Вы здесь

Почему я не марксист

Главные вкладки

Часто приходится слышать довод, который звучит примерно так: «Хотя марксизм не привёл за последние 100 лет к каким-то новым открытиям, но ведь он, по крайней мере, и не устарел! А значит, ждёт новых талантливых теоретиков, которые смогут использовать его на пользу дела».

Полагаю, что дело обстоит диаметрально противоположно: марксизм мало того, что был мертворождённой «теорией», но к тому же и тот мир, который описан «основоположниками» (те декорации, на фоне которых была нарисована марксистская фэнтези), безвозвратно канул в Лету.

Оговорюсь сразу, что ДАЖЕ мертворождённые, неверные изначально теории тоже могут играть на какой-то стадии развития знаний положительную, прогрессивную роль. Например, теория флогистона, которая, как казалось её авторам объясняла тепловые явления, была, как ни крути, гораздо полезнее для науки, чем первобытные и средневековые бредни о демонах огня. Но знания, полученные термодинамикой, отправили флогистон в музей истории навсегда.

Коли заговорили о науке, то хотелось бы ещё добавить несколько слов об удивительной законсервированности марксизма.

В самом деле, если кто-то сегодня пожелает изучить какую-нибудь настоящую научную теорию, то его никто и никогда не отправит к "первоисточникам". Напротив: хочешь понять, скажем, эволюционную теорию - изволь читать современные учебники биологии, где она изложена ясным языком генетики (о которой сам Дарвин по понятным причинам не мог иметь никакого представления). Хочешь разобраться с Периодическим Законом? Начинай с изучения атомной структуры, электронных уровней. Дмитрий Иванович обо всём этом тоже ничего не знал - он изначально даже не верил в существование инертных газов (которые нынче стали главным доводом в пользу его же теории!), считал аргон неизвестным соединением атомов азота (по аналогии с кислородом и озоном), только эксперименты англичанина Уильяма Рамзая убедили Менделеева в существовании этих элементов. Ну, и т.д. Сами сочинения Дарвина и Менделеева тоже, разумеется, читать можно - это отличное чтение для тех, кого интересует история науки и особый неповторимый "аромат" научных трудов XIX века, дух истории.

Но что мы наблюдаем в марксизме? В этой "науке" знание не прибавляется с годами, а наоборот - теряется. ("Современные коммунисты плохо знают труды основоположников!!") При любой попытке в чём-то разобраться тебя отфутболят читать всё тех же двух немецких публицистов. Т.е. перед нами типично религиозная картина мира! Это в религиях знание не прибывает, а убывает со временем (а "истинно верующие" призваны сохранить драгоценные капли живительной влаги...). ...Когда люди стали забывать Тору, им понадобилась Галаха. Потом и Галаха стала непонятна потомкам - понадобилась Мишна. Веками бородатые талмудисты писали "комментарии к комментариям" - и всерьёз, кстати, называли себя "учёными Торы".

Собственно, та картина современного марксизма, которую мы наблюдаем сейчас, есть типичное зрелище распада религии на отдельные направления и секты. В настоящей науке разные школы могут спорить лишь до тех пор, пока не получены окончательные данные, ставящие точку в споре. Не то в марксизме: тут и по сей день имеется огромное количество карманного формата "коммунистических партий", вождей и вождиков. Вся эта кодла грызётся друг с другом, выясняя, кому из них принадлежит "истинная вера", кто ближе к Богу (виноват - к Марксу). Мыслимо ли такое в химии, в физике, или в медицине? Чтобы учёные, разделившись на группки, 100 лет подряд обвиняли друг друга в "оппортунизме", ссылаясь на авторитет "первоисточника" 150-летней давности? Чтобы кто-то с ненавистью кричал кому-то, что тот "мелкобуржуазный ревизионист Ньютона"? Нет, в науке это абсолютно невозможно. Зато среди мракобесов-марксистов - за милую душу. Невольно вспоминаются прекрасные строки незаслуженно забытого Дмитрия Кедрина:

У поэтов есть такой обычай -
В круг сойдясь, оплевывать друг друга.
Магомет, в Омара пальцем тыча,
Лил ушатом на беднягу ругань.

Он в сердцах порвал на нём сорочку
И визжал в лицо, от злобы пьяный:
"Ты украл пятнадцатую строчку,
Низкий вор, из моего "Дивана"!

За твоими подлыми следами
Кто пойдёт из думающих здраво?"
Старики кивали бородами,
Молодые говорили: "Браво!"

А Омар плевал в него с порога
И шипел: "Презренная бездарность!
Да минёт тебя любовь пророка
Или падишаха благодарность!

Ты бесплоден! Ты молчишь годами!
Быть певцом ты не имеешь права!"
Старики кивали бородами,
Молодые говорили: "Браво!"

«Основоположники» с самого начала отличились рядом базовых прогнозов, ни один из которых не сбылся. Не было ни «абсолютного обнищания пролетариата» в промышленно развитых странах. Ни выводившейся из этого «пролетарской революции» в этих самых странах. Ни воцарения общественной собственности в США – да-да, именно там она и должна была победить, согласно фантазиям Энгельса! А уж каков был «пролетарский интернационализм» - про это лучше бы расспросить тех, кто пережил Войну (где советским людям противостояли мобилизованные пролетарии Германии). Или же уцелевших в бесчисленных этнических «войнушках» и бойнях 90-х: тогда злые буржуины подучили советских пролетариев (среди которых многие даже были пролетариями умственного труда – врачами, учителями, инженерами и т.п.!) сжигать друг друга живыми, распиливать ленточными пилами, и т.п. Ну, а пролетарии и рады были стараться... (Марксисты, разумеется, дружно завопят, что «пролетариев обманули мелкобуржуазные силы позднего СССР». Что же, в таком случае, переадресуем их к другому тезису их «Библии»: согласно Марксу, пролетариат должен был быть самым передовым и основным классом. И имел к этому в СССР все возможности! Однако и тут явно «что-то пошло не так»...) Так или иначе, по факту мы имеем, что (А) ни одна (!) социалистическая революция или серьёзная, длительная попытка сделать таковую НЕ происходила там, где «должна» была произойти – т.е. в странах Запада. И (Б) практически все социализмы, сколько их ни было на свете, загнулись по причинам, которые никак не сводились к «несоответствию производственных сил производственным отношениям». Единственные исключения это жуткая и закрытая от всего мира Сев. Корея (хотя почему это социалистическая страна должна закрывать себя от отсталого капиталистического окружения, а не наоборот?) и Китай, который стремительно развился благодаря именно рыночным отношениям. Вот ведь как странно...

Одна из основ марксизма состоит в разделении стран на «общественно-экономические формации», а людей на классы. Разумеется, я не утверждаю, что страны не бывают капиталистическими, феодальными, социалистическим, и какими-то ещё. Экономическая «модель» - это ОДИН ИЗ факторов, очень важных при описании той или иной страны. Но лишь один – в ряду многих других. А то ведь, согласно марксистам, и общественное устройство Англии – это «капитализм», и на Филиппинах тоже «капитализм». И в Саудовской Аравии, и на Украине, и в Белоруссии, и в Конго... Все эти страны, небось, очень друг на друга похожи, так ведь?
Марксистские клоуны любят в ответ кричать про некий «закон неравномерного развития капитализма». Что ж, ждём-с, когда промышленные уровни США и Афганистана сравняются! Уж коли это и вправду «Закон», так уж наверное подобное наблюдалось в истории много раз: чтобы бедная «рыночная» страна сама по себе (не будучи принята в «клуб Западных стран», как Финляндия, и не подкармливаемая Западом ради политических интересов последнего, как Ю. Корея, и даже не обнаружившая на своей территории нефть, как ОАЭ) вдруг из «отсталой капиталистической» превратилась в «передовую капиталистическую»...

Но всё это правоверных марксистов не пугает: для них «общественно-экономическая формация» есть сборно-разборная конструкция или компьютерная программа. Т.е. её можно запросто перевезти за три-девять земель и собрать в совсем непохожей стране или «распаковать» на чужом компьютере. И будет работать, как миленькая – разницы никто не заметит! Т.к. всё то, что составляет обычно суть различий между цивилизациями, на языке марксистских сектантов презрительно именуется «надстройками». Которые, как известно, «вырастают из базиса» - а куда же ещё им деться? То, что на схожие обстоятельства представители разных религий и культур имеют обыкновение реагировать по-разному, сектанты всегда отрицают особенно яростно: о классическом примере Макса Вебера с сельхозрабочими католиками и протестантами они и слышать не хотят, а разницу между Белоруссией и Украиной объясняют исключительно личными различиями Януковича и Лукашенко (хотя это противоречит их же собственным построениям, согласно коим «роль личности в истории» не может быть слишком ... того...).

Да, с инструментами изучения и классификации отдельных людей у марксистов так же всё тяжело, как и изучением стран. Хотя, вроде бы, общественная наука должна обладать инструментарием для классификации граждан – следовательно, для предсказания вероятного поведения своих «объектов». Но марксизм умеет только различать «классы». (Вообще зацикленность марксистов на классовой составляющей иногда наводит на аналогии с фрейдистами: там тоже и «раскрывающийся зонтик», и «уходящий поезд», и вообще всё сущее всегда связывается ... с одним и тем же...) Разумеется, люди на классы делятся! А ещё они делятся на умных и глупых, на женщин и мужчин, на старых и молодых, на читающих Пушкина и слушающих Петросяна... Чтобы описать человека (т.е. спрогнозировать его поступки) надо бы учесть разные факторы. Примерно, как в химии, где для идентификации вещества не ограничиваются одним из спектров, но снимают разные: только вместе они могут дать полное представление о структуре молекулы.

В этих рассуждениях я намеренно не апеллирую к различиям генетическим, хотя, может статься, именно они и играют решающую роль в столь непохожих поведенческих программах сапиенсов. О генетической подоплёке дела (точнее, о том, что можно заключить из тех данных, которыми на сегодняшний день располагает биология) мы уже говорили не раз. И, очевидно, ещё много раз придётся к ней возвращаться.

Ладно – классы, так классы. Что же марксизм может предъявить здесь, на своей, так сказать, родной арене? ... Раз 50, наверное, замечал в лентах у всяких «левых» чуваков видео какой-то экранизации Джона Рида: там упоротый и малограмотный красноармеец повторяет, как попугай, что «есть два класса - пролетариат и буржуазия.» «И кто не за один класс, тот, значит, за другой». Замечательно, что у марксистских сектантов этот персонаж неизменно вызывает умиление! Ну, да, в религии так и должно быть: стремление самостоятельно думать там не приветствуется, а образцом для подражания обычно является какой-нибудь придурковатый «глубинный народ».

Итак, для марксистов всякий, кто не является наёмным работником, тот «буржуазия». Если деньги не зарабатываются трудовой деятельностью (на работодателя), то их источник – эксплуатация ближних. (В лучшем случае марксист признает существование промежуточной прослойки самозанятых, которая является идеологически подозрительной, потому как «мелкая буржуазия».)

Иными словами, и владелец нефтяной скважины, и пенсионерка, сдающая комнату в своей «трёшке» иногородней студентке, и владелец парочки такси-роботов (которые в ближайшем будущем станут доступны) являются рантье. Владелец Wal-Mart Сэм Уолтон, равно как и цыгане, торгующие на вокзалах всякой всячиной, есть представители «торгового капитала». И т.д.

Марксистский метод вызывал у разумных людей сомнения даже в начале ХХ века. Вот характерный отрывок из "России во Мгле" Герберта Уэллса. Мне интересно его мнение, т.к. он был человеком весьма неглупым (что нечасто случается с литераторами), политически не ангажированным, очень симпатизировавшим СССР, а главное - был честным наблюдателем, сумевшим многое понять в Советском Союзе за короткое время.

"Я буду говорить о Марксе без лицемерного почтения. Я всегда считал его скучнейшей личностью. Его обширный незаконченный труд «Капитал», это нагромождение утомительных фолиантов, в которых он, трактуя о таких нереальных понятиях, как «буржуазия» и «пролетариат», постоянно уходит от основной темы и пускается в нудные побочные рассуждения, кажется мне апофеозом претенциозного педантизма. Но до моей последней поездки в Россию я не испытывал активной враждебности к Марксу. Я просто избегал читать его труды и, встречая марксистов, быстро отделывался от них, спрашивая: «Из кого же состоит пролетариат?» Никто не мог мне ответить: этого не знает ни один марксист. В гостях у Горького я внимательно прислушивался к тому, как Бакаев обсуждал с Шаляпиным каверзный вопрос – существует ли вообще в России пролетариат, отличный от крестьянства. Бакаев – глава петроградской Чрезвычайной Комиссии диктатуры пролетариата, поэтому я не без интереса следил за некоторыми тонкостями этого спора. «Пролетарий», по марксистской терминологии, – это то же, что «производитель» на языке некоторых специалистов по политической экономии, т.е. нечто совершенно отличное от «потребителя». Таким образом, «пролетарий» – это понятие, прямо противопоставляемое чему-то, именуемому «капитал». На обложке «Плебса» я видел бросающийся в глаза лозунг: «Между рабочим классом и классом работодателей нет ничего общего». Но возьмите следующий случай. Какой-нибудь заводской мастер садится в поезд, который ведет машинист, и едет посмотреть, как подвигается строительство дома, который возводит для него строительная контора. К какой из этих строго разграниченных категорий принадлежит этот мастер – к нанимателям или нанимаемым? Все это – сплошная чепуха."

Приведу ещё один пример, который ко мне гораздо ближе. Когда мы познакомились с моей будущей женой, я был типичным пролетарием: работал учителем в школе, получал около $ 5000 в месяц и катался на каникулах по белу свету. А она была представительницей буржуазии: торговала всякой мелочью в трущобах г. Давао, жила в хибаре с земляным полом и зарабатывала в месяц примерно $ 40 (сорок). (До сих пор поражаюсь, что классовые и прочие барьеры не помешали нам тогда разглядеть друг в друге близких людей!) Заметьте, что я классифицирую нас строго согласно «единственно верному»: ведь наёмный работник относится к пролетариату, а торговец к буржуазии! Соответственно, и топ-менеджер крупной корпорации, приглашённый работать за многомиллионную зарплату, и мигрант-нелегал, ворочающий по ночам мешки в пекарне, являются классовыми братьями. К бабке не ходи, случись пролетарская революция, будут вместе стоять на баррикадах против проклятых буржуинов...

«Проклятый буржуин» - это тот, кто получает, в частности, пассивный доход. Например, придумал человек что-то новое, за что другие готовы платить деньги. Назовём это «бизнес-идеей». Запустив свой проект (или продав идею кому-то другому), он может долго жить за счёт плода своей изобретательности. Ну, форменный буржуй, разумеется. В то же время кто-то другой написал книгу. Книга эта нравится читателям и время от времени переиздаётся – её автор тоже получает свои авторские отчисления. Он – пролетарий умственного труда...

Очень забавно наблюдать то, как наши «левые» ужасаются масштабам развала Советской промышленности (тут я их полностью понимаю и поддерживаю!), часто подчёркивают, что от былого индустриального потенциала осталось, дай бог, 5%. И … тут же повторяют марксистские камлания с призывами «пролетарской революции»! Т.е. «промышленности нет, но пролетариат есть». Ну-ну… Хотя, казалось бы, уж им-то следовало бы получше понимать терминологию своего кумира Маркса! Пролетариат (который «до конца революционный класс») – это рабочие крупной промышленности, а не просто любые наёмные работники. «Халдеи» из многочисленных ресторанов, «риэлторы» с вещевых рынков, охранники из всяких «пятёрочек» и «магнитов» - они, хоть и выполняют малопрестижную работу по найму, «пролетариями» считаться не могут. (Т.е. могут, конечно – «если не важен результат», как говаривал Жванецкий. А результатом, вроде бы, должна стать пролетарская революция – правильно я понимаю?)

Но, хорошо, как обстоит дело с «настоящими пролетариями», занятыми в производстве? …Когда в Белоруссии было совсем туго с работой, я устроился на местную пилораму. Грузчиком. Мои собратья по классу каждый день (особенно по понедельникам) на работу не приходили, а приползали. Естественно, с жуткой похмелюги выполнять производственные функции несподручно. Поэтому почти каждый рабочий день начинался с «лечения»: наиболее пострадавшие «после вчерашнего» работники пускались на поиски более запасливого пролетария, дабы выпросить несколько глотков «чернил» из горлышка бутылки. После этого хорошим тоном считалось … «сдать» своего классового брата начальству: «Иван Иваныч, а Сидоров пронёс спиртное на территорию!» …О ту пору моя дочь была ещё маленькой, и каждый вечер я ей пел «нашу» колыбельную песню:

«Ты, конек вороной,
Передай, дорогой,

Что я честно погиб за рабочих!»

Так я однажды поймал себя на крамольной мысли и признался сам себе в том, что не испытываю особого желания «честно погибать» за это быдло. (Хотя очень хотел бы порекомендовать особо ретивым интернет-марксистам перестать на время метать икру в Сети, а поступить на аналогичные заводики и в мастерские с целью агитации. Право же, дорого бы дал за то, чтобы понаблюдать, как речистый и гневный марксюк из «левой» ВК-группки испытал бы своё красноречие на настоящих рабочих, а не на нас, грешных…)
Возвращаясь же к нашим баранам (т.е. к «до конца революционному классу»), замечу, что даже наличие фабричных рабочих в наши дни ещё не делает их марксовыми «пролетариями». По-Марксу, пролетарий – это не просто тот, кто занят в промышленности, но ещё и носитель определённой психологии. (Её вовсе не обязательно путать с «классовой сознательностью».) Если же рабочий — это «буржуй, но без денег» (а так теперь чаще всего и бывает), если он нацелен на потребление, готов залезать в кредиты ради «престижного» смартфона, смотрит Малахова и шарит по ютубу в поисках «приколов», то разглядеть в нём «пролетария» может только марксист с его богатым воображением. Так же, как из наличия в обществе людей, занятых в сельском хозяйстве («крестьян»), вовсе не следует, будто их силами можно вести средневековую крестьянскую войну – вроде Жакерии, восстания Уотта Тайлера, или Ивана Болотникова.

Ну и наконец, едва ли не главное! На наших глазах за несколько последних десятилетий появился новый класс. Класс, который наши марксисты, увлечённые «изучением первоисточников», так до сих пор и не заметили. (А с чего же им вообще что-то замечать – ведь в их мирке «есть только два класса», и т.д.!) Тот самый класс, который в западной литературе называют «прекариатом» (от английского “precarious” – «ненадёжный, опасный, рискованный»). Он объединяет всех тех, у кого нет регулярных заработков, кто занят борьбой за выживание по принципу «волка ноги кормят». Сюда входят все те бедолаги, которые раздают рекламные бумажки у входа в метро, устраиваются «батраками» к соседу без какого-либо оформления трудовых отношений, переводят с иностранного языка в интернете, шабашат по стройкам, оформляются «индивидуальными предпринимателями», дабы работать на какую-нибудь «клининговую компанию», оказывают услуги, зарегистрировавшись на интернет-платформе на многочисленных аналогах «Юбера» в разных сферах, и многие другие. (Мигрант-нелегал из моего примера выше, таскающий мешки по ночам, тоже, разумеется, никакой не «пролетарий», а «прекарий».)
Даже по заявлению путинской Ольги Голодец, «в России из 86 млн человек трудоспособного возраста 38 млн непонятно, где заняты, чем заняты, как заняты”. (Это было сказано в 2013-м, а на сегодняшний день их количество могло лишь вырасти.)

Мне доводилось много общаться с «прекариями» в Белоруссии, могу твёрдо сказать, что психология этих людей разительно отличается от любых «пролетариев» - даже от спившихся люмпенов. Потому что для любого «пролетария» мир, как-никак, делится на «нас» и на «них» (начальство, работодателей). Для прекариата же никакого «мы» в принципе не существует: мир делится на потенциальных «кидал» (заказчиков, дистанционных нанимателей, и пр.) и потенциальных конкурентов, отбивающих хлеб. Любые попытки описать прекария в марксистских терминах (т.е. свести его к «особому случаю» классического наёмного работника) обречены на провал: примерно, как попытки описать физиологию растения в терминах академика Павлова. Да, и растение движется в ответ на раздражитель (на свет или на гравитационное поле), и животное может делать, вроде бы, почти то же самое. И «пролетарий» продаёт свой труд, и «прекарий» занимается тем же. Могут даже оба на стройках тачку с песком толкать. Но тем ни менее, между ними непреодолимая пропасть.

Означают ли похороны марксизма отказ от революционной идеологии, от стремления построить Новый Мир – более чистый, справедливый основанный на братстве, а не на эксплуатации? Нет, ни в коем случае не означают! Единственное, в чём честно признаюсь, так это в том, что «левых» считаю отработанным шлаком истории. Все те идеалы, о которых говорилось строчкой выше, будут осуществляться совсем другими людьми – с другой теорией (её ещё предстоит создавать вместе всем думающим людям!), и под другими лозунгами. (Вот, разве что, наш красный Советский флаг очень хотелось бы сохранить… Впрочем, и это лишь дань исторической сентиментальности, разве же во флаге дело!)

В дальнейшем можно было бы обсудить и вероятные сценарии социализма. А то ведь, если послушать марксистских долдонов, то «социализм всегда одинаков». Но и это далеко не так. Разных «социализмов» может быть никак не меньше, чем вариантов «капитализма». Безусловно, они заслуживают самого серьёзного разговора.

Михаил Шатурин

 

Комментарии

Когда я в 2016 году вернулся из армии, я искал работу более года. В процессе этого честно задавал себе вопрос: а что, если бы никто не создавал для меня рабочие места? Куда бы я делся? Смог бы я хотя бы сам для себя создать единственное рабочее место, не говоря уже о том, чтобы создать его для других?
И честный ответ был крайне болезненный.
На этой почве я и пришёл к мысли, что буржуазия - дееспособная часть общества, а рабочие - недееспособная.
И весь марксизм летит к чёрту.
Причём когда я сказал об этом марксисту-инженеру, у него началась ломка. Неприятно, когда приходится признавать себя недееспособным. У человека отбирали халяву, а ему этого не хочется - ему хочется продолжать считать себя гегемоном.
Именно на этом и держится вся уродливая марксистская идеология - рабочим говорят, что они гегемоны, и им приятно. Они завидуют буржуям, а им говорят, что они все получили своё добро несправедливым путём. И тому подобное. Нет, ребятки. Капитализм куда более справедлив, чем кажется на первый взгляд, сколько бы ни было у него недостатков.
Марксизм всегда был лженаукой. Маркс, когда придумывал свою теорию, попросту игнорировал все данные, которые с ней расходились - например, повышение фактической заработной платы рабочих. Просто тогда это было видно плохо, а сейчас видно легко.

Умеренный сталинист

На это всякий марксист ответит Вам, что само наличие безработицы, необходимость искать рабочее место - всё это и есть порождение капитализма. Некоторое здравое зерно в этом есть, т.к. именно вместе с капитализмом возник "рынок труда" (точнее, он и стал одной из предпосылок развития капитализма). 
С другой же стороны, "лишние люди" существовали всегда и во всех странах, наверное. Существовала городская чернь Рима, были толпы нищих и бродяг на дорогах средневековой Европы... Так что, вернее было бы сказать, что социализм (в СССР) едва ли не впервые в человеческой истории решил проблему "людей без места". Которая никак не является чем-то специфическим для одного лишь капитализма. 

Большая часть разбросанных простых и самых эффективных рассуждений вместе.

Получается, что пролетарии давно у власти - руководители, у которых нет пакета акций большего, чем у рабочих (иначе получается, что рабочий Форда, получающий акции по льготным ценам в виде бонуса - капиталист) и даже президенты изрядного количества стран - чисто наёмные работники, то есть пролетарии по Марксу (он давал такое определение, ага). Вон того же бывшего президента Уругвая Мухико взять, вообще бедняк. Ну или Лукашенко - натуральный пролетарий, доход небольшой, ничего нет, по крайней мере, не найдено :) Всякие там президенты-премьеры скандинавских и некоторых соседних стран. Что ещё марксистам надо - пролетарии уже давно у власти!

Прекариат марксанутые относят к подённым рабочим, типа, частный случай пролетариата. Главное - вовремя передёрнуть колоду. Можно в пролетарии и батраков записать, когда надо, Ильич пример подал отличный. То, что психология совершенно отличается - тем хуже для реальности, главное Маркс прав - пролетариат составляет большинство населения.

Интересно, что исходно пролетариат - это низший римский класс, живший на раздачах продуктов и бесплатном жилье. Гизо, у которого Маркс украл и переврал классовую теорию, заново ввёл понятие "пролетариата" как и полагалось, в его первоначальном значении - низший городской слой. Тогдашние словари переводили это слово на русский как "захребетник" и "городская чернь." Он именно это и имел в виду. Гизо определял 3 основных общественных класса - аристократию (она же рантье), средний класс (предприниматели и хорошо оплачиваемые профессионалы) и наемных работников. Пролетариат он выделял в дополнительный класс, как и военно-политическую элиту. Шулер Маркс сначала назвал "пролетариатом" беднейших рабочих, а затем после долгого словоблудия назвал всех наемных работников. Зачем, если и так это определение отлично было задолго до? Затем, чтобы потом подогнать ответ под свои заранее заданные бредни. Пролетариат - это беднейшие наемные работники, наемные работники - это пролетариат, следовательно - у них ничего нет, следовательно - они совершат революцию, потому что им нечего терять.

На недоуменные вопросы, почему тогда самыми революционными не явлются рабы, марксоиды отвечают - их психология не так определяется производительными силами, вот у промышленных рабочих она - что надо! Так действительно определял Маркс - он неявно вводил правильную психологию свидомых пролетариев, но чем она определяется - практически не говорил, давая смутные указания - типа вместе все работают на фабрике и хорошо организованы. Ну так рабы на римских латифундиях и в рудниках тоже были отлично организованы и собраны вместе в большом количестве и чо? На это марксанутые не отвечают или снисходят до "изучай диалектику, читай Маркса."

Что показательно - Маркс, как и полагается правильному мошеннику, не определял что же такое "класс". Наука говорите?

Что интересно, никаких доказательств того, что наступит коммунизм Маркс не приводит, только лозунги и повторение утверждений. Также он не привел никакого внятного описания, что же такое коммунизм и почему он будет работать. Но дебилы умильно пускают розовые слюни. Марксизм - это религия, пользующаяся не логическим научным, а примитивно-ассоциативным мышлением, поэтому у него и сторонники соответствющего интеллектуального уровня, достойного какого-нибудь гомо эректус.

Так я и не претендовал на какую-либо новизну. Просто уж очень часто сталкиваешься с тем, что хороший, вроде бы, человек, которому близки идеалы, созвучные моим, который ненавидит примерно то же, что и я, вдруг начинает говорить языком марксистских учебников из прошлого века. А это всегда грустно.

Ладно тебе, Павел, старика Маркса ругать! Ясно, что некоторые отдельные положения марксизма нужно будет как-то приспособить к ... тому новому, что окажется когда-нибудь на месте нынешних "левых". Вот, например, "диктатура пролетариата". Хотя никакого пролетариата и нет, но при всякой попытке изменить существующий порядок понадобится именно диктатура. (Не многопартийная же "демократия"!) Т.к. давление будет на любую первую новосоциалистическую страну оказано колоссальное - не меньше, чем на СССР в своё время. 
ЧЬЯ диктатура? Можно, конечно, общо ответить, что "диктатура трудящихся", но это уж очень размыто. Да и трудящиеся трудящимся рознь. 
На самом деле, это вопрос вывески, разумеется. Ясно, что осуществлять её будут те, кто возьмёт на себя реальную ответственность за страну и за её жителей. Но ведь и вывеска - вопрос не из последних! smiley

> Ясно, что некоторые отдельные положения марксизма нужно будет как-то приспособить к ... тому новому, что окажется когда-нибудь на месте нынешних "левых".
 
Их не надо ни к чему приспосабливать, их надо признать лженаукой и кинуть в помойку. Иначе это неизбежно будет приводить к тому, что новые идеологи будут постоянно пытаться делать что-то "по Марксу" и опять всё испортят.
 
> Хотя никакого пролетариата и нет, но при всякой попытке изменить существующий порядок понадобится именно диктатура.
 
Понадобится не диктатура, а создание структур власти нового типа. Иерархическая система, к которой мы привыкли, она неустойчивая. Нужны более устойчивые сетевые структуры. Это когда если одна из "точек" выходит из строя, остальные точки уничтожают её и меняют на новую. Нечто подобное было в Смутное время, когда Нижний Новгород сменил власть в "гнилой" Москве. Также нечто подобное применяют алгоритмы консенсуса в блокчейнах.

Умеренный сталинист

Но такая власть, конечно же, будет выглядеть "диктатурой" для врагов новой жизни. Кроме того, как создавать сетевую систему власти, избегая при этом перерождения отдельных её "точек" в раковые клетки: это ведь только в идеале "здоровые уничтожат гнилых" - а ну как наоборот? 
Было бы очень интересно, если бы Вы поделились соображениями по поводу устойчивости такой системы.

Аватар пользователя Филин

В принципе я могу ответить за Михаила Волкова.

Сетевая структура должна подчиняться своду законов.  Если в одной из ячеек сети начинает происходить какое то непотребство, то остальные по закону обязаны силой вмешаться и положить конец.

Законы должны писаться исходя из обычного здравого смысла, и быть максимально простыми и понятными людям  без юридического образования.

Ну и общее руководство должно быть, которое отвечает за внешние сношения, решает споры отдельных ячеек друг с другом и координирует их действия, дабы они не уподобились лебедю раку и щуке.

Всё что я написал выше это не я придумал. Это сухая выжимка из книги Томаса Джефферсона «О демократии» без словесной воды. Только вместо сетевых ячеек у него штаты. Если почитать то видно, что конструирование власти дело очень непростое. Если возникнет желание почитать то искать лучше через Яндекс. Гоглевские ссылки ведут на платные ресурсы.

И ещё приведу одну важную на мой взгляд цитату Джефферсона:

«Однако правительство становится хорошим не в результате сосредоточения или укрепления его власти, а в результате её правильного распределения. Если бы наша страна уже не делилась на штаты, её необходимо было бы разделить, с тем что бы каждый штат мог сам делать для себя всё, что касается его непосредственно и что он сам может сделать гораздо лучше, чем та власть, что находится вдалеке…   Если бы указания о том, когда нам надо сеять и когда – жать, поступали из Вашингтона, то мы вскоре остались бы без хлеба.»

Полагаю, что эта цитата даёт понимание, как правильно распределить власть между ячейками сети и центральным правительством. В Советском Союзе к сожалению этого понимания не было – слишком много власти забрали столичные ведомства. Даже когда начинать посевную, колхозам указывали сверху - и в итоге у нас с производством продовольствия были проблемы, которые Джефферсон как видите предвидел ещё в начале XIX века. Да и в остальном народном хозяйстве был бардак, который внёс в гибель СССР очень весомый вклад. Он хорошо описан в книге Ефимова «Без буржуев».

"их психология не так определяется производительными силами, вот у промышленных рабочих она - что надо!"

Недавно совершил "открытие от невежества" - прочёл Лебона. Его "Психология социализма" - книжонка, конечно, омерзительная: исполненная социального расизма и просто алогизмов. Но в том, что психология рабочих формируется (формировалась) под воздействием самого монотонного и отупляющего труда - тут он был прав, конечно.

Там не только с социальным, но и классическим расизмом все отлично. К слову, Лебон - создатель измерителя черепов в 3 проекциях, активно применявшемся в 3 Рейхе.

Но, по сравнению с другими книгами Лебона, образцами отточенной логики и лаконичности эта книга чрезвычайно многословна, постоянные повторения одного и того же, растекания мыслью по древу, невероятный догматизм по ряду ключевых понятий типа социализм - это муравьиный коллективизм и полное стирание личности, полнейшая уравниловка и т.п. Зачастую создается впечатление, что писал не автор "Психологии народов и масс", а имитатор. Тем не менее, там есть множество интереснейших моментов и блестящих предсказаний. Именно он первым предсказал ещё в 19 веке взлёт США и его мировое лидерство, над Лебоном откровенно хохотали, а вон как получилось. Он же предсказал в этой книжке, по моему, переход к финансовому глобализму и что центром этого станет Америка. Тоже никто не верил. Лебон предсказал фашизм в Италии за 20 лет до Муссолини.

В этой книжке очень точно описаны 2 основных слоя рабочих - квалифицированные-мастеровые и чернорабочие, их психология и поведение. Такое ощущение, что писали вчера. Лебон также показывает, что основным двигателем социалистических революций и их попыток будут недоучки-разночинцы, они же интеллигенты.

В тоже время его воззрения, что все изобретения и открытия делают яркие индивидуальности в индивидуализированном обществе, а коллективисты никогда ничего не создавали и не создадут более чем сильно расходятся с реальностью - китайцы, в Средние Века изобрели бумагу, порох, книгопечатание, компас, гигиену и санитарию, наркоз и полостную хирургию, доменную печь и кое-что другое, поди плачут навзрыд. То ли дело боготворимые Лебоном англосаксы времен того же раннего средневековья 6-8 вв - образец интеллектуалов, чистоты, планирования городов, блестящих открытий и изобретений, чай не чурки какие-то :))

Основная ошибка Лебона в книжке - постулат, что общество принципиально не в состоянии изменить себя. В другой книге (точно не помню) он утверждал, что в принципе невозможно исправить наследственные заболевания (он сам был врач) и надо только смириться, но развитие биологии и химии показало, что это вполне реально. Точно также вполне реально обществу создавать и планировать себя под задачу. Это, в общем, и есть социализм. Наука об обществе и его созидании, а вовсе не всем всего поровну.

Да, ему очень хочется наделить разные народы разными психологическими чертами - непременно неизменными и застывшими. Чтобы хоть как-то оставаться в рамках реальности, Лебон признаёт, скрипя зубами, что "чистых рас не бывает", что всякая нация принимала в себя других людей и т.п. И тогда он придумывает термин "исторические расы". 

А тогда вопросов возникает ещё больше. Если "историческая раса" появляется в результате исторических процессов (правда, изначально наслаивающихся на какие-то биологические свойства данной группы людей), то почему же она неизменна во все времена? Почему он так безаппеляционно заявляет (в "Психологии народов и масс") что, мол, негра или азиата обучать  - только время тратить? Ведь история не остановилась!

 

Мне кажется, что Лебон - отличный образец совсем иного типа мышления людей второй половины XIX - начала ХХ веков: большинство тогдашних мыслителей были не в ладах с многофакторностью реальных процессов. Поэтому выбирали какой-нибудь один фактор и танцевали от него - пытались им одним объяснить весь мир. 
Так столь любимые тобой Маркс и Энгельс объясняли всё и вся "классовым" фактором. Фрейд сводил сложность бытия ... сам знаешь, к чему. Вдохновлённые дарвинизмом европейцы стали затыкать им все бреши в знаниях об обществе - куда ни кинь, везде "борьба за существование". И т.д. Вот  у Лебона был свой жупел - некие имманентные  (мистические по своей сути в ТАКОМ контексте!) отличия народов друг от друга. Во всех примерах мы видим попытки отыскать какой-то "философский камень" науки - или, по крайней мере, убеждённость в существовании такого чудодейственного метода или модели, которая бы объяснила всё и сразу. (Можно пытаться проследить культурологическую связь подобного научного мышления с монотеизмом, из которого развилась европейская цивилизация. Постулат о том, что "Бог един", ещё долго довлел над европейскими умами даже в новую, атеистическую эпоху.)

В реальности же каждый из этих и многих других факторов может быть важен и заслуживает того, чтобы его учитывали. 
Из того, что мы называем Лебона расистом (а он им и был!) никак не следует, что мы вообще не признаём влияния "национально-культурных" факторов на исторические события и на поведение отдельных людей. 

" Если "историческая раса" появляется в результате исторических процессов (правда, изначально наслаивающихся на какие-то биологические свойства данной группы людей), то почему же она неизменна во все времена? "

Лебон гооворит, что она меняется чрезвычайно медленно и обычно не меняется, а погибает. Китайцы опять плачут. :)

"Почему он так безаппеляционно заявляет (в "Психологии народов и масс") что, мол, негра или азиата обучать  - только время тратить? Ведь история не остановилась!"

Он вроде не так говорил, насколько я помню, он вроде утверждал, что обучать их европейскому подходу - бессмысленное занятие, негры и азиаты европейцами не станут, а имитация институтов будет только во вред. Здравое зерно есть, но а как же народы друг у друга учатся? Жаль, Лебон умер, надо было посоветовать ему от компаса и книг с газетами отказаться, а то какие-то косорылые наизобретали...

"Мне кажется, что Лебон - отличный образец совсем иного типа мышления людей второй половины XIX - начала ХХ веков: большинство тогдашних мыслителей были не в ладах с многофакторностью реальных процессов. Поэтому выбирали какой-нибудь один фактор и танцевали от него - пытались им одним объяснить весь мир. "

Да, трудно не согласиться. Даже теория целая вроде была как такой подход сформировался в Европе, типа их поисков "причины всего" у средневековых схоластов.

Егойная теория "исторической расы" интересна, но что такое ИР - совершенно непонятно. "Латинская раса", к которой он относит французов, итальянцев и испанцев действительно имеет основания в виде общих черт психологии, но это генетически и исторически совершенно разные народы! Современные итальянцы - это смесь семитов и германцев с супом из пришлых народов, ненетический вклад италиков - менее 10%; испанцы - на треть семиты, на 2/3 - иберийцы, плюс немного басков; самые интересные представители ЛР - французы, исторически вообще не являющиеся одним народом, французская нация - миф, созданные в 18 в для объединения Франции. Французы искходно состоят из 6 групп совершенно разных народов, самые большие из них - германцы (франки, вообще-то, германское племя), несколько чистых кельтских племен (бретонцы), потомки римского салата наций, норвежцы (нормандийцы), другие германские племена (бургунды), баски (гасконцы) и даже лигурийцы с аквитанцами, про Корсику можно даже не говорить. До 19 века бургундцы практически не пониманили бретонцев и гасконцев, у прочих с пониманиями тоже были большие проблемы. "Близкие диалекты" французского отличались друг от друга как русский от польского, а "дальние" как армянский от русского. Единственно общее в них было то, что они принадлежали к индо-европейской языковой семье. Вот такая "латинская раса".

Забавно, что самые предприимчивые из итальянцев - венецианцы, процентов на 80 - славяне, если взять историю блестящей Венеции, а славян Лебон не жаловал. Упадок греческой культуры он относил к замене чистопородных арийцев неполноценными свинорылыми славянами, захватившими прекрасную страну.  Такой потрясающий вывод Лебон сделал на основе сравнения виденных им греков с греческими скульптурами и заключил, что "народ не тот", вот раньше было - это да! Однко он сравнивал реальных людей не с фотографиями предков, а с идеальным представлением художников о красивом герое. Реальные греки, там где делали более-менее приближенные к реальности скульптуры, сильно отличались от творений Праксителя. Взять того же Сократа - такое впечатление, что то ли эстонец, то ли обрусевший вепс откуда-то из-под Вологды. Делать такие сравнения это как строить представление о индусских женщинах по скульптурам в древних и средневековых храмах - осиная талия, круглые бедра, огромная грудь. А в реальности, отличия просто разительные, поди тоже славяне завоевали после Средневековья, если кто не видел индусок - достаточно посмотреть на цыганок.

Забавно тут то, что согласно генетическим исследованиям, современные греки - прямые и удивительно чистые потомки греков-микенцев (минойцев).

Тем не менее, гражданин сделал немало замечательных наблюдений и точных предсказаний. Описать свои придуманные расы он не смог, поэтому науки из этого не получилось, правда он придал отличный импульс социологии, психологии, современной антропологии и даже формированию научного метода. Незаслуженно забытый ученый, хотя и с определенным прибабахом.

Ну, да - о "низших народах" он писал буквально следующее:

"Эта пропасть между психическим складом различных рас и объясняет нам, почему высшим народам никогда не удавалось заставить низшие принять их цивилизацию. Столь еще распространенное мнение, что образование может осуществить подобное дело, – одна из печальнейших иллюзий, какую когда-либо создали теоретики чистого разума.

Без сомнения, образование позволяет, благодаря памяти, которой обладают самые низкие существа и которая не составляет, впрочем, исключительной привилегии человека, дать индивиду, стоящему довольно низко на человеческой лестнице, совокупность познаний, какими обладает европеец. Можно легко сделать бакалавра или адвоката из негра или из японца; но этим ему дают чисто внешний лоск, без всякого воздействия на его психическую природу, из которой он не может извлекать никакой пользы. То, чего ему не может дать никакое образование (потому что их создает одна только наследственность), – это формы мышления, логика и главным образом характер западных людей. Этот негр или этот японец могут получать сколько угодно дипломов, но никогда им не подняться до уровня обыкновенного европейца."

Т.е., согласно Лебону, негра японец, и другие "низкие существа" могут запомнить то, чему их будут учить благородные европейцы, но "применить с пользой" полученные знания, сделать их частью своего "я", своей психической природы, они не смогут никогда. Существенной разницы духовного склада между образованным негром и необразованным не появится. 

 

Согласен с тобой в том, что у Лебона есть определённые заслуги перед наукой - хотя бы уже в том, что он первым стал обсуждать эти вопросы так ... откровенно. (Говорю только об учёных - что именно обсуждали между собой работорговцы прошлого и плантаторы Нового Орлеана, мы не знаем.) Но при этом, когда читаю о том, что, мол, "нацизм был лишь уродливой мутацией прекрасной западноевропейской цивилизации" - в этом впору усомниться. В конце концов, Лебона от идеологов нацизма отделяли лишь какие-то 40 лет...

Марксизм был идеологической миной, заложенной под СССР. На самом деле он был посроен не по Марксу, а скорее по идеалам крестьянского общинного коммунизма. Пока было живо и деятельно первое поколение большивиков это противоречение не играло особой роли, так как те на собственной шкуре знали, как построенное ими общество устроенно на самом деле. Потом противоречия стали  накапливаться, ну и рвануло. Конечно, это был не единственный фактор, но роль свою он сыграл. Вспомните, как в перестройку СССР ругали за отход от марксизма, и это безусловно подрывало легитимность строя.
 Уже несколько раз рекомендовал "Маркс против русской революции" Кара-мурзы, там как раз об этом. Кроме того, Маркс ещё, похоже, был и рассистом, не верил во всяких там азиатов. Правда, когда Марксизм стал сильно популярен у российской интеллегенции несколько пересмотрел позиции. Ну в самом деле, кто откажется от лишних поклонников?!       
 

Марксизм и правда использовали по-полной для ликвидации СССР.

Забыл добавить.
1.Именно Марксизм был основной причиной дебильного оптимизма верховной советской элиты. Они до самого конца были уверены, что с СССР ничего серьёзного случится не может. Ведь единственно верное учение гарантирует линейный прогресс строя. Когда начали всерьёз спохватываться, оказалолось, что уже поздно.
2. Когда СССР погиб, многие Марксисты приняли это с радостью. Ведь он же был не по Марксу. И вообще все социальные процессы детерминированы чуть ли не сто процентно. Теперь будем строить настоящий марксистский рай. К примеру так рассуждали Стругацкие. И не придерёшься всё по марксистской науке.
Вот только странная какая-то наука: сперва доказывала, что СССР впереди планеты всей, а потом, что он просто обязан был развалиться.
 
 

Марксизм, кроме всего прочего, был ещё и шарлатанским обоснованием устойчивого мифа про загнивающий Запад. Все думают, что западные буржуи скоро всех ограбят и западный капитализм уничтожит сам себя. Вот только происходило строго наоборот: США и другие капиталистические страны бежали вперёд, а СССР со своим тупорылым марксизмом (речь идёт о пост-сталинском СССР) не только не мог их догнать, но и отставал.
 
Теперь представьте себя на месте какого-нибудь абстрактного Брежнева или Суслова, которые приезжают в США и смотрят на то, как они "загнивают". "Гений" Маркс писал, что там должны все разориться, а там большая часть людей отлично живёт, процветает и самореализуется. Откуда-то постоянно появляются новые технологии, мощная промышленность и т.д. и т.п., а бедная коммунистическая партия, взявшая на себя обязанности капиталистов, которые всех "грабят", не способна за ними угнаться.
 
Вопрос: А не является ли марксизм дебильной лженаукой, которой мы тут мозги промываем населению и самим себе вот уже лет 50?
 
Тут у кого угодно крыша поедет.
 
Именно этим и объясняется то, что в Перестройку коммунисты судорожно "бросили" власть, как когда-то написал Фельштинский в своей, пусть и крайне пристрастной, книжке.
 
Потому что когда вместо государственной идеологии такая откровенная шизофрения - Сталин позиционировал себя марксистом, но всё делал не по Марксу, мы марксисты, но марксистская туфта не работает - это неизбежно приведёт к катастрофе.

Умеренный сталинист

Даже в советском учебнике обществоведения была явная демагогия. Там задавался, в общем-то логичный вопрос: если наступление коммунизма  гарантировано объективными законами общества, то может и не надо ничего делать, всё произойдёт само собой. Ответ: законы марсизма объективны, но реализуются через людей, а значит что-то делать надо. Ничего себе объективность! Это всё равно, что сказать: жидкое твёрдое тело!