Двоих боевиков размазало по стенам, третьего лейтенант срезал короткой очередью в упор.

  Прилегающий коридор привел группу к запасной лестнице на третий этаж. Вокруг чисто, с нижнего этажа все еще доносится отчаянная стрельба, в эфире гремит отборный мат Тихонова. Продвигаясь вдоль стены, группа стала подниматься вверх по ступеням.

  "Ромб-1", обстановка", - потребовала оператор.

  "Этаж зачищен, идем выше".

  "Принято, "Ромб-1". Учтите, мы не можем отслеживать перемещения "Дельты", их экипировка отсекает тепло, остается только визуальный контакт".

  "Вас понял, "Заря". Справимся сами, отбой".

  В коридоре на третьем этаже стены изрешечены пулями, с одной стороны длинный ряд дверей, прямо по курсу между стен прилегающего коридора гуляет нить лазерного целеуказателя, выискивая движущиеся объекты.

  Робот-часовой UA571C - автоматизированная огневая точка, состоящая из 7,62 мм пулемета, установленного на автоматизированных сервоприводах и оснащенного детектором движения. Это устройство очень часто применяется американскими войсками в качестве заградительных систем и устанавливается в узловых точках на потенциально опасных направлениях.

  Автоматизированная турель перекрыла проход, и гранатой эту хрень отсюда не возьмешь - турель сама по себе очень прочна, да вдобавок закрыта бронированным щитом.

  Обернувшись, лейтенант скомандовал:

  - Дымовую!

  Подрывник швырнул за угол черный продолговатый цилиндр. Тот покатился по полу, через секунду прозвучал хлопок, и из цилиндра повалил дым, заполняя коридор непроницаемой мглой.

  - Все равно не подберемся! - громко прошипел пулеметчик. - Нас сразу в решето!

  Строгов сверился со всплывшим в мозгу планом здания.

  - Обойдем турель и подберемся с тыла! - решил он. - За мной!

  Пригибаясь, лейтенант нырнул в дымное облако. Рассеянный в дыму лазерный луч безуспешно попытался нащупать его фигуру. Пригибаясь, Строгов пересек опасный участок и вынырнул в другом конце коридора. Следом в дым нырнул пулеметчик, сразу за ним - подрывник.

  Дверь в процедурный кабинет, распахнувшись от удара с ноги, с грохотом приложилась о стену. Строгов резко ушел в сторону, освободив простор для подрывника. Тот швырнул внутрь стальной овал, и как только стены кабинета содрогнулись, внутрь ворвался пулеметчик и с ходу опустошил треть диска, щедро окатив пространство вокруг себя свинцом.

  - Заряд сюда!

  Подрывник торопливо прилепил к стене брусок пластита. Строгов на пару с пулеметчиком отступили в коридор. Спрятавшись за шкаф, подрывник выхватил из кармана разгрузки радиодетонатор. Заряд сработал от нажатия кнопки, и громадный фрагмент кирпичной кладки рухнул в соседнее помещение. Тяжелое облако пыли расползлось по кабинету, забивая щели. Сразу за проломом в пыли замелькали размытые фигуры.

  - Вперед!

  Строгов запустил в брешь гранату из подствольника. Пулеметчик, переместившись к пролому с другой от лейтенанта стороны, высадил по мельтешению фигур остаток диска. Два боевика, срезанные очередью, скорчились на полу, еще один начал резво отползать к двери, за ним по полу потянулся кровавый след. Ворвавшись в пролом, лейтенант от живота всадил в раненого две пули, и тот обмяк, так и не добравшись до выхода.

  Выбравшись в коридор, лейтенант оказался в тылу автоматизированной турели. Хлопнул подствольник, и турель вспыхнула, укуталась дымом, щедро рассыпая вокруг себя ворохи искр. Шум сервомоторов, поворачивающих турель, мгновенно прервался, и робот-часовой застыл.

  "Ромб-1", данные обновлены, прием", - доложила оператор.

  "Жду указаний, прием".

  "Вы почти добрались до холла третьего этажа, но все подходы к нему заблокированы, - сообщила оператор. - Загружаю данные, прием".

  Строгов внимательно рассмотрел виртуальный план, на котором вокруг указанного квадрата красным цветом проведены ломаные линии сооруженных баррикад.

  "Вас понял, "Заря". Идем напролом, прием".

  "Ромб-1", подождите. С вами хотят поговорить, переключаю".

  Строгов напрягся. И тут же по линии нейросвязи прозвучал совершенно незнакомый голос с едва уловимым кавказским акцентом:

  "Летеха, слышишь меня?"

  "Так точно".

  "Это полковник Руслан Закаев - командир отряда информационной безопасности. Слушай меня внимательно, лейтенант. Необходимо, чтобы ты любой ценой сохранил голову американского капитана, как понял, прием?"

  "Понял вас, товарищ полковник".

  "Повторяю, любой ценой. Нам нужна его голова. Не вздумай повредить мозг. Иначе вся эта операция бессмысленна".

  "Принял. Сделаю".

  "Действуй, летеха. Я постоянно буду на линии, действуй".

  Чтобы пробить дорогу в холл, Строгов выбрал самый короткий маршрут. Коридор закончился тупиком, но слева дверь в санузел. Выбив дверь с ноги, лейтенант мысленно подозвал группу. Подрывник умело повторил операцию с пластитом. С безопасного расстояния он вдавил кнопку радиодетонатора, и массу кирпичей вынесло из стены санузла, будто таранным ударом. Следом полетели две гранаты, и как только два грохота слились в один, сквозь образовавшийся проход ринулся лейтенант.

  Просторное помещение, заставленное стеллажами, полками и шкафами. От взрывов все покорежено, разбито, разбросано по полу. Прямо напротив пролома и слева от него к стенам прилеплены двое нашпигованных осколками бойцов в черных комбинезонах.

  Взрывом выбило дверь в конце помещения, Строгов ринулся в открытый проем - и напоролся на живого противника.

  Вражеский спецназовец умело замахнулся прикладом, но Строгов пригнулся, пропуская удар над головой, а противника свалил с ног, толкнув в грудь плечом. Противник рухнул спиной на пол, но мгновенно выгнул спину дугой и прыжком, как разжавшаяся пружина, вернулся в вертикальное положение. Автомат SCAR отлетел в сторону, брякнулся о кафель, а в руке бойца сверкнула узкая полоса острого металла.

  Строгов автоматом ловко блокировал выпад - клинок лязгнул по ствольной коробке. Блокировал второй выпад, третий, затем последовал рубящий удар сверху, но лейтенант отбил руку и съездил прикладом по физиономии. Боец отшатнулся, на мгновение он перестал ориентироваться в пространстве. Строгов сделал шаг навстречу, приклад с размаху врезался противнику в пах, потом в лицо, потом снова в пах.

  Боец стал шататься, ничего не видя, не слыша, не соображая. Строгов срубил его на пол подсечкой и добавил прикладом по шее. Шлем с головы противника слетел, покатился по полу. Боец попробовал встать, но получил еще удар, после которого подняться уже не смог.

  Прострелив ему голову, лейтенант перешагнул через труп.

  В следующем помещении другой боец в черном номексе метнулся наперерез, размахнулся прикладом наотмашь, но Строгов вовремя загородился автоматом. Лязгнул металл, автоматы скрестились. Строгов саданул противника ногой в пах и, когда "дельтовец" согнулся пополам, добавил ему прикладом по затылку. Боец рухнул как подкошенный.

  Еще один "дельтовец" напал со спины. Строгов врезал ему локтем сперва в лицо, потом в живот, добавил прикладом в челюсть. Хватило с лихвой. Американца отшвырнуло к стене, и лейтенант всадил ему короткую очередь в грудь.

  Подоспел третий боец, но Строгов встретил его прикладом, добавил ногой в пах, затем, пока противник в падении, прикладом по затылку. Прогремел одиночный выстрел - и американцу снесло половину черепа.

  Ощущая, как в крови буйствует адреналин, Строгов прошагал в холл. Группа подтянулась следом. Повесив автомат на плечо, лейтенант выхватил из кобуры на бедре ГШ-18.

  Первое, что сразу привлекло внимание - установленный в центре холла металлический контейнер с поднятой крышкой. Высокий, крепко сложенный человек сосредоточенно копается внутри контейнера. Тонкий луч лазерного целеуказателя уперся человеку в грудь - на расстоянии в 10 метров бронебойная пуля ГШ-18 пробивает стальную плиту толщиной 8 мм, чего уж говорить о бронепластике. Сравнив параметры внешности с загруженным в память фотоснимком, Строгов опознал командира "Дельты" - капитана Сил специальных операций Армии США Уильяма Фишера.

  "Это он", - подтвердил Закаев, наблюдая за развитием событий глазами Строгова.

  В момент появления советского лейтенанта резким отточенным движением капитан Фишер выхватил из кобуры двенадцатизарядный "USP", дуло пистолета уставилось Строгову в лицо.

  Наступила минута долгого томительного ожидания, в течение которой Строгов успел полностью переосмыслить свои боевые способности в сравнении с подготовкой американского офицера. Они стоят один напротив другого - офицер SOF и лейтенант Советской Армии, и невидимый таймер отсчитывает последние секунды до того момента, когда ожидание станет нестерпимым и палец одного из двоих оппонентов потянет спусковой крючок.

  К месту подоспели пулеметчик и подрывник. Оба замерли на отдалении, захватив американского капитана в коллиматорные прицелы.

  - Не двигаться! - скомандовал Строгов. Держа капитана на конце лазерного луча, он медленно двинулся вдоль стены холла. - Оружие на пол, отойти от контейнера и поднять руки!

  - Скоро все закончится, - отозвался Фишер. - На вашем месте я бы сейчас бежал отсюда со всех ног. Хотя, конечно, далеко вам не убежать.

  Строгов продолжил двигаться в обход контейнера, намереваясь зайти к капитану со стороны. У противника стал расширяться сектор обстрела, он медленно повел рукой с оружием следом за лейтенантом, теряя из поля зрения его вооруженную поддержку.

  - Бросить оружие, отойти и поднять руки, - повторил Строгов. - Держать их так, чтобы я видел. Иначе открываю огонь.

  Фишер аккуратно закрыл крышку контейнера, не спуская прицела с оппонента. На лице капитана Строгов прочел странную отрешенность от всего сущего, как будто Фишер уже покинул этот мир и оказался по другую его сторону.

  - Спроси у своего наставника - в чем радость жизни, - произнес он. - Хороший солдат должен знать ответ.

  Внезапно он приставил дуло "USP" к собственному правому виску.

  - Стой! - с криком метнулся вперед Строгов, сообразив, что сейчас произойдет катастрофа, но капитан Сил специальных операций Армии США Уильям Фишер всегда был неумолим в своих решениях - и данный случай не стал исключением.

  Грянул гром, и левая половина черепа капитана взорвалась изнутри, выплеснув в пространство фонтан кровавой жижи.

  Не веря своим глазам, Строгов уставился на лежащее на полу тело с изуродованной головой. Левая нога покойного стала подергиваться в конвульсиях. Строгов беспомощно опустил руку с пистолетом. Последняя фраза, произнесенная американским капитаном, стала перевариваться в закипевшем мозгу.

  "Летеха, проверь устройство, быстро!" - потребовал Закаев.

  Под крышкой во всем объеме контейнера находится продолговатая цилиндрическая конструкция по размерам чуть крупнее 100-литровой бочки. Таймер на электронной панели устройства отсчитывает секунды в направлении, обратном обычному течению времени.

  Осталось десять минут. Затем две урановые полусферы, разогнанные направленными взрывами, влипнут друг в друга прежде, чем разогреются от энерговыделения - и произойдет реакция.

  Однако теперь, после долгого пути, который лейтенанту пришлось пройти до открытия контейнера, Строгов испытывает странное спокойствие. Смерть, глядевшая ему в лицо всего несколько секунд назад, была гораздо страшнее и очевиднее, чем угроза массового поражения, притаившаяся в конце обратного отсчета.

  - Реликт какой-то, - пробормотал подрывник, рассматривая фугас. - Неужели до сих пор на складе пылился? Их же больше не производят?

  Ответил Закаев:

  "В конце Холодной войны на территории только Германии хранилось около 300 ядерных фугасов. Утверждалось, что в конце 80-х в соответствии с договорами о разоружении, большая часть этих фугасов была уничтожена. Но это ложь, пиздеж и провокация, поскольку в существовавших договорах о сокращения ядерных арсеналов такие фугасы не упоминались совсем, и в общей численности ядерных боеприпасов не учитывались".

  "Согласен, нам круто повезло, что нам выпала такая редкая вещь, - съязвил Строгов. - Сможем что-нибудь сделать с ней, пока не поздно?"

  "Процедура обезвреживания займет слишком долгое время. Похоже, только один человек мог решить эту задачу быстро и безболезненно, но его с нами больше нет".

  Строгов тоскливо посмотрел на труп капитана Фишера. Опустившись рядом с трупом на колено, лейтенант отстегнул от его правого рукава плоскую коробку личного PDA. В нем еще могут быть хоть какие-то данные.

  "Лейтенант, - произнес в эфире Закаев. - Слушай меня внимательно. Готов?"

  "Всегда готов".

  "Как юный пионер. Ладно, буду краток. Принцип действия ядерных боеприпасов тебе известен, не так ли?"

  "Так точно".

  "Тогда ты в курсе, что атомный заряд взрывается не от взрывателя, а от сильнейшего сжатия, когда в радиоактивном материале создаётся давление, достаточное для начала цепной реакции".

  "Так точно".

  "Как правило, при проектировании ядерного устройства закладывается запас погрешности до пяти процентов, то есть если отклонение в мощности взрыва будет выше, то устройство не сработает. Таким образом, не дать взорваться радиоактивному материалу можно, нарушив структуру оболочки с взрывчаткой, ясно?"

  "Так точно".

  "Взрыв в таком случае произойдёт, но рванет обычная взрывчатка, разбросав радиоактивный материал на сотню метров, но, при этом, не приведя к его цепной реакции. Следишь за мыслью?"

  Строгов вздохнул.

  "Мне нужно разрушить оболочку капсулы с ядерным зарядом?"

  "Ты правильно меня понял".

  Строгову по нейросвязи передалось искреннее сожаление, которое испытал Закаев.

  "Как мне это сделать?" - спросил лейтенант.

  - Есть инструменты, - вмешался подрывник. - Выдернем детонаторы с одной стороны, или оборвем провода к детонаторам, или вообще удалим часть взрывчатки с оболочки.

  - Слишком долго, - отрезал Строгов.

  "Можно расстрелять её из автомата, - произнес Закаев. - Это вызовет неравномерный подрыв оболочки, а при везении пули попадут в радиоактивный материал и разбавят его, снизив чистоту в некоторых местах, тем самым увеличив необходимую для взрыва критическую массу до количества, какого в бомбе нет".

  "Какова вероятность того, что этот способ сработает?"

  "Пятьдесят на пятьдесят, лейтенант".

  "Никто раньше такого не пробовал?"

  "Ты будешь первым".

  Лейтенант усмехнулся:

  "Ну, спасибо. Наверное, именно к этому я всю жизнь и стремился".

  "Летеха, не томи. У нас шесть минут. Ты понимаешь? Шесть минут. И у нас подвал до отказа набит парализованными гражданскими".

  "Это приказ?"

  Настроение Закаева резко переменилось. Строгов ощутил по нейросвязи волну холодной решимости:

  "Да, лейтенант. Это приказ. Выполняй".

  В эфире повисло напряжение. Строгов задумчиво уставился на контейнер с ядерным взрывным устройством. Группа терпеливо ожидает принятия решения.

- Вам обоим – покинуть здание, двигаться в расположение. Это приказ, - холодно произнес лейтенант. – Командование взводом принимает старший сержант Тихонов.

  Пулеметчик и подрывник настороженно переглянулись.

  - Передадите старшему сержанту, - распорядился Строгов, протянув подрывнику изъятый у мертвого капитана PDA. - Пусть отправит в штаб на экспертизу.

  Подрывник запихнул пальмтоп в карман разгрузки. Пулеметчик сделал шаг вперед.

  - Товарищ командир? Разрешите остаться.

  Строгов метнул на него злобный взгляд, и рядовой отступил обратно. Голос лейтенанта стал низким, гулким, вибрирующим, от такого тона леденеет кровь в жилах:

  - Выполнять приказ. Без разговоров.

  Пулеметчик бросился к выходу, подрывник поспешил за ним.

  Оставшись наедине с самим собой, Строгов решительно направился к пожарному щиту на стене. Локоть лейтенанта с размаху врезался в стекло, и оно звонко разлетелось вдребезги. Строгов вытащил пожарный топор - тяжелый цельнометаллический инструмент с заостренным концом вместо обуха.

  Подойдя к контейнеру, он сверился с таймером. Времени предостаточно, однако зачем оттягивать момент? Должно хватить одного хорошо поставленного удара.

  С этой мыслью на уме лейтенант перехватил топор поудобнее.

  Внезапно тело окаменело, отказываясь повиноваться нервному центру. Лейтенант застыл с топором наизготовку, не ощущая в себе силы, способной поднять оружие и обрушить рубящий удар с плеча на оболочку заряда.

  Последняя фраза капитана Фишера все еще вертится в голове: "В чем радость жизни?" Правильный ответ звучит сурово: "Погибая, знать точно, что дело доведено до конца".

  Но есть и встречный вопрос: "В чем ужас смерти?" Ответ звучит страшно: "Погибая, знать, что дело не завершено".

  Ведь обратной дороги в мир живых не предусмотрено, с того света не возвращаются. Есть только движение вперед - из одной жизни в другую.

  Лейтенант Строгов оказался в том же самом положении, что и до него - американский капитан. Вероятность успеха - пятьдесят процентов. Капитан отправился в мир иной, испытывая страх перед неопределенностью, ведь чаши весов уравнены, исход заранее неизвестен. Откуда ему было знать, приведет ли к нужному результату совершенный им заключительный акт? Решение устроить локальный холокост было тактически верным, но отчаянным.

  А что насчет лейтенанта Строгова? Его положение в этом смысле ничуть не лучше. Где гарантия, что смерть не будет напрасной?

  Зато потом, когда американский капитан будет восстановлен, и ему покажут итог проделанной им работы, он будет чертовски доволен собой, ведь успешный ядерный теракт на территории Советской Империи - это сильнейший психологический удар по советскому народу, а для того, чтобы ослабить Империю, в первую очередь необходимо именно деморализовать население.

  Но лишь стоит представить себе образ торжествующего врага, рискнувшего пройти через смерть ради достижения цели - и сразу охватывает неудержимая боевая злость. Кровь в жилах бурлит, жар подогревает тело изнутри, вливая в него энергию.

  "Очень жаль вас разочаровывать, капитан Фишер, но такое удовольствие вам не светит. Не в этот раз".

  Топор взвился до потолка, завис на секунду, потом из глотки лейтенанта наружу вырвался яростный боевой клич, и мономолекулярное лезвие со свистом рассекло воздух.

  Пронзительно лязгнул металл.

  И мир вокруг лейтенанта Строгова стал ослепительно-белым.

 

МАТЧАСТЬ

 

 

МАЗ-7904

Один из самых впечатляющих экспериментальных тягачей в СССР - шестиосный МАЗ-7904. Полная масса этой машины составляла 360 т, а грузоподъемность – 220 т, замечательные показатели для полноприводного автомобиля. Поскольку в СССР не выпускали шины, способные выдерживать колоссальные нагрузки, приходившиеся на каждую ось этой машины, «покрышки» были заказаны в Японии – тягач ездил на гигантских шинах Bridgestone диаметром 3,1 м. Любопытно, что машина была оборудована не одним, а сразу двумя моторами. Первый, судовой (1500 л.с.), приводил в движение колеса через две гидромеханические передачи, тогда как второй, обычный 330-сильный дизель, использовался для привода вспомогательного оборудования.

Боевая машина пехоты БМП-3

Боевая машина предназначена для комплектования мотострелковых и танковых подразделений сухопутных войск и морской пехоты, повышения мобильности, вооруженности и защищенности личного состава, действующего на поле боя. Корпус и башня машины выполнены из алюминиевых броневых сплавов. Наиболее ответственные проекции усилены разнесенными преградами - стальными накладками. Силовая установка представлена многотопливным V-образным 10-цилиндровым дизелем УТД-29 мощностью 450 л.с., смонтированным в одном блоке с гидромеханической трансмиссией, и размещена в кормовой части машины. Десант размещается между боевым отделением и МТО. Выход из машины осуществляется через 2 прохода, устроенных над силовым блоком, и 2 кормовые двери. В каждом борту имеется по 2 шаровых опоры, предназначенных для стрельбы из автоматов. Еще одна такая опора установлена в левой кормовой двери. Подвеска независимая торсионная. На каждом борту установлено по 6 опорных и 3 поддерживающих катка. На первых, вторых и шестых узлах подвески используются гидравлические амортизаторы. Движение на плаву обеспечивают 2 водометных движителя.

Вооружение включает размещенные в одной маске 100-мм нарезное орудие-пусковую установку 2А70 (боекомплект 22 выстрела ЗУОФ17 с осколочно-фугасными снарядами и 8 выстрелов ЗУБК10-3 с противотанковыми управляемыми ракетами) и 30-мм автоматическую пушку 2А72 (боекомплект 500 выстрелов с бронебойно-трассирующими снарядами ЗУБР6, осколочно-трассирующими снарядами ЗУОР6, осколочно-фугасно-зажигательными снарядами ЗУОФ8), спаренный 7,62-мм пулемет ПКТ с боекомплектом 2000 патронов, установленные в передней части корпуса два курсовых 7,62-мм пулемета ПКТ. В состав системы управления огнем входят комбинированный (дневной и пассивно-активный ночной) прицел-прибор наведения 1К13-2, дополнительный перископический монокулярный прицел ППБ-2, монокулярный перископический прицел 1ПЗ-10, комбинированный пассивно-активный прибор наблюдения ТКН-ЗМБ, призменные приборы ТНПЗВЭ01-01, стабилизатор вооружения 2352, лазерный дальномер 1Д16, баллистический вычислитель 1В539, датчики крена, скорости и курсового угла. Средства связи включают УКВ радиостанцию Р-173, УКВ радиоприемник Р-173П, танковое переговорное устройство Р-124. Машина оснащена унифицированной системой постановки дымовых завес 902В "Туча" с 6 пусковыми установками, термодымовой аппаратурой, системой коллективной защиты от оружия массового поражения, включающей элементы защиты, выполненные из поглощающих материалов, систему герметизации обитаемых отделений, фильтровентиляционную установку, прибор радиационной и химической разведки ГО-27.

120-мм самоходное артиллерийское орудие 2С31 "Вена"

Орудие предназначено для поражения живой силы противника, артиллерийских и минометных батарей, бронетехники и других целей. Создано в конце 90-х годов. Шасси выполнено на базе боевой машины пехоты БМП-3. На плаву САО приводится в движение двумя водометными движителями. В сварной башне из стальных катаных броневых листов установлено нарезное казнозарядное артиллерийское орудие, способное вести стрельбу прямой наводкой и с закрытых огневых позиций как минами, так и артиллерийскими снарядами.

В боекомплект входят все типы отечественных 120-мм мин, обычные и активно-реактивные осколочно-фугасные снаряды, управляемые снаряды комплекса управляемого вооружения "Китолов-2М". На командирской башенке установлен 7,62-мм пулемет ПКТ. Самоходное орудие оснащено автоматической системой топопривязки, системой восстановления наводки после выстрела, дневным и ночным тепловизионным прицелом. На башне расположены двенадцать пусковых установок системы постановки дымовых завес 902Б.

300-мм реактивная система залпового огня 9К58 "Смерч"

РСЗО предназначена для поражения живой силы, бронированной и небронированной техники на марше и на позициях, артиллерийских батарей, командных пунктов, узлов связи, уничтожения ВПП аэродромов и других целей. Боевая машина создана на базе шасси МАЗ-543М с колесной формулой 8 x 8. Силовая установка состоит из 12-цилиндрового V-образного дизельного двигателя мощностью 520 л.с. Машина оснащена пусковой установкой с двенадцатью трубчатыми направляющими.

Траектория полета реактивных снарядов на активном участке корректируется по дальности и направлению. В состав боекомплекта входят реактивные снаряды 9М55Ф с отделяемой осколочно-фугасной головной частью, 9М55К с кассетной головной частью с осколочными боевыми элементами, 9М55К1 с кассетной головной частью с самоприцеливающимися боевыми элементами для поражения бронетехники противника. Перезарядка осуществляется с помощью транспортно-заряжающей машины.

Многоцелевой транспортный вертолет Ми-17

Вертолет Ми-17, являясь фактически модификацией Ми-8, сохранил кодовое наименование НАТО Hip-H. Он имел планер Ми-8, силовую установку от вертолета Ми-14, при этом хвостовой винт был перенесен на левый борт.

Аппаратура для полета днем и ночью в сложных метеоусловиях. На Ми-171 установлены связные радиостанции "Баклан-20" и "Ядро-1", радиокомпасы АРК-15М и АРК-УД, доплеровский измеритель скорости и сноса ДИСС-32-90, авиагоризонты АГК-77 и АГК-74В, радиовысотомер Ф-037, навигационная система А-723, метеорадиолокатор 8А-813.

На военных вариантах Ми-17 установлены устройство выброса ЛТЦ и дипольных отражателей АСО-2 (под хвостовой балкой) и передатчик помех ИК системам.

Вертолет остается в серийном производстве и находится в гражданской и военной эксплуатации.

Способен вместить до 24 пассажиров или до 12 носилок в санитарном варианте. Вертолеты Ми-17 эксплуатируются более чем в 10 странах мира.

Многоцелевой ударный вертолет Ми-24

Вертолет Ми-24, был разработан в середине 1960-х гг. в качестве многоцелевого боевого вертолета. Он появился из семейства машин Миль Ми-8/Ми-14, имел внешнюю компоновку, как у своих предшественников, и динамическую систему от Ми-8, но более тонкий фюзеляж, подходящий для пушечного вертолета и вмещавший экипаж из четырех человек и восемь экипированных солдат. Свободнонесущее высокорасположенное крыло имело небольшой размах с большим отрицательным углом поперечного V. На каждой консоли этого крыла могли размещаться различные варианты вооружения.

Введенный в эксплуатацию в 1973-74гг., вертолет первоначально был развернут в Восточной Германии. Разработаны варианты вооруженного десантного, противотанкового и вертолета сопровождения. Около 1500 вертолетов Ми-24, серийно выпускавшихся с начала 1970-х гг., находятся сейчас в составе авиации стран СНГ. Вертолет широко применялся во время войны в Афганистане, а также участвовал в боевых действиях между Ираком и Ираном в начале 1980-х гг. Ми-24 широко экспортировался и продолжает поставляться во многие страны. К 1991г. было построено более 2300 машин. Рекорды Международной федерации авиации (FAI), установленные экспериментальным вариантом А-10 вертолета Ми-24, дают некоторое представление о его возможностях; так, например, 2 сентября 1978г. вертолет достиг скорости 368,4 км/час.

В состав оборудования входят — оптико-электронная (ТВ для низких уровней освещенности) обзорно-прицельная система в правом и радиокомандная система наведения ракет в левом носовых подфюзеляжных обтекателях, пушечный прицел ПКВ или (на Ми-24В) ИЛС, приемник предупреждения о РЛ облучении, ИК система создания помех "Липа", система опознавания госпринадлежности, фотокинопулемет, контейнеры АСО-2 со 132 ЛЦ. Пилотажно-навигационное оборудование включает систему автоматического управления полетом САУ-В24-1 с автопилотом ВУАГ1-1 для автоматической стабилизации вертолета по крену, курсу, тангажу, барометрической высоте и скорости полета. Имеются также автоматические радиокомпасы АРК-15М и АРК-У2, доплеровский измеритель скорости и угла сноса ДИСС-15Д, радиовысотомер РВ-5, комбинированная курсовая система "Гребень-1". В состав приборного оборудования входят командный пилотажный прибор ПКП-72М, указатель крена и тангажа УКТ-2, радиомагнитный индикатор РМИ-2. Связная аппаратура включает командные УКВ радиостанции Р-860, Р-863 и Р-828, связную КВ радиостанцию "Карат", самолетное переговорное устройство СПУ-8. Имеется бортовой регистратор САРПП-12, для оповещения экипажа об аварийных ситуациях в полете установлена аппаратура речевых сообщений РИ-65.

Универсальное огневое сооружение (УОС) «Горчак»

Типовая долговременная огневая точка, предназначенная для фортификационного оборудования укреплённых районов, блок-постов, приграничных зон, защиты важных объектов.

«Горчак» представляет собой типовой бетонный модуль, разработан в 1996 году ОАО «Мотовилихинские заводы», имеет возможность перевозки железнодорожным или автомобильным транспортом. УОС имеет усиленную защиту и условия для удобного размещения расчёта. Вооружение — 7,62-мм пулемет ПКМ, 12,7-мм пулемет НСВ-12,7, 30-мм автоматический гранатомет АГС-17, ПТУР ПТРК «Фагот» (9К111) и «Конкурс» (9К113М).

Расчёт — 2 человека.
Защита способна выдерживать прямое попадание артиллерийского снаряда. Бронированная крышка защищает стрелков и вооружение. Снабжается приборами для наблюдения за полем боя, своевременного обнаружения и классификации целей.

Робот Часовой UA 571-C

Автоматическая караульная система, предназначенная для секторной обороны объектов и защиты охраняемой зоны по периметру. Очень часто применяется в качестве заградительных систем и устанавливается в узловых точках на потенциально опасных направлениях. Автоматическая турель — установка для крепления пульсирующих пулеметов, обеспечивающая с помощью специальных систем и силовых приводов их наводку в горизонтальной и вертикальной плоскостях, а также секторный обстрел. 

Эта установка - фейк. На самом деле в США ничего подобного нет :)

Эта установка была показана в фильме Джеймса Кэмерона "Чужие". Тем не менее, рано или поздно такие автоматизированные турели появятся и в реальности - на вооружении регулярных армий разных стран мира. 

 

Пистолет ГШ-18

Пистолет ГШ-18 был разработан в конце 1990х годов в тульском КБ Приборостроения под руководством известных конструкторов вооружения (главным образом - авиапушек) Грязева и Шипунова. Цифра 18 в названии обозначает емкость магазина.
КБП начало разработку нового армейского пистолета в середине 1990х с создания своего варианта патрона 9х19мм парабеллум с повышенной бронебойностью. Патрон 9х19мм ПБП имеет легкую пулю с высокой начальной скоростью (4.2 грамма, 600 м/с) с сердечником из термоупрочненной стали. Первые варианты пистолетов КБП имели обозначение П-96 и оказались не очень удачными, а потому в 1998 году началась разработка нового пистолета, поступившего на испытания в 2000 году. Пистолет, названный ГШ-18, успешно прошел официальные испытания и широко рекламируется как для отечественных потребителей (в основном, структур МВД, ФСБ, Внутренних Войск), так и для продажи на экспорт. В 2003 году ГШ-18 все таки принят на вооружение решением Правительства РФ, однако он, скорее всего, будет закупаться различными правоохранительными органами - в армии основным должен стать все-таки пистолет Ярыгина (ПЯ Грач).

В целом отзывы о пистолете ГШ-18 самые разные - от восторженно-рекламных до скептических, со словами "лучше бы они (Грязев и Шипунов) авиапушки делали, у них это лучше получается". В любом случае, к достоинствам ГШ-18 можно отнести очень малый для своего класса вес, большую емкость магазина, низкое расположение ствола относительно руки стрелка, хорошую кучность стрельбы. Пистолет имеет наиболее эргономичную и удобную рукоятку. Кроме того, он самый легкий из  всех современных отечественных пистолетов и отлично влезает в штатную открытую кобуру от ПМ.

Стрелково-гранатометный комплекс А-91М

Автоматно-гранатометный комплекс А-91 (иногда также встречается обозначение А-91М) разработан в Тульском КБ Приборостроения (КБП) под руководством известного конструктора вооружения В. П. Грязева. Данный образец изначально предполагался для вооружения сил специальных операций армии и МВД России, а также для экспорта. Оружие создано в конфигурации булл-пап, с интегрированным в конструкцию 40мм гранатометом. В ходе разработки конфигурация и внешний вид оружия неоднократно менялись, самым заметным изменением стало расположение 40мм гранатомета ГП-95 - если на ранних образцах он располагался над стволом оружия, перед рукояткой для переноски, а спереди под стволом находилась дополнительная вертикальная рукоятка для удержания оружия, то в последнем варианте гранатомет переместился на более традиционное место, под ствол оружия, а его кожух образует цевье. При создании А-91 разработчики решили избавится от основных проблем, связанных с компоновкой булл-пап - выбросом стреляных гильз у самого лица стрелка при стрельбе с левого плеча, и смещенным в заднюю часть оружия центром тяжести. Вторую проблему решили, просто установив в передней части оружия массивный гранатомет, а для решения первой проблемы была разработана схема с удалением гильз из ствольной коробки вперед, через специальный канал, проходящий вдоль казенной части ствола и выводящий гильзы наружу справа, чуть позади пистолетной рукоятки. Отчасти аналогичная идея реализована и в бельгийской штурмовой винтовке FN F2000, однако впервые подобная схема была реализована в экспериментальных автоматах Коробова и Афанасьева, созданных в СССР еще в 1960е годы. Ствольная коробка, не имеющая окна для выброса стреляных гильз, позволила не только защитить механизмы оружия от попадания грязи, но и уменьшить загазованность в районе лица стрелка, повысив тем самым комфортность стрельбы.

Ручной пулемет РПКМ

В середине 1950х годов Советская Армия начала программу разработки нового комплекса стрелкового оружия, призванного заменить на вооружении автомат Калашникова АК, карабин СКС и ручной пулемет РПД. В состав комплекса должны были входить автомат и максимально унифицированный с ним ручной пулемет (оружие поддержки отделения), оба под патрон 7.62х39 М43. По результатам конкурса в 1961 году на вооружение СА были приняты модифицированный автомат Калашникова АКМ и унифицированный с ним по конструкции и магазинам ручной пулемет Калашникова РПК. РПК соатвался основным оружием поддержки отделения вплоть до 1974 года, когда ему на смену пришел его аналог под патрон 5.45х39 - ручной пулемет РПК-74.

Ручной пулемет Калашникова РПК использует ту же схему автоматики и основные конструктивные решения что и автомат Калашникова АКМ, то есть газоотводную автоматику с запиранием ствола поворотом затвора. Ствольная коробка штампованная из стального листа, более прочная по сравнению с коробкой АКМ для повышения ресурса. Ствол по сравнению с АКМ удлинен, возможности замены в случае перегрева не имеет. Ударно-спусковой механизм полностью аналогичен таковому у АКМ, допускает стрельбу одиночными выстрелами и очередями, стрельба ведется с закрытого затвора. Питание патронами - из отъемных магазинов, совместимых с автоматами АК / АКМ. Для РПК были дополнительно разработаны и поставлены на вооружение два типа магазинов повышенной емкости - коробчатый (рожковый) магазин на 40патронов и барабанный на 75 патронов. Ранние варианты коробчатых магазинов выполнялись из стали, более поздние - из пластика. Барабанные магазины имели стальную конструкцию и отличались высокой стоимостью и медлительностью снаряжения патронами. РПК комплектовался складной двуногой сошкой, установленной под стволом, прикладом специальной формы и прицелом с возможностью введения боковых поправок. Вариант РПКС, разработанный для воздушно-десантных войск, имел складной вбок приклад. Кроме того, выпускались варианты РПКН и РПКСН с установленной на ствольной коробке планкой для крепления ночных прицелов.
В настоящее время на базе РПК-74М выпускается пулемет РПКМ под патрон 7.62х39,предназначенный в первую очередь на экспорт.

Нужно отметить, что как ручной пулемет РПК имел значительные недостатки - малую емкость системы питания, невозможность вести интенсивный автоматический огонь по причине несменного ствола и стрельбы с закрытого затвора. Его основным достоинством была высокая степень унификации со штатным автоматом АКМ, и несколько большие по сравнению с ним дальность и точность стрельбы (за счетболее длинного и несколько более тяжелого ствола).

Ручной гранатомет РГ-6

Гранатомет РГ-6 (индекс ГРАУ 6Г30) был разработан в спешном порядке в 1993 году в ЦКИБ СОО (ЦентральноеКБ Спортивного и Охотничьего оружия, г. Тула) для вооружения войск, действовавших против сепаратистов в Чечне. Мелкосерийное производство РГ-6 было начато в 1994 году на Тульском оружейном заводе, и гранатомет практически сразу же стал поступать в войска и некоторые подразделения МВД. В силу спешности разработки гранатометам ранних выпусков были присущи некоторые проблемы, в частности, ненадежное срабатывание УСМ. Создавался гранатомет РГ-6 под несомненным влиянием южно-африканского гранатомета Milkor MGL, однако в силу того, что в РГ-6 используются принципиально иные боеприпасы с улетающей гильзой, в его конструкции есть и ряд заметных отличий.

 Гранатомет РГ-6 имеет револьверную схему, каморы барабана образованы шестью нарезными дульно-зарядными стволами от гранатометов ГП-25. Соответственно, снаряжение барабана осуществляется спереди, после откидывания передней части гранатомета с фальш-стволом вбок и вверх. В каморах гранаты удерживаются специальными пружинными фиксаторами. Вращение барабана осуществляется пружиной, взводимой вручную в процессе перезарядки. Поворот барабана после каждого выстрела происходит при освобождении храповика в момент отпускания спускового крючка, что исключает попытку повторного накола давшей осечку гранаты. Кроме того, в случае затяжного выстрела осечная граната сразу же "уходит" от ствола, известен как минимум один случай, когда затяжной выстрел в РГ-6 привел к разрушению оружия (к счастью, стрелок вовремя отбросил гранатомет в сторону и никто не пострадал).Ударно-спусковой механизм самовзводный, в основном заимствован от гранатомета ГП-25. Гранатомет оборудован фальш-стволом, имеющим гладкий (ненарезной) канал ислужащим только для крепления переднейрукоятки и прицела. Прицельные приспособления складные, ступенчатого типа. Приклад раздвижной телескопический, имеет резиновый амортизирующий затыльник.

Пистолет HK USP.45 Tactical

Разработка нового перспективного пистолета, в первую очередь ориентированного на американский рынок (как гражданский, так и полицейский) была начата в компании Heckler und Koch в середине 1989 года. Концепцией предусматривалось создание достаточно универсального оружия, имеющего различные варианты УСМ в соответствии с требованиями различных заказчиков, а также высокие характеристики. Название нового проекта – USP, расшифровывается как Universal Selbstlade Pistole, то есть универсальный самозарядный пистолет. Разработкой пистолета руководил Хельмут Вельдле (Helmut Weldle). Новый пистолет сразу разрабатывался под наиболее перспективный американский патрон .40SW, а выпуск 9мм варианта планировался путем установки в базовый пистолет калибра .40 другого ствола и магазина. Таким образом, благодаря тому, что пистолет изначально рассчитывался на достаточно мощный патрон, можно сказать, что 9-миллиметровые варианты USP обладают даже избыточной прочностью, и весьма значительным ресурсом. Серийное производство первого варианта USP было начато в 1993 году, а уже в 1995 году несколько модифицированный под требования Бундесвера 9-миллиметровый вариант USP был принят на вооружение Вооруженных Сил ФРГ под обозначением P8 (Pistole 8). В этом же году появился вариант пистолета USP под американский калибр .45АСР. В отличие от пистолетов калибра 9мм и .40 вариант калибра .45 имел удлиненные на 5 миллиметров ствол и затвор. В 1996 году был выпущен компактный вариант USP Compact, имеющий укороченные ствол, затвор и рукоятку, а в 1997 году 9-миллиметровый вариант USP Compact был одобрен в качестве полицейского оружия ФРГ и получил официальное обозначение Р10. На базе пистолетов серии USP также были созданы гражданские варианты пистолета, такие как USP Match, USP Expert, USP Elite и другие, а также специальные варианты с удлиненным стволом и регулируемым прицелом, предназначенные для использования с глушителем – USP Tactical калибра .45АСР и USP 9SD калибра 9мм.
Помимо ФРГ, где варианты пистолета USP состоят на вооружении армии и ряда полицейских формирований, пистолеты серии USP широко используются и в США, в том числе такими службами как INS (Immigration & Naturalization Service), Secret Service (служба охраны высших должностных лиц, включая президента США), рядом крупных полицейских департаментов. При этом если в Европе пистолеты серии USP используются в варианте под 9-миллиметровый патрон, то в США наибольшей популярностью пользуются варианты под .40SW (как полноразмерные, так и компактные) и .357SIG (компактные).
В целом пистолеты серии USP отличаются высочайшей надежностью и живучестью, хорошей точностью стрельбы. Из незначительных недостатков можно отметить значительные размеры оружия, даже в компактном варианте, довольно высоко расположенный центр тяжести и массивный затвор, несколько затрудняющий скрытое ношение.

Штурмовая винтовка FN SCAR-L с установленным 40мм гранатометом FN EGLM

В конце 2003 года Командование Сил Специальных Операций США (US Special Operations Command - US SOCOM) опубликовало запрос производителям оружия на новую модульную штурмовую винтовку для бойцов US SOCOM, обозначенную как SOF Combat Assault Rifle - SCAR (боевая штурмовая винтовка для сил спец. операций). Этот запрос содержал требования, отличавшиеся от требований, выдвинутых чуть ранее Армией США к новой перспективной штурмовой винтовке XM8, в настоящее время разрабатываемой для США немецкой компанией Heckler-Koch. После практически годового конкурса в декабре 2004 года командование US SOCOM официально объявило, что в конкурсе SCAR победила система, представленная американским подразделением знаменитой бельгийской компании FN Herstal - FNH USA Inc. В середине 2005 года новые винтовки, получившие официальные обозначения Mark 16 / Mk.16 SCAR-L и Mark 17 / Mk.17 SCAR-H. Они уже поступают в действующие части американского спецназа в Ираке и Афганистане. Предполагается, что в обозримом будущем винтовки Mk.16 и Mk.17 заменят на вооружении американского спецназа такие "старые" системы как 5.56мм карабины M4 и винтовки M16, а также7.62мм винтовки M14 и Mk. 25(снайперская).

Стрелковая система SCAR включает в себя два базовых варианта оружия - "легкую" винтовку Mk.16 SCAR-L (Light) и "тяжелую" винтовку Mk.17 SCAR-H (Heavy). Главными различиями между SCAR-L и SCAR-H станут используемые боеприпасы - винтовки SCAR-L рассчитаны только на патроны калибра 5.56х45мм НАТО (как с обычными пулями М855, так и с более тяжелыми пулями Mk.262). Винтовки SCAR-H в качестве базового боеприпаса будут использовать значительно более мощный патрон 7.62х51мм НАТО, с возможностью, после замены необходимых компонент (затвор, ствол, нижняя часть ствольной коробки с приемником магазинов) использовать и другие патроны. В список "дополнительных" калибров для винтовок SCAR-H пока входит только советский патрон 7.62х39 М43, причем с данным патроном винтовка SCAR-H должна использовать магазины от автоматов Калашникова АК/АКМ. В обоих базовых конфигурациях винтовки SCAR должны иметь три возможных конфигурации - стандартную "S" (Standard), укороченную для ближнего боя "CQC" (Close Quarters Combat) и снайперскую "SV" (Sniper Variant). Смена варианта будет осуществляться в условиях базы путем замены ствола силами самого бойца или оружейника подразделения. Во всех вариантах винтовки SCAR будут иметь одинаковое устройство, одни и те же органы управления, те же процедуры обслуживания, ремонта и чистки, максимально возможную взаимозаменяемость деталей и аксессуаров. Взаимозаменяемость деталей межу вариантами винтовок составит о 90%. Такая модульная система обеспечит американский спецназ максимально гибким оружием, легко адаптируемым к любой поставленной задаче, от ближнего боя в городе до решения задач снайперской стрельбы на средних дальностях (порядка 500-600 метров).

 

 

Текущая Ситуация: 

Комментарии

Я так и понял, что у Вас что-то не сложилось и не беспокоил вопросами. Вот думал в сентябре спросить, а тут Вы появились :)

Работа очень интересная.

Хороший язык автора, с учётом того, что он до этого никогда не писал - отлично. По-моему, заметное улучшение с того момента,

одно матерное слово надо бы убрать.

Очень странное ощущение создаёт сочетание техники конца 20-го века с наноросетевыми технологиями 22-го. Такой уровень технологий невозможен в близком будущем по ряду причин, а когда будет возможен, то "крокодил" по сравнению с ними (пусть даже и с оптическими маскировщиками) выглядит как мосинская винтовка сейчас. Странно смотрится "восстановление личности" навроде как бэкап с жёсткого диска.

Хотя, возможно, это специальный замысел автора.

Странновато смотрится, что советские люди не тренируются, не готовятся, а просто программируются и стоит у таких киборгов специалистам из "дельты" взломать программу, как всё, привет. Опять же, если они так круто взломали все, то почему не перепрограммировали советских людей в боевиков, как Закаев американца?

Вопросы по мелочам,

АГС-17 - весьма старая машинка, ещё 70-х годов, АГС-30 вроде разработали давно.

По мелочам, по ситуации книги. Зачем заложников сложили только в подвале, никого не оставив для наземной части здания? Ведь очевидно, что это подставить "верх" под удар всей огневой мощью.

Зачем американцам использовать "дельту" для явно второстепенной операции? Они могли бы использовать частную службу, как они обычно делают. За такие вещи могут влепить стратегическим зарядом или устроить ядерный теракт в ответ? А так "террористы захватили ядерное оружие."

Непонятно, зачем координаторы при таком уровне управления боем бросили взвод на штурм ДОТа - "Горчака", а не подавили его артиллерией или авиацией сразу. Ведь могло и не обойтись. Странно, что на гранате под трупом подорвалось аж четверо. Они его что, вчетвером переворачивали? Странно, что командир взвода не спросил, кто именно из ребят погиб.

Но в целом, очень хорошо! Если бы мне сказали, что это написал профессиональный писатель, я бы поверил. Вам обязательно надо издаваться. Поздравляю!

Аватар пользователя SERGeant

Виноват, матерное слово где-то проглядел.

Насчет уровня технического развития общества -  все верно, это специальный замысел. По легенде произведения, в первой половине XXI века развивались в первую очередь информационные технологии, биотехнологии, нанотехнологии. Решил показать качественный скачок только в отдельных направлениях НТП -  на фоне привычного индустриального мира. 

Советские люди и обучаются, и воспитываются, и тренируются, а упомянутые мною программы - это своего рода предохранители. Системы воспитания и подготовки я в дальнейшем изображу.  

Насчет Дельты вы правы, скорее всего, заменю ее на частное военное подразделение. 

За указанные неточности - спасибо, постараюсь исправить, чтобы события выглядели достовернее.

Чтобы спасти Россию, надо завоевать весь мир (М. Калашников)

Ну если техника не развивалась, откуда у обычного пожарного топора монолезвие? ;)

По достоверности боя - как там обычный лейтенант врукопашную укокошивает нескольких человек одного за другим, а это не дурачки из местного кабачка, а спецназовцы серьёзного уровня. Очень натянуто смотрится. Примерно как наш футболист обходит "одного, другого, третьего"...

Про нападение со спины и отражение влёгкую - очень маловероятно смотрится. Нападение со спины - самое опасное и даже высококлассному профессионалу далеко не всегда возможно его отразить. Да и то стрелять будут, шуметь можно - уже огневой бой.

Заметно затянуто описание боя, что характерно для всякой боевой фантастики с книжных развалов. Думаю, сокращение этой части пошло бы на пользу.

Ещё по достоверности. У наших целых 6 минут. За это время можно ядрёную бонбу крепким мужикам бегом вытащить наружу и подцепит к вертушке. Вертушка даёт где-то 250-300 в час, это 4-5 км в минуту. Отвезти километров на 15-20, сбросить и свалить, перед взрывом сесть на землю. На взрыв не смотреть, экипаж вполне может остаться жив, хоть и не особо здоров. Остальным забиться в подвалы и бронетехнику. Заложники и так в подвале - им повезло.

Могу ещё подсказать, что с ней делать - у штурмовых групп должны быть термитные ленты и шашки - заложить термита побольше  и поджечь. Бонба расплавится, а возможный подрыв детонаторов с одной стороны - нарушается точность прецезионных линз из взрывчатки, а это уже нарушение режима сверхкртитического сжатия, температура плавления урана, если мне память не изменяет где-то 1200, а плутония вообще градусов 700. Но до этого взрывчатка потечёт и разложится. Можно скомбинировать с первым способом.

Но если надобно героически убить лейтенанта, лучше дать ему как в голливудских фильмах - секунд 50.

Аватар пользователя SERGeant

Принято, обмозгуем :)

Монолезвие - потому что у меня самого сомнения насчет того, можно ли разрубить корпус мины топором. По идее, он должен быть очень прочный, поэтому решил схитрить. Думаю, в крайнем случае можно как-нибудь сделать мину нетранспортабельной - как раз за тем, чтобы никто не смог ее вытащить из здания. 

Спасибо за ценные советы,будем работать. Следующая глава на подходе. 

Чтобы спасти Россию, надо завоевать весь мир (М. Калашников)

Извиняюсь за то, что пишу не о новосоздаваемом произведении. Но надеюсь здесь найти единомышленников и может кто-то подключится к переводу книги Ральфа Питерса Красная Армия на нотабеноиде. Вот ссылка http://notabenoid.com/book/26864 - переводом уже кое-кто заинтересовался. Подключайтесь.