Вы здесь

Каков поп - таков и приход, каков патриарх - такова и церковь

Главные вкладки

ОТ РП: Чему удивляться, каков режим, такова и иго идеологическая опора. Режим воров, бандитов, лжецов и предателей - и церковь такая же. Господин Гундяев, работающий ныне патриархом ООО "РПЦ" отобрал квартиру у хирурга с мировым именем. Повод захвата - в квартире хирурга делали ремонт и в квартиру г-на Гундяева налетела пыль-с. Она так могла повлиять на здоровье главпопа, что он потребовал квартиру хирурга отобрать в его пользу. Ну и путинский "суд", понятное дело, вынес, простите за выражение, "вердикт". Поступок достойный каких нибудь отмороженных бандитов-беспредельщиков. А че, помяли машине крыло - отдай квартиру. Надеемся, теперь понятно, почему народ в Гражданскую и после взрывал цервки и, бывает, убивал попов - вот поэтому. По большей части вовсе не "жЫды-большевики" - свои деревенские крестьяне, пришедшие с двух войн. При царе крестопузые борзели так, что в советское время казалось невероятным - поди поклёп идейных врагов. А вот оно как оказывается - всё правда, которую уже подзабыли, но сейчас её нам навязчиво напоминают. Все сходило с рук - воровство, изнасилования, вот такой грабеж - сходит и теперь, главное помогай подонкам у власти оболванивать обобранный народ. Ну и в Гражданскую - ясное дело на стороне белогвардейцев и интервентов. Как писал Пушкин задолго не то что большевиков, даже народников - "Мы добрых граждан позабавим и у позорного столпа кишкой последнего попа последнего царя удавим." Так вот достали лживые лицемерные твари. Не удавили после Гражданской, пожалели. Видать, зря. К слову, патриарх как монах не может обладать собственностью по церковному уставу, а вот поди ж ты. На самом деле крестопузые давным-давно ей владеют - и квартирами, и зарубежными виллами, и прочим. По большому счёту, верующим в наше время может быть только человек с умственно-психическими отклонениями. Религия, говорите ведёт к высокой морали и культуре? Ну-ну. Не забудьте воцерковиться, денег крестопузым поднести на Пасху. Им понравится.

Патриарх Кирилл уже в ближайшее время может значительно улучшить свои жилищные условия. Его представители сумели добиться наложения ареста на квартиру в престижном "Доме на набережной", которая принадлежит врачу-кардиохирургу, бывшему министру здравоохранения Юрию Шевченко, и располагается по соседству с жилищем патриарха Кирилла (Владимира Гундяева). Суд решил, что именно ценой собственных апартаментов Шевченко может возместить непоправимый урон, нанесенный имуществу Гундяева. Мебель и книги патриарха оказались покрыты слоем пыли, которая, как посчитали служители Фемиды, прилетела из квартиры экс-министра. При подсчете гигантской суммы ущерба учитывались даже наночастицы, обнаруженные в жилище Гундяева.

Квартира для патриарха

Как рассказали "Росбалту" представители Юрия Шевченко, эта история началась еще в 2010 году. Тогда семья Шевченко приобрела квартиру в доме 2 по улице Серафимовича ("Дом на набережной") для дочери Ксении и ее четверых детей. Весной 2010 года в апартаментах начался ремонт, который в октябре прервала весьма представительная делегация. Неожиданно в помещение ворвались руководители управы района Якиманка, представители мэрии, сотрудники правоохранительных органов и даже один депутат Госдумы. Рабочих чуть ли не под конвоем отвели в квартиру этажом выше, где их поджидала некая Лидия Леонова. Там строителям указали… на пыль, после чего доставили в отделение милиции. Впрочем, из-за чего поднялся такой переполох, выяснилось довольно быстро.

Пыль появилась в пятикомнатных апартаментах площадью 144,8 кв. м, которые принадлежат Владимиру Михайловичу Гундяеву. Это мирское имя патриарха Московского и Всея Руси. А Лидия Леонова — верная соратница Кирилла, которая много лет сопровождает его по жизни (по данным СМИ, Леонова — сестра Гундяева). И прописана  в одной с патриархом квартире на улице Серафимовича. "Юрий Леонидович Шевченко не хотел конфликта с патриархом Кириллом, которого знает много лет, — отметили собеседники агентства "Росбалт". — Когда он приобретал квартиру, то даже не подозревал, кто его сосед сверху. Шевченко был готов без всякого выяснения происхождения пыли возместить ущерб, но никакого диалога наладить не получилось".

По словам представителей Шевченко, вскоре после случившегося с бывшим министром связался депутат. Он предложил себя в качестве посредника в улаживании возникшего конфликта с Гундяевым. Суть предложения заключалась в дарении патриарху квартиры, а его представителю – 500 тыс. евро. Шевченко счел такие требования чрезмерными. Его оппоненты пообещали, что все равно своего добьются. "Мы не знаем, был ли в курсе сам патриарх об этих переговорах, или имело место нечто другое", — заявили "Росбалту" представители Шевченко.

Вскоре в Замоскворецкий суд бы подан иск к Шевченко на сумму в 26 млн рублей, которая потом была снижена до 20 млн рублей. Леонова утверждала, что строительная пыль оказалась буквально на всех предметах в квартире патриарха, в результате мебель, ковры и шторы пришли в полную негодность. Столь внушительная сумма включала в себя следующие пункты: перевозка предметов из квартиры Гундяева и обратно – 376 тыс рублей, ремонт квартиры -7,3 млн рублей, аренда аналогичной жилплощади на время ремонта – 2,1 млн рублей,  испорченная мебель и предметы интерьера – 2,6 млн рублей, спецочистка 970 книг – 6,3 млн рублей, уборка имущества -151 тыс. рублей.

В качестве объяснения того, почему все предметы на время ремонта пришлось вывезти из квартиры, истцы привели весьма впечатляющие доводы. Не зная обстоятельств дела, можно было подумать, будто жилище Гундяева оказалась по соседству с АЭС в Фукусиме, когда там произошла катастрофа. Леонова приложила к иску заключение специалистов из института имени Н.С. Курнакова, обнаруживших в пыли некие наночастицы, "которые при возможном длительном контакте с человеком могут оказывать негативное воздействие на здоровье человека, вызывая заболевания, в том числе и онкологические".

"Вменяемые суммы ничем толком подтверждены не были, — отмечают представители Шевченко. – У Леоновой отсутствовали чеки или другие товарные документы. Более того, она не представила ни одного документа, что вообще имеет отношение ко всем этим якобы испорченным предметам. Леонова просто прописана в данной квартире, а принадлежит она Гундяеву, который никаких доверенностей представлять его интересы в суде ни Леоновой, ни ее адвокату не выдавал. Патриарх вообще не подписал ни одного документа, связанного с данным разбирательством. С таким же успехом Леонова может подать иск о возмещении ей ущерба за пыль на Спасской башне Кремля. Ну а история с наночастицами не выдерживает никакой критики. Мало того, что сами исследования весьма спорные, так еще и нет никаких доказательств связи появления наночастиц в квартире Гундяева с ремонтом в квартире Шевченко". Начался суд с неизвестным истцом и его неизвестным адвокатом (без официального подтверждения полномочий).

Однако Замоскворецкий суд удовлетворил иск Леоновой в полном объеме, обязав Шевченко выплатить 20 млн рублей. Данное решение было оспорено в Мосгорсуде. В кассационной жалобе представители Шевченко подняли весьма болезненную для патриарха тему: "Специфика данного дела заключается в том, что не привлеченный к участию в деле собственник квартиры В. М. Гундяев, будучи Святейшим Патриархом Московским и всея Руси и одновременно монахом, по Уставу Василия Великого, в соответствии с 6-м правилом Двухкратного Собора и Уставом РПЦ не вправе владеть какой-либо собственностью… Суд первой инстанции был обязан выяснить правомерность обращения с иском Л. М. Леоновой". Проще говоря, адвокаты утверждают, что сам патриарх, в силу вышеперечисленных обстоятельств, подобный иск подавать бы не стал. А Леонова не предъявила никаких подтверждений своих прав требовать столь крупную сумму в интересах собственника квартиры Гундяева.

Мосгорсуд не стал вдаваться в такие нюансы и в феврале 2012 года оставил решение Замоскворецкого суда в силе. Более того, Леонова потребовала, чтобы в обеспечение ее иска был наложен арест на две квартиры в "Доме на набережной": на принадлежащую супруге Юрия Шевченко и ту, которую приобрел он сам, а потом подарил дочери Ксении. Представители патриарха сочли, что расходы по уборке пыли в его апартаментах, в том числе не отображенные в иске, стоят столько же, сколько две квартиры в одном из самых дорогих домов столицы. Замоскворецкий суд в данном вопросе нашел силы удовлетворить запросы представителей патриарха не полностью. Арест был наложен только на квартиру Ксении. При этом ее оценили всего в 15 млн рублей, тогда как рыночная стоимость подобных апартаментов в "Доме на набережной" составляет около 50 млн рублей.

"Получается, что даже если семья Шевченко согласится расстаться с квартирой, он все равно останется должен еще более 4 млн рублей, — отмечают представители бывшего министра. — Впрочем, по нашей информации, даже 20-ю миллионами рублей Леонова ограничиваться не собирается и готовит к Юрий Леонидовичу новые иски на столь же крупные суммы. Что, впрочем, не удивительно, поскольку первый суд они выиграли с необычайной легкостью и высказывают намерения добиваться ареста и второй квартиры в "Доме на набережной".

Адвокаты Шевченко сейчас готовятся обжаловать решение Мосгорсуда в Верховном суде. Среди ранее перечисленных доводов они приводят в жалобе и новый. Защитники указывают, что во время слушаний по иску Леоновой у ее адвоката Елены Забраловой была просроченная доверенность. "У Забралавой не было никаких юридических оснований участвовать в этом деле, — отмечают представители Шевченко. — Официально она, как выяснилось, была на слушаниях посторонним человеком, не связанным договорами ни с истцами, ни с ответчиками. Соответственно, все решения, принятые с участием Забралавой, должны быть отменены".

Одновременно адвокаты Шевченко подали в Замоскворецкий суд иск и к самому Владимиру Гундяеву о "необоснованном обогащении". Поскольку было принято решение взыскать с Шевченко 2,6 млн рублей за испорченную мебель из квартиры патриарха, то, согласно российскому законодательству, все пришедшие в негодность предметы должны быть переданы ответчику, то есть бывшему министру. Иначе получится, что истец получит и мебель, и полную ее стоимость, что расценивается как неосновательное обогащение. Адвокаты Шевченко требуют от патриарха отдать 13 стульев, два дивана, кресло и три ковра.

Также Следственное управление по ЦАО СК РФ начало доследственную проверку по факту незаконного проникновения в жилище Юрия Шевченко. Так адвокаты бывшего министра расценивают ситуацию, когда в октябре 2010 года в квартиру, когда там отсутствовали хозяева, ворвались представители различных ведомств.

История о пыли в апартаментах Владимира Гундяева обещает быть долгой, она охватывает все больше разных инстанций. Впрочем, как выяснил "Росбалт", у нее есть и "второе дно". Определенные недопонимания между Юрием Шевченко и патриархом возникли еще в 2008 году, когда представители последнего попросили бывшего министра подписать покаянное письмо.

Покаянное письмо

Профессор, хирург с мировым именем Юрий Шевченко занимал пост министра здравоохранения с 1999 года по 2004 год. Тогда же он стал поддерживать дружеские отношения с патриархом Алексеем II. С благословения Алексия II Юрием Шевченко были основаны медицинский Пироговский центр, Центр грудной и сердечнососудистой хирургии Святого Георгия Победоносца, который патриарх освящал лично.

По благословению Алексия II Шевченко окончил в Ташкенте духовную семинарию, после чего был рукоположен в сан священника в Украинской Православной Церкви. У него сложились дружеские отношения с Блаженнейшим Украины Владимиром.

В 2008 году Алексий II умер, а патриархом стал Кирилл. По словам родственников Юрия Шевченко, вскоре после этого к нему обратились представители Московской епархии с рекомендацией подписать покаянное письмо Кириллу за то, что рукоположился без его ведома. Шевченко делать этого не стал, так как по канонам нарушений не было. По словам близких врача, в РПЦ тесные отношения между Шевченко и патриархом Владимиром вызывали нескрываемое раздражение. Под редакцией Юрия Шевченко издана книга о святителе Архиепископе Луке – хирурге Воино-Ясенецком, которая была переведена на многие языки мира. За это издание священник Георгий (Ю. Шевченко) был награжден орденом предстоятеля Греческой Православной Церкви. Шевченко готовился передать Московской патриархии сформированный по крупицам собор из полутысячи редчайших мощей и реликвий христианской веры. "Дар не был принят, все попытки узнать личную позицию по данной ситуации в РПЦ натыкались на полное непонимание", — рассказали "Росбалту" близкие Юрия Шевченко.

На фоне подобных событий и произошла история с появлением пыли в квартире Владимира Гундяева. "В данной ситуации тоже делались попытки побеседовать с самим патриархом, но безуспешно, — отмечают близкие Шевченко. — Близкие к РПЦ люди объяснили сумму иска и желание отобрать квартиры в "Доме на набережной" просто: так надо".

"Юрий Леонидович — человек весьма далекий от подобных дрязг. Он до сих пор остается практикующим хирургом, признан и чтим элитой мировой кардиохирургии, много оперирует в стране и за рубежом (на его счету более 5 тыс. различных операций, сотни научных трудов и открытий, прославивших российскую науку, тысячи спасенных жизней, в том числе воинов-афганцев и солдат, пострадавших во время боевых действий в Чечне). Он  полностью погружен в медицину, при этом ведет священническую деятельность в Национальном медико-хирургическом Пироговском центре, где выстроил Храм Святого Николая Чудотворца, — отмечают близкие Шевченко. — Сейчас он тяжело болен (у него выявили онкологическое заболевание), и единственное, чего хочет, чтобы суд был справедливым и смотрел на суть дела, а не на то, кем являются представители истца. И искренне переживает за возможно новый криминальный прецедент в стране, который завтра может затронуть любого гражданина".

Михаил Черняк


Ещё детали

Двадцать миллионов рублей; именно такую сумму, по решению московских судов, должен выплатить экс-министр здравоохранения РФ, кардиолог и священник Юрий Шевченко, возмещая ущерб, нанесенный жилищу патриарха Московского и всея Руси Кирилла в "Доме на набережной" (Москва, улица Серафимовича, 2). 15 миллионов рублей; столько, по мнению судебных властей, стоит принадлежащая Шевченко квартира в "Доме на набережной" (рыночная стоимость жилплощади в знаменитой постройке колеблется в районе 50 миллионов рублей). Арест жилплощади, принадлежащей семье Шевченко - мера, направленная на обеспечение исковых требований.

Коммунальная история, связанная с патриаршей обителью, началась в 2010 году. Некая Лидия Леонова, прописанная в квартире Владимира Гундяева, обвинила Юрия Шевченко - соседа снизу - в том, что строительная пыль от ремонта, который шел в квартире врача, повредила имуществу предстоятеля. В исковых требованиях, по сведениям агентства Росбалт, значилось: "перевозка предметов из квартиры и обратно – 376 тыс рублей, ремонт квартиры - 7,3 млн рублей, аренда аналогичной жилплощади на время ремонта – 2,1 млн рублей,  испорченная мебель и предметы интерьера – 2,6 млн рублей, спецочистка 970 книг – 6,3 млн рублей, уборка имущества -151 тыс. рублей". Сам Владимир Гундяев ни в конфликте, ни в попытках его урегулирования участия не принимал.

– И никаких исков патриарх Кирилл тоже не подавал, - подчеркивает главный редактор независимого сетевого ресурса Портал-Credo.Ru Александр Солдатов. - Истицей является некая госпожа Лидия Леонова, которую в последнее время пресса представляет как сестру патриарха. Но мы не знаем достоверно, в какой степени родства она с ним находится. Знаем только то, что она зарегистрирована в этой квартире, а единоличным собственником жилплощади является Владимир Гундяев, он же патриарх Кирилл. Эти данные есть в открытом доступе, в кадастровых ведомостях разного рода: он купил эту квартиру примерно лет 7-8 назад.

– Публицист Владимир Голышев в своем блоге приводит ссылки на официальную биографию патриарха: сестра у него есть, но ее зовут Елена, подвизается на духовной ниве – директорствует в православной гимназии. Сестра Лидия в имеющихся материалах не значится.

– Имя Лидии Леоновой впервые всплыло в конце 90-х годов – когда выяснилось, что на нее зарегистрировано несколько коммерческих структур в Смоленске, где епархиальным архиереем был нынешний патриарх Кирилл. Эти структуры, в частности, занимались и пресловутым табачным бизнесом – контролировали там какую-то торговлю табаком, инвестициями разного рода занимались. Есть основание предполагать, что Лидия Леонова, которую будущий патриарх привез с собой в Смоленск еще из Ленинграда, является его неким финансовым агентом, по меньшей мере, и достаточно близким человеком, раз они живут в одной квартире.

История эта стала известна потому, что адвокаты господина Шевченко – бывшего министра здравоохранения России, который также является священником Московского патриархата уже несколько лет – привлекли к этой ситуации внимание прессы после того, как два суда, районный и Мосгорсуд, приняли совершенно неадекватные решения. В отсутствии у госпожи Леоновой каких-либо доверенностей от собственника этой квартиры – и это при том, что адвокат Леоновой не имела надлежащих документов на представление их интересов – были приняты эти абсурдные решения о взыскании с господина Шевченко 20 млн. рублей. При этом замечу, что квартира патриарха Кирилла, где проживает Леонова, находится этажом выше, чем квартира Шевченко. А претензия состоит в том, что когда Шевченко ремонтировал свою квартиру, пыль летела не вниз, а вверх и нанесла такой огромный урон имуществу патриарха. На самом деле, в церковных кругах говорят о том, что эта квартира просто стала тесновата для двоих столь важных людей – там всего 144 кв. м., поэтому они решили сделать ее двухуровневой. Для чего надо любой ценой выселить проживающего ровно под патриархом Кириллом господина Шевченко.

– Но коль скоро Юрий Шевченко также является священником Русской православной церкви, нельзя ли было как-то решить вопрос в русле церковной субординации, без привлечения мирского суда?

– То есть лишить его сана, отправить в монастырь? Какие-то радикально-дисциплинарные меры?

– Да нет, зачем. Как-нибудь так: "Вот вам квартира в другом месте, давайте договоримся".

– Нет, в другом месте квартиру смотреть неинтересно. Данная квартира имеет вид на Кремль и на Храм Христа Спасителя. Поэтому патриарх оттуда нипочем выезжать не станет.

– Я, собственно, не о нем, а о господине Шевченко.

– А вот у господина Шевченко более сложная ситуация. Священство у Юрия Шевченко не такое простое, как у остальных клириков. Дело в том, что ему посоветовал стать священником покойный Алексий II. Господин Шевченко окончил Ташкентскую семинарию, живя в Москве, а рукоположен был в Киеве в составе Украинской православной церкви Московского патриархата. Поэтому Шевченко вроде как не является напрямую подведомственным Кириллу клириком.

– И что теперь с ним произойдет?

– Поскольку суд обязал Шевченко освободить одну из двух квартир, которые ему в этом доме принадлежат, плюс еще выплатить компенсации, то, возможно, вскоре последует какое-нибудь исполнительное производство, во время которого его принудительно оттуда выселят. Надо заметить, что в его отсутствие и в отсутствие родственников один раз в его квартиру уже вламывались местные власти и правоохранительные органы, что является грубым нарушением закона. Но суд никак это не учел. И вот в результате этого вторжения был зафиксировали факт проведения ремонта, который рассматривался в суде.

Добавим, что в распространенном адвокатами документе, с которым они собираются идти в Верховный суд, указано, что патриарх не может обладать такой собственностью. В частности, в документе говорится: "не привлеченный к участию в деле собственник квартиры В. М. Гундяев, будучи Святейшим Патриархом Московским и всея Руси и одновременно монахом, по Уставу Василия Великого, в соответствии с 6-м правилом Двукратного Собора и Уставом РПЦ не вправе владеть какой-либо собственностью".

Считается, что все имущество епископа принадлежит церкви. Любой епископ, в том числе и патриарх, умирая, не может завещать это имущество каким-то конкретным физическим лицам. Оно все поступает в общецерковную казну. Таков канонический закон. Поэтому сам факт наличия у патриарха в собственности такой квартиры противоречит каноническим правилам. Но еще раз замечу - формально в деле участвует не патриарх, а госпожа Леонова, статус которой не до конца понятен.

– Про вариант с сестрой говорили выше. Есть ли более-менее официальные разъяснения, кем приходится монаху Кириллу Лидия Леонова? Кроме коммунальной соседки, естественно.

– Официальная историография умалчивает о госпоже Леоновой. Поэтому нам ее статус непонятен: так мы могли бы хоть сослаться на какой-то официальный документ. Есть неофициальная историография, которая берет свое начало от публикации немецкого журнала "Штерн" примерно в 1993-1994 годах, где митрополит Кирилл описывается как "примерный семьянин". И даже утверждается, что у него есть дети. Далее наш портал со ссылкой на разные источники – в частности на Сергея Бычкова из "Московского комсомольца", который проводил разные расследования, касающиеся жизни будущего патриарха, – несколько лет писал о том, что эта госпожа Леонова является дочерью некоего чиновника из Ленинградского обкома партии. С ней будущий патриарх познакомился еще в начале 70-х годов, когда он был студентом Ленинградской духовной академии. И вот якобы с тех самых пор она везде его сопровождает - и в Смоленске жила, и теперь в Москве. Поэтому слово "сестра", может быть, стоит понимать в духовном смысле, а не в физиологическом.

– Владимир Гундяев - это первый человек на посту патриарха Московского и всея Руси, кто обладает такого рода собственностью? Или предшественники Кирилла на посту тоже отличались чем-то подобным?

– Некоторые предшественники отличались, хотя собственность Кирилла превосходит, наверное, собственность любого другого патриарха за всю послереволюционную российскую историю. К примеру, патриарх Алексий I никакой личной недвижимости не имел. Он жил на даче в Переделкине или в Одессе, или в Чистом переулке в общецерковных помещениях, где ему просто бесплатно предоставлялось жилье. Патриарх Алексий II уже имел некоторую личную недвижимость – например, квартиру в жилом комплексе "Золотые ключи" в районе Матвеевское. В 70-е годы по ходатайству Совета по делам религии высшим иерархам выделялись квартиры в кооперативном доме около метро "Юго-Западная". Но там была кооперативная форма собственности. Возможно, эти квартиры были приватизированы. Там до сих пор живет, например, митрополит Ювеналий – который когда-то описывал в своем официальном журнале, как на лестничной клетке около его квартиры на него нападали какие-то преступники с ножом и сильно его поранили…

У Алексия II была собственность в Швейцарии. На Youtube даже висит небольшой фильм о том, как он посещает свой коттедж, свою заграничную резиденцию. Но, похоже, у патриарха Кирилла такой собственности гораздо больше. Говорят, что у него есть домики в Швейцарии, в Испании, еще где-то. Все это расследовать довольно трудно. Часть имущества оформлена на других лиц. Но вот эта квартира в Доме на Набережной – в одном из самых дорогих в Москве зданий – оформлена официально на Владимира Михайловича Гундяева. Так что, о ней мы можем говорить. Она, конечно, по стоимости значительно превосходит ту квартиру, которая принадлежала Алексию II. Кирилл - не родоначальник этой традиции, но он достиг максимальных высот стяжания.

– А что об этом думает паства? Богатство богатством, но "Дом на набережной" - это несколько напоказ.

– Наверное, ни для кого не является секретом, что среди паствы, рядового духовенства Кирилл вызывает разные болезненные эмоции. Сколько за последние 3 года появилось коллективных или частных писем протеста, обличений, еще чего-то. Еще перед выборами патриарха, в 2008-2009 годах очень много говорилось о том, что Кирилл – слишком мирской, слишком политиканствующий, что он не вяжется с традиционным благостным образом русского патриарха. Если вы помните, во время этой кампании Климента и Кирилла, двух основных кандидатов, противопоставляли по принципу "молитвенник и менеджер". Сторонники Кирилла особо подчеркивали, что он обладает уникальными административными способностями, в том числе может добывать деньги, вкладывать их. Именно такой патриарх нужен церкви в данный период такого дикого государственного капитализма.

– Для вящей самостоятельности церкви?

– Пожалуй, да, чтобы более-менее на равных вести торг с властью. Потому что Климент, будучи нестяжателем и молитвенником, вынужден был бы механически и тупо исполнять все приказы власти. А Кирилл, обладающий какой-то собственной силой, в том числе и финансовой, может требовать более уважительного к себе отношения, чтобы церковь воспринимали как некий равный субъект в политической жизни, в экономической и т. д. Действительно, большинством паствы и духовенства Московского патриархата Кирилл не воспринимается как традиционный патриарх, он вызывает очень много негативных эмоций, и критика есть внутри церкви. Но там слишком жесткая вертикальная структура. Она предоставляет очень мало возможностей для эффективной критики. Нет никаких соборных институтов типа церковного парламента, где могли бы быть фракции, критика, еще что-то. Нет никаких контрольных и  ревизионных органов. Нет нормальной работы церковного суда. Все это глухое недовольство не может приобрести какие-то организованные формы. Поэтому пока оно остается несколько подавленным и проявляется исподтишка. Когда со временем, может быть, появятся инструменты какой-нибудь конкурентной борьбы внутри церкви – тогда все это выльется наружу. Но пока все это в таком задавленном состоянии.

– И даже информация о подобном акте стяжательства не способна изменить ситуацию, нарушить равновесие подобного рода?

– Я бы не стал говорить о равновесии. Это все-таки такая вынужденная подавленность. В Московском патриархате копится энергия очень большой протестной силы. При малейшем ослаблении политических скреп и гарантов, которые обеспечивают единство Московской патриархии, вся эта мощь выплеснется наружу - в очень, может быть, ярком виде. По крайней мере, в Москве большинство клириков знало, что у патриарха есть эта квартира, что у него еще ряд дорогих объектов недвижимости. Кого-то это смущает и  вызывает глухой ропот, а кто-то, наоборот, видит в этом доказательство, что Кирилл – действительно эффективный менеджер, что может стяжать собственность, управлять ею: "если он для себя это сделал, то и церкви что-то может перепасть". Возьмем программу строительства 200 новых храмов в Москве. Ведь московские клирики претендуют на то, чтобы, благодаря этим храмам, занять какие-то новые места, обрести новую паству. Так  что, тут есть некоторое пересечение интересов самого патриарха и части московского духовенства.

– Однако с уходом Юрия Лужкова об этой программе стали говорить гораздо меньше.

– Не далее как позавчера проходило заседание попечительского совета. Фактически программу взял на себя господин Ресин, ближайший помощник Лужкова. Можно сказать, что через Владимира Ресина произошла некая трансляция той ситуации, которая была при Лужкове, в нынешние реалии. Ресин, будучи официально иудаистом, стал помощником патриарха по вопросам строительства новых храмов. И он действует с присущим ему напором, силой для того, чтобы получать все новые и новые участки под это строительство. Правда, в этом году будет начато строительство только на 11 участках, что можно считать, конечно, некоторым поражением Кирилла. Однако Ресин гарантирует, что он будет и дальше продавливать новые участки, добиваться их выделения…

Но речь сейчас не об этом. А о том, что среди московского духовенства есть такая прослойка, которая надеется пополнить свои доходы после того, как появятся эти храмы - и поэтому поддерживает усилия патриарха, направленные на это. А вот провинциальное духовенство, в основном, жалуется. Отовсюду мы слышим стоны. К нам в редакцию приходят коллективные письма, что сельское духовенство обложено какими-то непомерными церковными налогами, которые не имеют, кстати, юридического статуса: просто неофициальные поборы в черную кассу, налоговое преступление, по сути дела. Тем не менее, архиереи нещадно увольняют тех, кто не выполняет этих финансовых требований. Суммы увеличились в разы по сравнению с тем, что они платили до патриарха Кирилла. Поэтому положение Кирилла внутри церкви зыбкое. Он держится, пока существует его альянс с Владимиром Путиным. Путин - гарант неприкосновенности Кирилла и его собственности. Случись что с Путиным – конечно, Кириллу тоже удержаться не удастся.

http://www.svobodanews.ru/content/article/24525100.html

Tags: 
Текущая Ситуация: 

Комментарии

Недавно  подручный Гундяева- т.н. "отец" Чаплин в беседе с  "высокоморальной журналисткой" Ксюшей Собчак упомянул ,кроме всего прочего магическое слово-"десятина".Т.е платили бы ВСЕ верующие подать-мы бы к власти за денюжкой не обращались! Надо больше давать говорить попикам-своим языком они выроют себе могилку!Ибо не Богу они служат,а кошельку и чреву своему.

Ну избежит Россия в очередной раз гибели - восстановится в ней социализм. Ну конфискуют всё это бабло, блат-хаты и прочие трофеи "смиренных слуг Божьих". Ну поступят с г-ном Гундяевым и прочим сбродом соответственно... А потом пройдёт лет 40-50 и всё по-новой: все хором читают какой-нибудь новый аналог "Мастера и Маргариты", увлечения религиозными философами, мода на иконы, хождение на дискотеку с непременными крестиками... Г-на Гундяева причисляют к лику новомученников...

Хорошо бы не наступить на те же грабли снова, и борьбу с религией (борьбу, разумеется, просвещённую) сделать с самого начала одной из важных частей борьбы за социализм.

И в Манифест надо ввести соответствующий параграф! wink

Неоднократно сталкивался с таким явлением на левых сайтах - православный коммунист. То есть, человек, полностью воцерковленный, полностью верующий (как правило - агрессивно верующий) - и не менее яростно поддерживающий КПРФ, поворот к социализму, советские ценности, Сталина...  Что за притча? Как это возможно? Болезнь духа? Болезнь разума? Времечко.

А тем временем, пока идет нейробиологический ликбез на РП... открылась  Школа Высших Смыслов.

http://gazeta.eot.su/article/memorandum-ob-uchrezhdenii-shkoly-vysshih-s...

и другого. Да, клиенты полуклинические. Особенно доставляет, когда начинают проклинать Ленина и Революцию и превозносить Сталина. Спрашиваешь, а Сталин-то как у власти оказался и чем занимался до ВОСР и во время оной? Ступор. А потом опять то же самое.

Да это целый жанр такой - антисоветского прославления Сталина, Берии или ещё кого-либо. На этом построены, например, книги Елены Прудниковой (книги, при этом, информативные и потому достаточно полезные). Но вот ухитряется же совмещать несовместимое.

А феномен "православных коммунистов" - это отражение идеологических баталий начала 90-х. Тогдашняя правящая камарилья и их идейная обслуга из интеллигентов позиционировали себя, как "сторонники общечеловеческих ценностей", борцы с "архаикой" (М. Захаров) и т.д. Вовсю звучала любимая "мысль" г-жи Новодворской о том, что Россия избрала себе "неправильную" религию, вот и пришла закономерно к "тоталитаризму".

Поэтому "православные коммунисты" - явление реакционное в самом точном и первоначальном значении этого слова.

Кроме того, при всём отвращении к религии сегодняшней, нельзя не признать, что Православие всегда было важной составляющей русского национального сознания. А сегодняшний коммунист не без основания считает себя бойцом русского национально-освободительного движения.

Поэтому разделять коммунистическуие и православные настроения необходимо, но делать это следует с осторожностью. Примерно, как сиамских близнецов разделяют...

все точно сказал