Вы здесь

Белорусские Заметки

Главные вкладки

Все антисоветские и антипатриотические силы яро ненавидят нынешнюю Белоруссию и «режим Лукашенко». Его оплёвывает Немцов и табуны кухонных интеллигентов, Новодворская и американский госдеп, «правозащитники» и Кондолиза Райс (или кто там теперь вместо неё).  На фоне всего этого русскому, советскому патриоту ничего не остаётся, кроме как солидаризоваться с Батькой. В немногих патриотических СМИ Белоруссия неизменно  изображается как оазис посреди постсоветского гниения и предательства. А Лукашенко и созданный им режим – едва ли не с нимбом вокруг чела (особенно тут постарался Проханов в «Завтра»).

Ни в коей мере не принимая точку зрения наших врагов, полезно, всё же, разобраться в особенностях того жизненного уклада, который сложился в РБ. Формула «враг моего врага – мой друг», как известно, ложная, а отсутствие собственной позиции неизбежно приводит к особой уязвимости в любом информационном противостоянии. Я не желаю, чтобы мои симпатии диктовались Новодворской и вовсе не обязан возлюбить каждого, кто ей отвергнут! Первая трудность, с которой приходится сталкиваться при всяких попытках сформулировать собственную точку зрения – крайняя скудость всякой информации о белорусской администрации.

Ну да, существует множество слухов, в которых эти люди представлены в неприглядном виде, есть намёки, информация «между строк» в достаточно бесцветных писаниях здешних официальных идеологов. Есть всеобщая убеждённость в том, что грозная и всемогущая Администрация Президента – вполне коммерческое объединение. Но невозможно базироваться на сплетнях, пусть и правдоподобных. Есть доставшаяся мне из первых рук информация о том, что в разгар газового противостояния с Россией, когда повсюду с официальных трибун говорилось о готовности терпеть трудности, жизни в землянках и т.п., приближённые Лукашенко закупили крупную партию дорогих джипов. Для себя. Чтобы из землянок на службу добираться было удобнее… Но сослаться на подобный источник я, понятное дело, не могу. Поэтому придётся попытаться составить цельную картинку из бытовых впечатлений и зарисовок, доступных каждому. Я сам живу в Белоруссии всего несколько лет, до этого долго жил в Канаде. Многое из того, что я вижу вокруг, существует и в России, и в других частях бывшего Союза. Пусть читателя это не смущает – я не ставил целью описать отличия РБ. Напротив, её удручающее сходство с другими обломками нашего советского мира не может не навести на размышления.

С самого начала хочу отметить одно важное ограничение этих заметок: я не пытаюсь рассматривать лукашенковский миропорядок исторически, в его развитии. Хотя, разумеется, следует помнить, что нынешняя власть в Белоруссии была установлена в 94-м, на подъёме бандитизма и мерзостей, которые тогда охватили весь бывший Союз. Со своей главной тогдашней задачей – минимизировать страдания и страхи миллионов людей – Лукашенко и его власть, безусловно, справились. Но, на мой взгляд, не смогли за много лет поставить перед собой задач новых. Итак, ещё раз – меня интересует лишь сегодняшний срез повседневной белорусской жизни.

Многие уважаемые мной авторы пишут про «проект Лукашенко».  А главная моя претензия, по большому счёту, именно в том, что никакого «проекта Лукашенко» нет и в помине. Был в своё время ряд правильных мер по сохранению больших заводов и кое-чего ещё.  А проекта – т.е. образа настоящего и будущего, нет. Что же, атомизация общества и распад народа возможны именно там, где утрачивается связь человека и с прошлым, и с будущим. Теряется и сам интерес ко всему, выходящему за пределы сиюминутных потребностей.

При этом прошлое вмещается в нехитрый набор штампов (у нас в Белоруссии оно, как и везде в бывшем СССР,  «мрачное и тоталитарное»), а будущего нет вовсе («стабильность и процветание»). При любой государственной конторе обязательно состоит на службе зам. директора по идеологии. Но самой идеологии у белорусской власти, кажется, нет совсем. Разве же это не характерная черта всех постсоветских режимов - отсутствие идеологии, т.е. системных представлений о Добре и зле, цельной мировоззренческой картины?  Как правило, она повсюду заменяется культом местного «твёрдого государственника», «туркменбатьки» или ещё какого-нибудь беларусбаши. Славословиями «народного президента» без особой рефлексии по поводу того, что же это такое - быть народом (а не населением или «электоратом»). С непременными заклинаниями про «процветание и независимость». Естественно, все эти режимчики антисоветские по своей природе (совершенно неважно, как, например, сам Лукашенко относится к Союзу). Коль скоро главным достижением являются «независимость и процветание» - причём непременно под сенью десницы вот этого, нынешнего начальничка! - то приходится по умолчанию исходить из того, что раньше был кромешный мрак зависимости и прозябания. 

По шумок болтовни о «народном лидере, не допустившем расхищения» (или хаоса, или ещё чего-нибудь нехорошего) идёт дальнейшее обогащение богатых – осуществление главной цели существования всех этих режимов-близнецов.  Цель эта нигде не декларируется открыто, но везде понятна без слов остальному населению. Люди (в частности, здесь – в Белоруссии) отвечают на это полным цинизмом и нигилизмом во всём, что касается так. наз. «государственных интересов». Все остальные ужимки пропаганды преходящи и временны. Ну, было модным в РБшных газетах поругивать Запад и особенно Америку, ну и что? В один день вся эта тема оказалась практически под запретом, теперь никто никого не ругает и вообще тишь, да гладь.

Удивительно, но факт: в маленькой, этнически достаточно однородной РБ процветает дедовщина в армии. Казалось бы, у вас тут «диктатура»? Чудесно! Именно то, что надо для того, чтобы с этим позором покончить. Была бы такая цель… 

… В своё время селекционеры предприняли массу попыток скрестить два растения – картофель и помидоры (они близкие родственники). Предполагалось получить суперполезный гибрид: помидорные вершки и картофельные корешки. Что же, скрещивания получались. Только неизменно в обратном варианте: под землёй помидорные корни, а сверху картофельная ботва. Проку от такого растения было немного. Вот и белорусская жизнь в самых главных её проявлениях очень напоминает мне такой неудачный гибрид. Социализма с капитализмом, авторитарности и свободы…  Когда от каждой модели берётся худшая, наименее продуктивная составляющая. От капитализма культ «золотого тельца» и готовность всё в жизни измерять деньгами, но вдобавок над тобой нависает типично социалистическая махина государства с бесчисленными проверяющими и «вертикалями», от которых в глазах рябит. Авторитарная манера затыкать всем рты и  напропалую хамить подчинённым отлично сочетается с довольно большой, на советский взгляд, бытовой свободой. Только свободой довольно тоскливой: можно быть алкашом, «легальным» гомиком или проституткой, можно громко материться везде – хоть в электричке, хоть в университете и т.д. (Легко угадать в этой свободе контуры западных «прав человека», первейшим из коих является право человека быть скотиной.)

Кстати, насчёт хамства, возведенного в ранг государственной политики, не могу не сказать отдельно. Тут «Батька» лично подаёт пример на своих знаменитых совещаниях в эфире, а начальнички поменьше от него не отстают, копируя подчас и мимику, и интонации. Конечно, и в советской жизни встречались хамоватые начальнички, но никогда производственные отношения в СССР не состояли настолько из хамства и порождаемого им холуйства. Отчасти, наверное, оттого, что в коллективной памяти был ещё жив образ немногословного и корректного Сталина, обращающегося на «вы» и не перебивающего нижестоящих.

Белорусское государство пошло, как и следовало ожидать, по тому же пути, что и российское, и любое другое СНГовское: оно сняло с себя практически все заботы по социальной защите своих граждан.  Никаких тебе «права на труд и права на отдых» оно никому не гарантирует. Явочным порядком оно таки назначило себя «ночным сторожем». Но при этом требует, чтобы граждане являлись на субботники (из ленинских их стыдливо переименовали в какие-то «республиканские», «областные» и т.п.). Патриотам нашим следует отметить эти особенности «белорусского патернализма» - отцовских обязанностей сей pater за собой не признаёт, но «папочкой» звать себя заставляет… Помилуйте, да какая же бесплатная работа может выполняться для ночного сторожа! По старой советской традиции в школах осталась обязательная «трудовая практика». Это когда дети летом убирают школьную территорию. Но при этом (сам был поражён, когда узнал!) вполне разрешается … присылать вместо себя другого. Главное, чтобы нужное количество галочек за дни было собрано. Т.е., вполне допустимо, чтобы сынок богатых родителей отправил на пришкольный участок своего товарища из бедной семьи (тот отработает за себя, а потом – за небольшую плату «закроет практику» своего богатенького дружка). Такое вот трудовое воспитание!

Я был удивлён, когда моя дочь во втором классе пришла из школы вот с таким нагрудным знаком:

А это, оказывается, их в октябрята приняли! Что же, очень по-белорусски - сохранить форму, выхолостив её содержание. Как не понять бедных чиновников системы образования: ещё в «перестройку» красная звёздочка с изображением Володи Ульянова была объявлена некошерной, но ведь и инструкции принимать детей в октябрята никто не отменял! Идеологи низшего звена находят гречески простое решение этой дилеммы – отрезают оборку от старой юбки и назначают её октябрятским значком.

Государственная пропагандистская машина привычно бухтит где-то над головами – как радиорупор в ЦПКиО. А тем временем…  Страшно зрелище крайней архаизации сознания людей. Такое чувство, что перенёсся в средневековье, только с дизельными моторами, компьютерными играми и рекламой. Средневековая дикость без средневековой цельности…  Повсюду люди листают сонники, свято верят в колдовство, в порчу, в «заговорённые» иголки, втыкаемые под подкладку шапки обречённого и т.п.  В местной церкви «плачут» иконы…  Знахари лечат «шептанием»… У каждого свой запас историй о ведьмах (да-да, настоящих, живущих в соседнем подъезде), в народе поговаривают о том, что против ведьмовских козней вот-вот будет принята соответствующая статья в УК (интересно, будет ли предусматриваться сожжение? А то отправлять уличённую народным судом ведьму в колхоз «на химию» как-то несолидно…). Советская цивилизация, с её рациональностью и верой в познающий человеческий разум, похоже, рухнула совсем.  Мои местные знакомые, в том числе и люди с университетскими дипломами, в ужасе от моего намерения посадить около строящегося дома ёлку. Ведь доподлинно известно, что ёлка около дома приносит смерть и прочие неприятности! … Поразительно, насколько хрупка человеческая культура, как быстро поле зарастает сорняками. Неужели любые усилия и жертвы коммунистов всегда обречены на такую судьбу? Невольно возникают ассоциации с «Островом Доктора Моро», где звери, превращённые в людей, на глазах звереют снова.

А пропалывать поле, всё же, проще и гуманнее, чем перепахивать вовсе.  Поэтому хорошо понимаю то время, когда за дурацкий анекдот или знахарские бредни можно было схлопотать 58-ю.  Вообще я теперь немножко по-новому ощущаю борьбу большевиков против «религиозных пережитков», мракобесия и т.д.  Вспоминаются знаменитые «ростки баобабов» из «Маленького Принца».  Наш сад 70-х - 80-х был достаточно ухоженным, и мы не умели отличать ростки баобабов от роз. Результат налицо  - вспомним в детской книжке Экзюпери рисунок планеты, «где жил один лентяй»,  разорванной баобабами на части!

Кстати, заговорив об общей культурной деградации, не могу не упомянуть незначительную, на первый взгляд, деталь – деградацию, так сказать, лингвистическую. Помните фильм «Доживём до Понедельника»? Там главный герой буквально взрывается, услыхав в учительской своей родной школы неграмотную речь: «…Говорила им не ложить, так всё равно ложат…». В Белоруссии сегодня редко встретишь человека, который говорил бы наоборот – т.е. грамотно. «Ложат» и «подлаживают» (т.е. подкладывают) все – учителя на родительских собраниях, чиновники, выпускники университетов и т.д.  Письменная речь под стать устной. Помню, как меня – выходца из СССР с его высоким уровнем грамотности, шокировала неграмотность жителей Северной Америки. В своём родном английском языке они запросто лепят орфографические ошибки повсюду: в рекламных и прочих объявлениях, в местных газетках. Теперь та же картина и у нас. В школьных классах висят «наглядные материалы» для детей … с ошибками, ошибки в журналах и на «идеологических стендах» предприятий, даже гимн местной «гимназии», гордо вывешенный при входе – и тот, разумеется, с ошибками.  Возможно, (и даже наверняка), это одно из последствий падения некогда высокого уровня образования, «демократизации» школы. Но не могу не усмотреть в этом явлении также и тяжкую поступь Постмодерна, уверенно шагающего и по «последней диктатуре Европы».  Лишение языка его святости. Язык, как, впрочем, и всё остальное, подвергается ежедневной  «десакрализации» (одно из любимых словечек постмодернизма). «А не всё ли равно, как написать (сказать)?» Ну что тут ответишь…  К тому же, заставлять всех поголовно писать «корова» через «о» - это, знаете ли, тоталитаризмом попахивает.

… Одно время я иногда подрабатывал водителем в свадебных кортежах. Это оказалось неожиданно интересно. Интересен сам нынешний белорусско-русский свадебный ритуал. Прежний советский обряд был, насколько я его знаю, беднее. Уважаемый мной С. Г. Кара-Мурза пишет о том, что советская жизнь строилась на «цивилизационных матрицах Просвещения».  А сейчас от этой матрицы мало что осталось. И ритуал стал неожиданно обогащаться. Только вовсе не за счёт христианских обрядов – нет! Массовое бессознательное благополучно обошло стороной всех михалковых-говорухиных, скорбящих о «России-которую-мы-потеряли», и соскользнуло назад в глубокую дохристианскую архаику. Уже и не важно, кто первым придумал те или иные элементы свадебного ритуала, поразительно то, что они стали общеобязательными. В освобождённое после 70-ти лет «вольтеровско-марксистского варварства» сознание хлынул чистейший шаманизм. Поразительно, что он, оказывается, бродил всё это время где-то неподалёку. Эта новая-старая мистика абсолютно отличается по своему духу от мистики христианской: в христианстве слова, действия и предметы являются земными отражениями мира горнего (церковный купол = свеча = душа, свечи зажигаются друг от друга, как людские души, просвира и вино – тело и кровь Христа и т.д.). Эта мистика на каждом шагу стремится к самообъяснению, к богословию. Т.е. стремится выйти из статуса мистики и стать Откровением.  Иное дело обряд  языческий. Шаманизм напрочь лишён тяги к рефлексии и никакого шаманского богословия по себе не оставляет. Предметы, слова и действия носят там не символический, а магический смысл. Когда же магия выходит из употребления, то языческие обряды перекочёвывают в «подсознание культуры» - в народные сказки, в жесты типа постукивания по дереву и сплёвывания через плечо, в суеверия. Про это здорово писал в своё время исследователь волшебных сказок Владимир Пропп. Вот его-то я и вспоминал, когда возил здешние свадьбы. Итак, самое начало: мать и отец невесты обходят построенные в ряд машины и посыпают их зерном. Зерно должно обозначать изобилие и продолжение рода. В деревенском варианте я это действие видел ещё более занятным: зерном посыпала кортеж бабушка невесты, а дед всё это время гнал бабку вокруг вереницы машин специально срезанной с дерева хворостиной. Очевидно, что бабка здесь ритуально уподобляется домашней скотине. …Вспомним, что в древности был обычай перед началом постройки города провести борозду по периметру будущих стен специально запряжёнными домашними животными (Рем поиздевался над Ромулом, совершавшим этот обряд, и поплатился за это жизнью). После этого едут прямиком в ЗАГС. При этом тщательно избегают проехать мимо кладбища. После регистрации невеста должна с порога бросить в толпу детей (они уже ждут этого около крыльца) несколько горстей конфет, изображая сеятеля. Конфеты-семена обеспечат ей самой «жатву» в виде здоровых детей. Сразу же по выходе оттуда начинают «перегораживать». Это происходит так: несколько знакомых (а иногда и незнакомых) людей ставят прямо посреди дороги на пути машин табурет, в центре табурета – каравай и бутылка водки. Сваты должны забрать бутылку, а вместо неё поставить 4 новых по углам табурета. Скорее всего, это должно обозначать опять-таки плодовитость: поставленная («брошенная в землю») бутылка возвращается «сам-четыре». Одновременно это называется и «выкуп», т.к. ценою водки покупается право проезда. Мотив интересный - в разных мифологиях упоминались ситуации, когда злые силы усмирялись действием вина (от Полифема, до Асмодея, которого царь Соломон берёт в плен, предварительно напоив). Потом требуется найти мост (в нашем городке есть пара мостиков, оба исключительно зачуханные – но не беда!), молодые вылезают из машины и жених несёт невесту по мосту на руках. Вспомним:  река – граница между царством живых и царством мёртвых (Ахеронт, Стикс). Именно на мосту встречает Иван Чудо-Юдо и его братьев, на Калиновом мосту бьётся с нечистью Илья Муромец. Мост – пограничная точка разных миров. В сказках главный герой должен спасти свою будущую жену, выведя её из тридевятого царства (В.Пропп убедительно доказывал, что тридевятое царство суть царство мёртвых). Постсоветский добрый молодец начала XXI века тоже не теряется и выносит свою невесту через мост из тридевятого царства прямо мимо коммерческих киосков.

Подобная каша в головах ещё может вызвать этнографическое умиление, пока речь не заходит о безусловных нравственных ценностях. Но беда в том, что на таком же уровне вокруг судят и об истории, и о будущем. Ну вот, например, большая  часть народу убеждена в том, что белорусские партизаны просто «ховались в лесах» и грабили население. А немцы от этих самых партизан людей защищали (т.е. точно, как в геббельсовских схемах!). Доводы о том, что партизаны живы только пока их поддерживает население, что бескрайних сибирских лесов в Минской области нет и любой отряд, поссорившись с жителями окрестных деревень, жил бы недолго, никто просто не слушает.

В нескольких километрах от нашего городка стоит село, где родился Марат Казей -  14-ти летний Герой Советского Союза. Все мы с детства помним, что в последнем бою Марат подорвал гранатой и себя, и окруживших его врагов. Вокруг полно топонимов, связанных с его именем, стоит памятник на сельской площади и т.д.  Так вот, повсеместно укоренено гаденькое поверье, что  Марат-де  попросту подорвался спьяну (!) на собственной гранате. Слух этот заслуживает упоминания только лишь как иллюстрация того, до какого скотства дошли мы сами. Ещё? Пожалуйста.

… «Катюши» были изобретены задолго до войны, но их умышленно не использовали, т.к. Сталин хотел руками Гитлера уничтожить белорусов. («Зачем нужно было их уничтожать?» - такой вопрос и не формулируется.)
…Отца моей соседки сослали в 35-м в Коми за то, что построил новый дом. («А деда расстреляли за то, что купил в универмаге новые ботинки!» - хочется добавить…)

Весь этот бред повторяют простые и хорошие в массе своей люди. И здравомыслящие! Беда в том, что поражены не индивидуальные мозги, а, так сказать, «коллективное интеллектуальное», местная ноосфера. Что удивительного?  Нынешний человек массы, живущий в Белоруссии, абсолютно отучен задавать общие вопросы -  «А для чего мы живём, какие цели преследуем?» (кроме всем понятной цели подзаработать, естественно). Стоит ли изумляться тому, что и прошлому подобные вопросы адресовать он не в состоянии, не может понять логику людей прошлого, т.к. не видит подобной логики вокруг себя! Он чувствует себя песчинкой, амёбой, реагирующей лишь на прямые раздражители. Его суета состоит из мелких удач и неудач, направляемых слепым случаем: «попал» (на бабки или ещё на что-нибудь) - «поднялся» (всё на то же…).  Жизнь своих отцов и дедов он видит точно такой же.  В сущности, второе пришествие шаманизма, претендующего на место общей идеологии, в подобном обществе не случайность. Тем шаманизм и отличается от монотеизма (а также от сложного язычества греческого, к примеру, толка), что место этики, с её общими вопросами (и неизбежным поиском Смысла Жизни), в нём занимает магическая целесообразность и обязательное умение уживаться с тёмными силами (заблудился в лесу – леший попутал  - выверни одежду наизнанку и леший от тебя отстанет).

 

Во время недоброй памяти «перестройки» очень в ходу был термин «административно-командная система». В те годы на нас лились потоки самой разной бессмыслицы, подобные термины и определения лепились на ходу, да и авторами их были большей частью придурковатые афанасьевы-карякины. Поэтому столь легко было впоследствии патриотическим авторам высмеивать его нелепость. Мол, любая сложная общественная система неизбежно бывает административно-командной. Даже во время первобытной охоты на мамонта кто-то обязательно должен был брать на себя административно-командные функции. Никак не обойтись без приказов начальников и без сигналов уличных светофоров. Что же, существует на свете много неудачных терминов. Не стоит к ним особенно придираться. Важнее другое – ведь та самая система, которую неудачно наименовали перестройщики, действительно существует! И по многим признакам узнаваема в ряду других систем.

Как её отличить? Да очень просто: из неё изъяты нормальные мотивы человеческого поведения. Осознание необходимости какого-либо действия, желание добиться хорошего результата, ответственность перед товарищами по работе, состязательный азарт, на худой конец – стремление к общественно-одобряемой материальной награде  и почестям. Всё это при административно-командной системе уже не существенно. На первый план выходит стремление отвести от себя начальственный гнев и «не высовываться».

Суть этой системы мне, помнится, коротко и ясно объяснил староста моей студенческой группы, когда я на первом курсе говорил, что не хочу заниматься «общественной работой». Он сказал: «И никто не хочет, но все делают, чтобы  … [э-ээ, тумаков – М.Ш.] не получать». Так оно и вертится достаточно долго: директор школы озабочен не тем, чтобы дети чувствовали красоту разных наук, читали хорошие книги и любили Родину, но тем, какие стенды надо вывесить к приезду очередной комиссии; руководитель завода думает лишь о том, как нужные «плановые показатели» нарисовать, а там хоть трава не расти…  Подобная система порождает огромный заряд массового цинизма и в результате рано или поздно губит всё общество – это мы уже, к сожалению, знаем. В Белоруссии «административно-командные» отношения стали главным наполнением государственной жизни. Пишу это не для того, чтобы бросить в РБ камень. Просто должны же наши патриоты и в самом деле отличать признаки этой самой болезненной системы, не имеющей до сих пор подходящего названия! Иначе, даже и создав в мучениях СССР-2, мы снова из страны героев-стахановцев превратимся в страну упакованных в импортное шмотьё «комсомольцев» и мазохистских анекдотов. Белоруссия – огромное наглядное пособие, показывающее нам, чего следует избегать.

На всех госпредприятиях такая практика – насильно заставляют своих сотрудников подписываться на государственные газеты. И в школах учеников заставляют, точнее, их родителей.  Читать в этих газетах решительно нечего, так они и копятся до тех пор, пока у ребёнка в школе не будет объявлен очередной сбор макулатуры.  А стоит подписка немало. Заартачишься – выгонят с работы. А ребёнка «запрессуют» в школе. Такой вот беспредел. В СССР только коммунистам полагалось выписывать «Правду», остальная подписка была по желанию. Из газет, на которые нас подписывают, особенно примечательна главная – «Беларусь Сегодня» («Советская Беларусь»). Она претендует на универсальность и литературность, поэтому кроме текущих новостей и фотографий Лукашенко во всех ракурсах, постоянно печатает «исторические» материалы. Чего там только не прочтёшь! Интервью с различными антисоветчиками, давно «вышедшими в тираж» в России, воспоминания «жертв репрессий»… Вот и в сегодняшнем номере огромное интервью с Фазилем Искандером, которого рекомендуют как живого классика и светоча литературы. «Светоч», разумеется, начинает с чертовски оригинальной и свежей мысли об извечном рабстве русских. Воистину у всех этих антисоветских господ какой-то собачий инстинкт: как и собака, они не могут спокойно пройти мимо чего-либо высокого, не сделав гадости!  «Пометив»  русскую историю, живой классик аттестует советское время как «крайне подлое, растлевающее человека с его согласия или без его ведома». Разумеется, он не снисходит до расшифровок и не объясняет, кто, когда и каким, простите, способом растлевал его самого. Да нет, ничего нового от всех этих искандеров-ахмадулиных ждать не приходится, я бы и не вспомнил про это интервью. Но вот ведь: меня изо всех сил заставляют его читать за мои же денежки!  А печатает его газета, официально именуемая «органом Администрации Президента». Орган, видать, с самой перестройки не мытый и потому пахнущий не ахти…

Наше начальство учредило новую «политическую партию» - «Белую Русь». Цели – способствовать процветанию, ну и вообще всему такому хорошему.  (Функциональный аналог «Единой России».) В неё добровольно-принудительно записали почти всех бюджетников. Людям раздавали четвертинки печатного листа (именно так – а-ля Плюшкин!) с готовыми заявлениями. Те их подписывали и складывали в стопку. Стараясь друг на друга в этот момент не глядеть.  … В старину на партбилетах ведь что-то писали: «Партия – ум, честь и совесть…», или «У коммуниста есть только одна привилегия…». Не знаю, как выглядят партбилеты Белой Руси, но в них приличнее всего написать в качестве партийного лозунга: «Один раз – не п…с !»

Тут недавно разыгрывались ритуалы «выборов в белорусский парламент». Что такое парламентаризм в РБ  я описывать не буду: моё перо слишком слабо. Вот выступает по телевизору Лукашенко. Главный message выступления в том, чтобы никто из «так называемой оппозиции» на выборах не прошёл, но чтобы это было сделано чинно-благородно, чтоб комар носа не подточил. Тем, кто занят выборами на местах, он велит особо обращать внимание на вопрос о том, где кандидат работает. «Пусть свядомые [знаменитые – бел. Так официальная власть в РБ дразнит своих местных «оранжевых». – М.Ш.] расскажут народу, где они работают - в парламенте бомжи не нужны».  Как ни противны мне «оранжевые», но после такого лицемерия хочется обнять Миленкевича и расцеловать его румяную демократическую ряшку.  Уж если отказ от подписки на газету влечёт за собой потерю работы, то какой вменяемый руководитель отважится держать на своём предприятии вождя оппозиционной партии?! Вообще вопрос гораздо более сложный: как именно власть – не важно, наша или не наша, в нынешних условиях должна легитимизировать самое себя? Любые парламентские выборы  - это игра и жульничество.  Так что тут у меня больших претензий к Лукашенко нет, умиляет только его непосредственность. А так, чем изображать выборы и загонять туда силком народ, уж лучше бы власть ввела институт гадания авгуров, как в Риме  – ей-ей, дешевле бы вышло. 

А если совсем серьёзно, то мне не нравится сам симптом – когда власть уж слишком озабочена своей легитимизацией.  Мы видим это в РФии, например.  И в Беларуси набор технологий становится всё более похожим. В этой связи даже думать не хочется о регулярных терактах (вроде того, что произошёл в Минске в День Независимости). У всех этих эпизодов есть общие черты: они происходят без жертв или с небольшими жертвами (без погибших), часто их предотвращают заранее (вот и в нашем городке в прошлом году нашли взрывное устройство на ж/д путях). НИКОГДА никого за эти дела не поймали. НИКОГО в них даже не подозревают: в Белоруссии ведь нет ни бурлящего Кавказа, ни «Аль-каиды». НИКТО не брал на себя ответственность. А ведь заметим: для того, чтобы взорвать что-то на главной площади страны при стечении народа и в сотне метров от Лукашенко, необходимо обладать какими-то организационными возможностями и квалификацией – рядовым хулиганам это не под силу.  И каждый раз государство всеми доступными ему средствами создаёт общественный резонанс. Так, например, после нынешнего взрыва в Минске в каждом сельпо, на каждой деревенской автобусной остановке были вывешены детальные инструкции о том, как надо действовать при обнаружении взрывчатки.  Таким образом, цель загадочных террористов, вроде бы, достигнута – население постепенно начинает бояться чужих сумок.  Ладно, тут я остановлюсь, т.к. подобные подозрения хочется поскорее отогнать, как кошмарный сон…

Но по другим поводам в обществе и в государстве наоборот не принято поднимать шухер. Вот прошлым летом я 22 июня (!) шёл утром мимо местного сельсовета и видел на оном огромную свеженамалёванную свастику. Через несколько дней прошёл снова, но уже не увидал – вероятно, уборщица тряпкой смыла. И полная тишина! Ни местная районка, ни местные кумушки не считают этот эпизод достойным внимания. Трудно поверить, что дело происходит в Белоруссии.

Экономика РБ так же мифологизирована нашими левыми, как и прочие стороны белорусской жизни. Когда Лукашенко озвучивает какие-то постоянно растущие цифры средней зарплаты, я диву даюсь – откуда он их берёт?! В 30-40 км от Минска зарплата в 200 долларов считается нормальной, а в 300 – вполне хорошей. Ну да, ТАКОГО развала, как в России тут не было – за это вполне можно сказать Лукашенко спасибо. Некоторые виды сложной технической продукции идут на экспорт (трактора, БЕЛАЗы). Мне, правда, так и не удалось дознаться, как соотносятся их себестоимость и экспортная цена. Есть у меня подозрение, что продают их без особого навара, а просто, чтобы обеспечить хоть какие-то валютные поступления. Больше экспортировать Белоруссии, по большому счёту,  нечего, а приток импортных микроволновок и мобильников подпитывать чем-то надо. При этом большинство государственных заводов лежит на боку. Приходилось бывать на многих из них. Почти везде одно и то же: многие годы работы в убыток, обшарпанные цеха и «офисы», стометровый коридор с одной тусклой лампочкой, сотрудники, закутанные, как французы под Москвой по причине жуткого холода в помещениях, рабочие, пьющие «чернила»…

Странно представить себе, что лет 20 тому назад эти цеха кипели и там действительно работали в 3 смены.  А ещё меня поражает то, как были эти заводы построены: везде мраморная и гранитная облицовка (уже почти разрушенная, да и не заметная в полумраке), на территории – огромные «советские» туи, высаженные по шнурку. Вот так в СССР строили для провинциальных работяг! Сейчас всё это уже давно перешло в разряд «элитных» прибамбасов для коттеджных посёлков. Руины советской цивилизации, теперь уже почти непонятной потомкам («Зачем нужно было так тратиться-то?!»)  Появился и особый тип директора такого завода – что-то вроде официального лекаря при покойнике. Спроса с него, понятно,  немного. Вид, как правило, вполне гламурный – немилосердно ведь требовать от лекаря постоянной скорби по усопшему, когда у него самого всё вполне тип-топ! «Схем» и в этой сфере великое множество, на упадке родного завода тоже вполне можно греть руки. В нашем маленьком городке перед глазами пример директора государственного завода, доведшего своё хозяйство до банкротства с последующей продажей немцам из очередного СП, а потом … ушедшего в это же самое СП на хороший оклад. Что же, по-своему, он вполне герой капиталистического труда… Какой толк его осуждать? Можно лишь вернуться к тому, с чего начали – с ухода государства из всякой идеологии. Там, где государство перестаёт быть идеократическим, там и понятие стыда неминуемо уходит из общественной жизни. Помню, ещё в самом начале ельциновщины Немцов поучал нас в очередном интервью, что обществом (читай, поступками каждого отдельного человека) может править либо идея, либо деньги. Проницательный мужик этот самый Немцов!

Бытует также ошибочное представление об особой защищённости белорусских трудящихся. В реальности всё гораздо ближе к тому же бесправию, в котором пребывают трудящиеся по всему СНГ. Как на госпредприятиях, так и на частных фирмах, работяги обычно получают заработок, состоящий из двух частей: «тариф» и «премиальные надбавки». Последних могут лишить без особых объяснений и по любому поводу. Но самое пикантное в том, что сам «тариф» не покрывает даже физиологического минимума, потребного для выживания (а уж если у кого дети есть…). Жаловаться «лишённому» некуда: какому суду он станет доказывать, что его обязаны были премировать?! Другими словами, у начальства всегда есть легальный способ заставить работягу и его детей голодать. Но при этом Белоруссия не была бы Белоруссией, если бы на всех проспектах Минска не красовались лозунги «Беларусь для народа!» Сами же местные «тарифы» при этом ниже, чем в РФ – долларов 60 – 100. …Вспоминается эпизод из «Алисы в Стране Чудес». Там Алиса слушает историю о том, как Морж и Плотник пригласили устриц в гости и съели. После чего заявляет: «Мне больше нравится Морж – ему было хотя бы жаль бедных устриц». [Во время еды Морж плакал – М.Ш.]  - «Так он же съел больше: просто он платком тарелку прикрывал…»

В заключении полагается делать выводы. Мои выводы будут следующими:

Во-первых, как я уже отмечал, несмотря на многие положительные детали белорусской жизни (не столь полный разгром экономики, как в некоторых других республиках СНГ, отсутствие локальных войн, бандитизма и т.д.), ни о какой «белорусской модели» говорить не приходится. Нет ни «белорусского экономического чуда», ни белорусской независимости.

О последней хочу сказать особо: хотя везде развешаны плакаты, рассказывающие нам, насколько мы независимая страна, нынешний «кризис» прекрасно показал истинную цену этой независимости. Из-за того, что в Америке проворовались банкиры, белорусская медсестра или учительница вынуждены заваривать пакетик чая по несколько раз… Невозможно удержаться и не сравнить эту плакатную бутафорию с независимостью истинной -  с независимостью Советского Союза. Ведь именно на фоне Великой Депрессии, the dirty-thirties ("грязные тридцатые" - РП.), был совершён Сталинский рывок, поразивший весь мир! Сравнение такое нужно хотя бы для того, чтобы не потерять точку отсчёта. Да, понятно, что возможности маленькой Белоруссии меньше, чем у СССР, но врать-то зачем?! Единственное, что мне кажется положительным во всей истории с местной независимостью (и за что следует отдать должное Лукашенко!), это то, что сакраментальный праздник всей СНГовии – День Независимости, отмечается тут, всё же, не в годовщину разрушения СССР, а в честь освобождения Белоруссии от фашистов.

Во-вторых, нынешнее белорусское государство вряд ли жизнеспособно. Дело даже не в упадке нравов и неуклонной деградации всех «больших систем». А в том, что этот странный гибрид «социализма с капитализмом» исключительно прожорлив и никаких ресурсов на его прокорм не хватит. Я много раз пытался прикинуть «на пальцах», т.к. точной статистики у меня, понятное дело, нет. Ну вот, примерно одна пятая часть трудоспособного населения пьёт по-чёрному. (Пьянство в РБ – это вообще отдельная и больная тема.) Спиваются целыми улицами и деревнями. Ещё пятая часть – всевозможные «проверяющие», контролирующие органы» и т.п. Часто бывало так, что одновременно у нас проверяют почти всех моих знакомых – и местных физкультурников, и коммунальщиков, и предпринимателей. А ещё есть и те, кто проверяет самих проверяющих. Ну и т.д. Что же, действие равно противодействию, а посему в любой конторе обязательно много тех, кто «обеспечивает благоприятное прохождение проверок». На всех этих бухгалтеров-юристов и составителей отчётов запишем ещё добрую пятую часть трудоспособных граждан. Ну и ещё столько же (причём наиболее способных и творческих!) занято тем, что обслуживают маразмы капиталистической экономики: «повышают продажи» каких-нибудь музыкальных унитазов, бесконечно совершенствуют дизайн утюга, разрабатывают «брендинг-стратегию» 218-го сорта пива и заняты другими столь же полезными делами. Подсчитали, сколько народу приходится на долю тех, кто «просто работает»? И долго они смогут нас всех кормить? Впрочем, так же нежизнеспособна и нынешняя Россияния и другие СНГовские государства-фантомы. Ничего весёлого в этом, конечно нет, их дальнейшая деградация и неизбежное  разрушение вызовет жесточайшие страдания огромного количества людей.

В третьих, приходится с огромным сожалением отметить крайне низкий уровень духовной энергии нынешнего белорусского населения (побережём слово «народ» для иных лучших дней). Надеждам на то, что Белоруссия – «последний окоп» Большой России, что Лукашенко суждено сыграть важную роль в качестве восточнославянского вождя и т.п. сбыться не суждено. Напротив, в духовной сфере налицо отставание («стадиальное», как говорят историки) от России. Например, похабить своё прошлое в России уже давно вышло из моды, а в Белоруссии всё ещё нет.

Из всего вышесказанного вовсе не следует, что русским патриотам, русским левым (или как ещё мы привыкли себя именовать…) следует отказаться от естественных для всех нас симпатий к Белоруссии. Отказаться следует лишь от укоренившихся среди нас мифов. Когда в самой России произойдут соответствующие перемены, очень многие нынешние «независимые государства» окажутся вновь втянутыми в её орбиту. В то, что нам ещё предстоит – вместе с белорусским народом – строить новую жизнь, справедливую и духовно богатую, вот в это я верю!

Михаил Шатурин

Текущая Ситуация: