Вы здесь

КГБ В КАНУН ПЕРЕСТРОЙКИ

Главные вкладки

О месте наших спецслужб, знаменитого КГБ, во время перестройки сказано немало. Я всего лишь хочу подтвердить публицистические обличения этого ведомства, ссылаясь на одного из его высоких чинов, причем, не самого худшего. Можно считать, что речь здесь идет от первого лица, а значит, и все предположения о предательской роли КГБ - правда.

Для начала необходимо представить героя данного откровения. Одно время в ТВ-программу «Русский дом» зачастил с выступлениями генерал-лейтенант Н.С. Леонов. Патриотически настроен, аргументированно обличает существующий режим, критика содержательна и привлекает своей прямотой. Но что-то в нем меня настораживало. Все его высказывания постоянно сопровождались неестественной усмешкой или ухмылкой, что обесценивало всю серьезность сказанного им. Чувствовалась какая-то фальшь. Несмотря на некоторую симпатию, что-то останавливало меня, чтобы полностью верить новоявленному патриоту. Но что, не мог понять. Так бы и остался наедине со своими сомнениями, если бы в руки не попала его автобиографическая книга «Лихолетье», изданная еще в 1999 г.

В аннотации А.Н. Крутова к книге сказано, что Леонов Н.С. - исключительной чистоты человек, «сохранивший... горячую любовь к Родине».

 

ЕЩЕ ОДИН ГЕНЕРАЛ ВОЛКОГОНОВ

Такие книги я не пропускаю и углубился в чтение; однако обнаружил там не столько «любовь к Родине», сколько... Впрочем, судите сами.

Вот, например, он описывает встречу с бывшим солдатом РОА, затерявшимся на чужбине в Перу. Тот растрогал Леонова так, что будущий генерал-лейтенант разразился следующим аналитическим рассуждением (напомню, что Леонов продолжительное время заведовал информационно-аналитическим управлением сурового ведомства).

«...Наверное, не все рассказал мне солдат РОА о своих делах в военное лихолетье, но кто же должен нести самую главную ответственность за миллионы разрушенных домов, миллионы изувеченных судеб, за трагедию народа? И ответ только один: те, кто захватил право решать судьбу страны. За то, что немецкие армии дошли до Сталинграда, выморили голодом Ленинград, унесли жизни 27 млн. людей, ответ перед историей будут нести Сталин и те, кто по его доверенности проводил политическую и военную линию партии» (стр. 90).

Если бы я не прочел этот леоновский пассаж собственными глазами, я бы ни за что не поверил. Подумал бы, что мне «впаривают» Волкогонова. Чисто либерально-демократическое представление о том времени, о нашей истории, о роли тех или иных личностей той эпохи. Профессор МГИМО, академик РАЕН, генерал-лейтенант Леонов Н.С. в соответствии с американо-сионистскими канонами пропаганды повторяет: ответственность за трагедию войны несет не агрессор, а жертва агрессии. Точно так же США убеждают, что в трагедии иракского народа виновен не агрессор, а С. Хусейн. Вот и у Леонова о Гитлере ни слова; за все в ответе Сталин.

В чине генерала, да еще обвешанного такими «учеными» титулами, полагалось бы знать, что до Сталинграда дошли не «немецкие армии», а объединенная армия Европы, правда, главной силой в которой была немецкая.

Полагалось бы также знать, что весь промышленный потенциал покоренной Европы участвовал в создании ударной мощи гитлеровской армии.

А какой вклад в создание этой мощи (тайно) сделали «наши союзники»?! Неужели и этого не знает профессор МГИМО?

А о роли Сталина в подготовке страны к обороне я Вам, генерал, скажу вот что: если бы И.В. Сталин лично не возглавил руководство всеми отраслями оборонной промышленности, вы бы так и остались в своей деревне пастухом у какого-нибудь немецкого колонизатора.

С именем Сталина связаны такие грандиозные достижения, как индустриализация, образование и грамотность, широчайшие социальные преобразования и т.д., т.д.; а ведь он стал полноправным хозяином страны только в 1928-1929 гг.

Я Вам расскажу, профессор МГИМО, одну быль из истории и переписки в эмиграции двух масонов - Н.В. Валентинова (Вольского) и Е.Д. Кусковой. Да-да, той самой мадам Кусковой, на квартире которой масоны обсуждали состав будущего Временного правительства. Так вот, в одном из писем Валентинов грубо отозвался о Сталине; Кускова с возмущением ответила: «Вы написали гадость. Это плевок в лицо русскому народу... имя его никогда не будет сорвано с великих строек, им сделанных!».

Этот случай относится к 1956 г. Кускова отчитала своего эпистолярного товарища, уже будучи в преклонном возрасте. Мудрость прожитых лет, если не утеряна совесть, берет свое.

Вам, генерал Леонов, годы не прибавили мудрости. Видимо, все же совесть с дефектом.

Опустим все прочие пасквили Леонова в адрес И.В. Сталина; приведем лишь общий вывод. Сталин у Леонова - не великий государственник, сделавший Россию сверхдержавой, а политик «...деятельность которого оказалась разрушительной для Советского Союза» (стр. 205).

Это «плевок в лицо русскому народу...».

 

КАКУЮ РОДИНУ ВЫ ЛЮБИТЕ?

Вот такие у нас патриоты, «сохранившие горячую любовь к Родине». Только возникает невольный вопрос: а к какой Родине? Исходя из сказанного в последней цитате, можно подумать, что это Советский Союз. Нет, здесь такая же фальшь, как и всюду в его рассуждениях. Наверное, когда писал эту фразу о Советском Союзе, точно так же подленько ухмылялся, как и во время телепередач. Я почти уверен в этом. Посмотрите, с каким пренебрежением этот прослывший у нас патриотом генерал на протяжении всей книги отзывается об СССР.

«Государство, известное под названием СССР... завершило свое существование в 1991 г. после длительной «агонии» «нашего «исторического произведения»» (стр. 104, 105).

Леонова, кажется, это обрадовало, поскольку он и его коллеги, начиная с 1974 г., «...стали искренне пугаться расползания по планете красной сыпи «социализма» (стр.114).

Вон еще когда ответственные сотрудники Комитета начали тяготиться общественным устройством в нашем Отечестве. Они мечтали о том дне, когда «красная сыпь социализма» исчезнет и у нас. Леонов как руководитель информационно-аналитического центра всесильного и многомудрого КГБ был настолько уверен в крушении социализма, что «своей дочери Ирине... за десяток лет до наших дней (до 1991 г. - А.Д.) внушал, что ей придется жить в ином обществе...» (стр. 291).

Странная какая-то любовь к Родине у этих записных патриотов; распинаются в любви и в то же время с восторгом вспоминают, «какими же счастливыми мне представлялись годы, проведенные за кордоном...» (стр.133).

 

ДАЕШЬ ДЕМОКРАТИЮ!

Итак, авторитетный аналитик Комитета приходит к выводу - социалистическая идея рано или поздно потерпит крах. И что же в данной ситуации предпринимает сотрудник госбезопасности? А ничего! И оправдывает это тем, что, кроме «синяков и шишек», ни к чему бы не привело.

«Размышления привели к грустным выводам: /.../ сталинские репрессии отучили от смелости в отстаивании своих взглядов». (стр.137). И не постеснялся: жил при Хрущеве, делал карьеру при Брежневе, был в прекрасных отношениях с Андроповым, а отстаивать свои взгляды его отучил Сталин.

Да, безусловно, бардака было предостаточно, но предостаточно было условий и способов повлиять на ситуацию, тем более для человека, который был «вхож» к первым лицам государства. К тому же имел возможность представлять свои соображения в виде выводов возглавляемого им аналитического центра.

Могли, но предпочли предать. Леонов и К° из системы безопасности государства превратились в проводников либерализма.

Заслуживает внимания откровенность генерала о том, что представлял из себя в то время КГБ. «Не одному мне приходили в голову мысли: «Что же делать?»... Не раз мы обсуждали эти вопросы в кругу самых близких сослуживцев. /.../ Надо признать, что идея бунтарства, выступления в какой бы то ни было форме против существующего строя казалась нам неуместной» (стр.139).

Уверен, признание это сделано вовсе не с тем, чтобы понравиться демократическому режиму. Мысли о свертывании социализма преследовали его. Как явствует из  повествования, генерал был обольщен демократией; она уже  хитроумно заложена во многих соцстранах в виде многопартийности и выйдет «...на арену в подходящий политический момент» (стр. 160).

А рассказывая о Коста-Рике, этом «единственном островке спокойствия» в Латинской Америке, Леонов объясняет почему: «Там давно укрепились основы буржуазно-демократического строя в результате широкого развития мелкой и средней собственности» (стр.179).

Ввиду приверженности Леонова идеям демократии, ему «...искренне было жаль Никиту Сергеевича», свергнутого соратниками по Политбюро, отказавшимися «...поддержать и развить... начатые <Хрущевым> демократические процессы» (стр.72).

Видимо, эта мысль очень занимала его, и он не видел никакой другой силы, кроме КГБ, которая смогла бы взамен социализма «развить демократические процессы». Вот, например, Леонов, читая Г. Грина, ловит себя на мысли, что отдельные фрагменты книги относятся непосредственно к нему: «мне казалось», «что однажды КГБ возьмет власть в свои руки и тогда окажется, что <Западу будет> гораздо проще вести дела с прагматиками, чем с идеологическими попугаями» (стр.153).

 

ПО ЕДИНОМУ ШАБЛОНУ

В годы так называемой «холодной войны» наша пресса подробно рассказывала о мерах США по подготовке гражданского населения к защите и о том, до какой истерии доходила американская пропаганда в запугивании собственного народа. Естественно, вопросами гражданской обороны занимались и мы; плохо ли, хорошо ли, но без всякой истерии и в меру сил и возможностей. Обстановка обязывала.

Интересно послушать, как интерпретирует этот период истории наш герой. По Леонову, подготовка нашего населения к защите при угрозе атомного нападения - это «сатанинские игры». В Америке не сатанинские, а у нас, видите ли, сатанинские. Не раздается критики в адрес Америки по поводу массового строительства там убежищ; зато возведение таковых у нас оценивается им как возведение «братских могил» по всей стране(стр.123).

Строительство же противоатомных сооружений для нужд армии (штабы, командные пункты) и высшего политического руководства генерал рассматривает как нежелание «власть имущих» «ценить народную копейку». Более того, такая политика советского руководства «...подтолкнула американцев на разработку специальных ядерных боеприпасов, способных проникать на большую глубину» (стр.124).

Здесь генеральская логика почти повторяет вымыслы перебежчика Резуна: Гитлер напал на СССР, чтобы упредить Сталина. У Леонова: Америка разрабатывала средства атомного нападения потому, что СССР был достаточно защищен и тем самым вынуждал ее.

Резун, если не ошибаюсь, был младшим офицером, однако интерпретирует события по-генеральски. Мы вспомнили здесь об этой личности в связи с тем, чтобы подтвердить: никакого различия в моральном облике между лейтенантом и генерал-лейтенантом не существовало. Да и сам Леонов признается, каким было общее мировоззрение кагэбэшного офицерства: «...так мыслили все офицеры и руководители разведки» (стр.124). Правда, некоторые из них были болтливее других, и тогда возникал скандал: «О политических взглядах Калугина в то время было известно, что они куда ортодоксальнее, чем у большинства генералов...» (стр. 259).

По-моему, все вопросы о том, что КГБ якобы стоял на страже безопасности, сняты.

Признаюсь, чтение не доставило мне удовольствия; прав я или нет, но у меня сложилось впечатление, будто я читаю очередную исповедь то ли Азефа, то ли Малиновского. А те места в книге, где Леонов подражает Волкогонову (а их уйма), - это «плевок в лицо русского человека». Отдельные его высказывания мне было бы противно цитировать, если бы я решился проанализировать всю книгу.

И все же одна неоспоримая ценность автобиографической книги Н.С. Леонова есть: она наглядно показывает, каким был Комитет накануне «перестройки».


А.К. ДМИТРИЕВ

Источник: http://www.duel.ru/200831/?31_1_2

Новейшая История: